Главная » Инструменты »

Михай Чиксентмихайи – Поток. Психология оптимального переживания – Глава 9, 10

  1. Как обмануть хаос

Несмотря на все приведённые выше соображения, многие люди по-прежнему убеждены, что, если кому-то повезло со здоровьем, богатством и красотой, счастье придёт к нему само собой. Но как улучшить качество жизни, если судьба не щедра и не благосклонна к нам? Легко рассуждать о разнице между развлечениями и настоящей радостью, если не надо беспокоиться о том, как дотянуть до очередной получки. Для большинства людей эти философствования относятся к недоступной роскоши. Имея интересную и хорошо оплачиваемую работу, можно рассуждать о новых задачах и усложнении деятельности, но как быть тому, чья работа по сути бессмысленна и унизительна? Можно ли ожидать от больных, нищих и задавленных невзгодами людей, что они займутся изучением способов контроля над сознанием? Разумеется, им нужно сначала решить насущные материальные проблемы, прежде чем они смогут оценить, как переживание состояния потока влияет на качество жизни. Иными словами, оптимальные переживания следует рассматривать как приятное дополнение к жизни, построенной на твёрдом фундаменте здоровья и материального благополучия. Только при наличии этих прочных основ можно получать удовлетворение от субъективных аспектов жизни.

Нет необходимости говорить, что вся эта книга написана с целью опровергнуть подобные представления. Субъективные переживания представляют собой не просто один из аспектов жизни — это и есть сама жизнь. Материальные условия вторичны, поскольку воздействуют на нас опосредованно, через наше восприятие, в то время как состояние потока и даже просто удовольствие влияют на качество жизни напрямую. Здоровье, деньги и другие материальные блага могут улучшить нашу жизнь, но этого может и не произойти. Если человек не научился управлять своей психической энергией, весьма вероятно, что эти внешние преимущества будут для него бесполезны.

Можно найти немало примеров, когда людям, попавшим в крайне тяжёлые условия, удавалось не только выжить, но и сделать свою жизнь радостной и приносящей наслаждение. Каким образом они смогли достичь душевной гармонии и вырасти в личностном плане, если на них обрушились столь жестокие удары судьбы? На этот вопрос мы попытаемся найти ответ в настоящей главе, а заодно рассмотрим некоторые стратегии, применяемые людьми в борьбе со стрессом, и попробуем выяснить, как автотелической личности удаётся превращать хаос в порядок.

Преобразование трагедии

Было бы наивно полагать, что человек, обладающий способностью контролировать собственное сознание, будет счастлив всегда, что бы с ним ни случилось. У каждого свой предел того, сколько он может терпеть боль, голод или лишения. И всё-таки, как весьма точно заметил доктор Франц Александер, «тот факт, что телом управляет разум, есть наше самое фундаментальное знание о жизни, несмотря на то, что биология и медицина отвергают его». В XX веке доминировал сугубо материалистический взгляд на здоровье, однако холистическая медицина и книги таких авторов, как Норман Казинс, описывающий свой опыт преодоления смертельной болезни, и доктор Берни Зигель, исследовавший случаи самоисцеления, постепенно способствуют пересмотру отношения к этим вопросам. Для нас важно отметить, что человек, знающий, как вызвать у себя состояние потока, умеет получать радость даже в тех ситуациях, которые, казалось бы, могут принести лишь отчаяние.

Профессор Фаусто Массимини с психологического факультета Миланского университета исследовал, как удаётся достигать состояния потока людям, пострадавшим от серьёзных травм, и в ходе своей работы встретил немало невероятных случаев. Одна из групп испытуемых, которую изучала его команда, состояла из людей с парализованными ногами, утративших способность ходить в результате несчастного случая. Неожиданное открытие, сделанное в ходе этого исследования, заключалось в том, что значительное количество испытуемых из этой группы назвало аварию, вызвавшую паралич, не только самым негативным, но и одним из наиболее  благополучным событий своей жизни. Трагическое событие воспринималось ими как благоприятное потому, что благодаря ему в их жизни появились чёткие цели, а сами они избавились от необходимости совершать множество несущественных и неоднозначных выборов. Пациенты, научившиеся видеть новые задачи в своей ограниченной ситуации, ощутили, что их существование приобрело смысл, которого им не хватало прежде. Они испытывали радость и гордость просто от того, что сумели снова начать жить. Несчастный случай из источника энтропии превратился для них в возможность добиться внутреннего порядка.

Лючио, один из членов этой группы, попал в аварию на мотоцикле, когда ему было двадцать. До этого происшествия он был беззаботным молодым человеком, работал на заправочной станции, любил регби, с удовольствием слушал музыку. Он вспоминает свою жизнь в целом как довольно бессмысленную и скучную. После аварии она удивительным образом обогатилась радостным опытом существенно более высокого порядка. Оправившись после трагедии, Лючио поступил в колледж, изучил несколько иностранных языков и сейчас работает консультантом по вопросам налогообложения. И учёба, и работа стали для него источником потоковых переживаний; кроме того, он увлекается рыбалкой и стрельбой из лука, в которой преуспел настолько, что стал чемпионом своей провинции — несмотря на инвалидную коляску.

Вот некоторые отрывки из его интервью: «Когда меня парализовало, я как будто родился заново. Нужно было снова научиться всему, что я знал, но по-другому. Пришлось научиться самому одеваться, лучше думать головой. Мне предстояло стать частью мира и жить, не пытаясь контролировать его. . . Для этого требовалась решимость, сила воли и терпение. Что касается будущего, то я надеюсь продолжать развиваться и становиться лучше, продолжать преодолевать ограничения моей инвалидности… У всех в жизни должен быть какой-то смысл. После аварии смыслом моей жизни стало самосовершенствование».

Франко — ещё один участник опроса. Пять лет назад у него отнялись ноги, а кроме того, начались серьёзные урологические проблемы, потребовавшие нескольких операций. До несчастного случая он был электриком, и работа нередко приносила ему радость. Но чаще всего ему случалось испытывать состояние потока во время занятий акробатическими танцами, поэтому паралич ног стал для него особенно тяжёлым ударом. Сейчас Франко работает консультантом, помогая другим инвалидам справляться с проблемами. В его случае страшный удар судьбы также не сделал его жизнь беднее, а напротив, способствовал обогащению его опыта. Франко видит свою основную задачу в том, чтобы помогать другим жертвам катастроф в физической реабилитации и преодолении отчаяния. По его словам, самая важная цель его жизни заключается в том, чтобы «чуствовать, что я полезен другим, что я помогаю недавно пострадавшим принять ситуацию, в которой они оказались». Франко помолвлен с девушкой, которая также частично парализована после аварии. На первом свидании они отправились на природу, Франко сам вёл свою приспособленную для инвалидов машину. К сожалению, она сломалась по дороге, и они оказались в довольно затруднительном положении. Невеста Франко была готова впасть в панику, он тоже почти утратил самообладание. В конце концов им удалось вызвать помощь. После этой маленькой победы, как нередко случается, оба они стали чуствовать себя намного увереннее.

Другая группа, с которой работали наши коллеги из Милана, состояла из нескольких десятков людей, слепых от рождения или потерявших зрение в раннем детстве. Среди них также нашлись те, кто в интервью назвал утрату зрения  событием, обогатившим их жизнь. Такова, например, Пилар, 33-летняя женщина, у которой в возрасте 12 лет отслоилась сетчатка на обоих глазах и которая с тех пор ничего не видит. Слепота вырвала её из семьи, где царствовали жестокость и нищета, и сделала её жизнь более полной и осмысленной, чем, вероятно, она была бы останься Пилар жить дома и сохрани она зрение. Как и многие другие слепые, она работает оператором на телефонной станции. В ответ на вопрос о занятиях, вызывающих у неё состояние потока, она перечисляет работу, слушание музыки, мытьё машин своих друзей — «любое дело, которым мне случится заняться». В работе наибольшую радость ей приносит сознание того, что ей удаётся устанавливать связь между абонентами и давать им возможность разговаривать бесперебойно. В такие моменты она чуствует себя «чуть ли не Господом Богом, это приносит огромное удовлетворение». Пилар считает, что потеря зрения оказала на неё положительное влияние, потому что благодаря этому она стала зрелой личностью: «Такую зрелость мне не дал бы даже диплом колледжа. Например, теперь я гораздо легче переживаю проблемы, которые раньше заставляли меня страдать, как и многих моих сверстников».

Паоло 30 лет, он полностью лишился зрения шесть лет назад. Он не считает это позитивным событием, однако называет четыре благоприятных последствия этой трагедии: «Во-первых, хотя я сознаю и принимаю ограниченность своих возможностей, я буду продолжать стараться преодолеть их. Во-вторых, я решил всегда пытаться изменить ситуации, которые мне не нравятся. В-третьих, я очень внимательно отношусь к своим ошибкам и стараюсь не повторять их. И наконец, теперь у меня нет иллюзий, но я пытаюсь терпимо относиться к себе и потому могу так же терпимо относиться и к другим». Для Паоло, как и для большинства инвалидов, установление контроля над сознанием стало самой главной целью, но это не означает, что он ставит себе задачи лишь в области психической жизни. Паоло является членом национальной шахматной федерации; он участвует в атлетических соревнованиях для слепых; на жизнь он зарабатывает преподаванием музыки. Среди занятий, вызывающих у него состояние потока, он называет игру на гитаре, шахматы, спорт и слушание музыки. Недавно он стал седьмым в соревнованиях по плаванию для инвалидов, проходивших в Швеции, и выиграл шахматный турнир в Испании. Его жена, тоже слепая, работает тренером по лёгкой атлетике для незрячих. Паоло собирается написать учебник по классической гитаре с помощью азбуки Брайля. При этом ни одно из этих поразительных достижений ничего не стоило бы, если бы Паоло не чуствовал, что сам контролирует свою психику.

А ещё есть Антонио, преподаватель старших классов, также женатый на слепой женщине; они с женой поставили себе задачу усыновить слепого ребёнка — это первый случай в Италии, когда государство сочло подобное усыновление возможным. Есть Анита, сообщившая в интервью, что испытывает сильнейшее состояние потока, создавая скульптуры из глины, занимаясь любовью и читая книги для слепых. Есть Дино, 85-летний старик, слепой от рождения. Он женат, вырастил двоих детей и занимается починкой старых стульев. Свою работу он описывает как непрерывное состояние потока: «При починке сломанных стульев я использую настоящий тростник, а не синтетическое волокно, как на фабрике. Это так здорово, когда берёшь стул и ощущаешь эластичное натяжение сиденья, — особенно когда удаётся добиться этого с первого раза. . . Побывав у меня, стул будет служить лет двадцать, не меньше». Таких примеров немало.

Ещё одна группа, которую изучали профессор Массимини и его команда, состояла из бездомных бродяг, «людей улицы», встречающихся в европейских городах не реже, чем на Манхэттене. Обычно мы испытываем к ним жалость, но ещё недавно эти оборванцы, которые как будто не способны приспособиться к «нормальной» жизни, считались психопатами или и того хуже. На самом деле, многие из них представляют собой несчастных, беспомощных людей, не сумевших оправиться после обрушившихся на них катастроф. Однако среди них есть и те, кто удивительным образом находит в своих тяжёлых обстоятельствах условия для переживания потоковых состояний. Мы подробно процитируем одно особенно яркое интервью.

Рейаду 33 года, он родился в Египте, в настоящее время ночует в миланских парках, питается в благотворительных столовых, а если ему нужны наличные, моет посуду в ресторанах. Во время интервью ему зачитали описание состояния потока и спросили, случалось ли ему пережить нечто подобное. Рейад ответил:

Да. Так выглядит моя жизнь с 1967 года по нынешний момент. После войны 1967 года я решил уехать из Египта и отправился автостопом в Европу. Так начался мой путь к себе, который продолжается по сей день. С тех пор я живу, концентрируя мой разум внутри. У каждого есть, что в себе открыть. Когда я пошёл пешком в Европу, люди из моего города решили, что я свихнулся. Но нет ничего важнее, чем познать себя. . . С 1967 года именно это и стало моей целью. Мне пришлось побороться. Прежде чем оказаться здесь, я прошёл через Ливан с его войной, через Сирию, Иорданию, Турцию, Югославию. Я сталкивался со всевозможными несчастьями, в грозу спал в придорожных канавах, попадал в аварии, друзья умирали у меня на руках, но моя сосредоточенность не ослабевала… Это приключение, которое продолжается уже двадцать лет и будет продолжаться всю мою оставшуюся жизнь…

Пережив всё это, я пришёл к выводу, что мир сам по себе не представляет особой ценности. Единственное, что теперь имеет для меня значение, — это Бог. Наибольшей концентрации я достигаю, когда молюсь с помощью чёток. Так мне удаётся успокоить чуства и избежать безумия. Я верю в судьбу и считаю, что бессмысленно тратить слишком много сил на борьбу… Во время своего путешествия я видел голод, войну, смерть и нищету. Через молитву я начал слышать самого себя, я вернулся к своему центру, достиг концентрации и понял, что мир не имеет значения. Человек рождается для того, чтобы пройти испытание. Машины, телевизоры, одежда — всё это вторично. Главное — это то, что мы рождаемся, чтобы славить Бога. У каждого своя судьба, и мы должны быть, как лев из пословицы. Лев, преследующий стаю газелей, может за один бросок ухватить только одну. Я пытаюсь жить именно так и не уподобляться западным людям, которые вкалывают, как безумные, хотя не могут съесть больше, чем съедают… Если мне предстоит прожить ещё двадцать лет, я постараюсь наслаждаться каждым моментом, а не убиваться, чтобы урвать побольше… Если я живу, как свободный человек, не зависящий ни от кого, я могу позволить себе ходить медленно.

Не имеет значения, если я ничего не заработал сегодня. Просто такова моя судьба. Завтра я, может быть, заработаю сто миллионов — или смертельно заболею. Как сказал Иисус Христос, что пользы человеку, если он завоюет весь мир, но потеряет себя? Я решил сначала завоевать себя, и мне неважно, если я проиграю мир.

Я начал это путешествие, как птенец, вылупляющийся из яйца; с тех пор я иду к свободе. Каждый должен познать себя и жизнь во всех её формах. У меня был дом, была работа, но я предпочёл разделить жизнь бедняков, потому что для того, чтобы стать человеком, необходимо страдать. Мужчиной не становятся после женитьбы или первого секса. Быть мужчиной — это значит чуствовать ответственность, знать, когда надо говорить, что сказать и когда хранить молчание.

Рассказ Рейада был значительно длиннее, но все высказанные им мысли были полны глубокого смысла, которым наполнена его сегодняшняя жизнь. Подобно пророкам, две тысячи лет назад уходившим в пустыню в поисках просветления, этот странник поставил себе цель обрести контроль над своим сознанием, чтобы установить связь с Богом. Что заставило его отказаться от материальных ценностей и устремиться за этой иллюзорной идеей? Может быть, это были врождённые гормональные отклонения? Или пережитая в детстве психологическая травма?

Мы не будем пытаться найти ответ на эти вопросы, обычно задаваемые психологами, поскольку наша цель заключается не в том, чтобы объяснить странности Рейада. Нельзя не признать, что ему удалось превратить жизненные условия, которые большинство людей сочло бы невыносимыми, в осмысленное и полное радости существование. В этом отношении он достиг гораздо больше, чем те, кто живёт в комфорте и роскоши.

Совладание со стрессом

«Ничто так хорошо не помогает сконцентрироваться, как известие о том, что Вас повесят через две недели», — заметил как-то Сэмюэл Джонсон. Описанные нами случаи доказывают справедливость его слов. Катастрофа, препятствующая достижению основной цели в жизни, может сокрушить личность, заставляя её направить всю свою психическую энергию на защиту оставшихся целей от дальнейших ударов судьбы. Но она может также и поставить новую, более ясную задачу — преодолеть несчастье. Если человек выбирает второй путь, качество его жизни вовсе не обязательно пострадает в результате трагедии. Истории Лючио, Паоло и многих других подобных им людей доказывают, что событие, кажущееся катастрофой, может неожиданным образом обогатить жизнь пострадавших от него. Даже потеря такой важной способности, как зрение, не означает, что внутренний мир человека станет беднее прежнего; часто случается обратное. Но от чего это зависит? Почему одно и то же событие сокрушает одних людей, а другим удаётся обрести в нём основу для внутреннего порядка?

Психологи обычно ищут ответы на эти вопросы в рамках изучения стратегий.  Очевидно, что некоторые события вызывают более сильное психологическое напряжение, чем другие: например, смерть супруга ввергает человека в стресс, на несколько порядков более сильный, чем получение закладной на дом, что, в свою очередь, является более стрессовым событием, чем штраф за неправильную парковку. Очевидно и то, что в одинаково тяжёлых обстоятельствах одни впадают в отчаяние, в то время как другим удаётся справиться с ситуацией. Различие в реакциях на стрессовые события было названо «способностью к совлададанию», или «стилем совладания».

Прежде чем пытаться разобраться с тем, что же обусловливает способность индивида справляться со стрессом, будет полезно выделить три различных источника ресурсов. Первый представляет собой доступную внешнюю поддержку, особенно сеть социальных контактов, окружающую человека. Известно, например, что тяжёлая болезнь может протекать легче, если человек может положиться на любящую семью и хорошую страховку. Второй источник сил для борьбы со стрессом включает психологические ресурсы индивида, такие как ум, образование и личностные свойства. Переезд в другой город и необходимость устанавливать новые дружеские связи для интроверта, безусловно, станут большим стрессом, чем для экстраверта. Наконец, к третьему источнику ресурсов относятся стратегии, которые человек использует при борьбе со стрессом.

Из перечисленных трёх факторов нас больше всего интересует последний. Одной лишь внешней поддержки для преодоления стресса недостаточно, она ощутимо помогает лишь тем, кто способен позаботиться о себе сам. А психологические ресурсы, как правило, находятся не в нашей власти: едва ли кому-то удавалось в течение жизни стать значительно более умным или общительным. Зато наш способ борьбы с напряжением является одновременно и самым важным фактором, определяющим исход стрессовой ситуации, и наиболее контролируемым типом ресурсов.

Существует два основных способа реагирования на стресс. Для обозначения позитивной реакции Джордж Вэйлант, психиатр, в течение 30 лет изучавший жизненный путь успешных и менее успешных в жизни выпускников Гарварда, предложил термин «зрелая защита»; в других источниках можно также встретить выражение «преобразующая стратегия». Негативную реакцию на стресс называют, соответственно, «невротической защитой» или «регрессивной стратегией».

Чтобы понять, чем они различаются, рассмотрим следующий пример. Допустим, Джима, финансового аналитика, в 40 лет уволили с работы, которой он был весьма доволен. Потеря работы на шкале стрессовых событий находится примерно посередине; понятно, что её эффект в этой ситуации зависит от возраста человека, его способностей, размера сбережений и условий на рынке труда. Столкнувшись с этим неприятным событием, Джим может выбрать один из двух противоположных способов действия. Он может замкнуться в себе, начать поздно вставать, отрицать случившееся событие и избегать мыслей о нём. Он может также попытаться выплеснуть негативные эмоции на семью и друзей или утопить разочарование в алкоголе. Все эти поступки будут примерами регрессивной стратегии совладания, или незрелой защиты.

Другой вариант реагирования заключается в том, чтобы временно подавить свой гнев и страх, логически проанализировать ситуацию и переформулировать проблему так, чтобы её было проще решить. Например, Джим может переехать туда, где его навыки более востребованы, или научиться чему- нибудь ещё. В этом случае он прибегнет к зрелой защите, или преобразующей стратегии совладания.

Мало кто использует лишь один тип защиты. Весьма вероятно, что, узнав об увольнении, Джим напьётся, а потом поссорится с женой, которая давно твердила ему, что его работа бессмысленна, и лишь на следующее утро или через неделю он начнёт думать о том, что же делать дальше. Однако люди различаются по своей способности использовать ту или иную стратегию. Инвалид, ставший чемпионом по стрельбе из лука, или слепой шахматист перенесли трагедии настолько сильные, что им едва ли найдётся место на шкале стрессовых событий. Они представляют собой пример людей, полностью овладевших преобразующей стратегией совладания с проблемами. Но существует немало людей, которые сдаются при столкновении с событиями значительно менее стрессовыми и навсегда понижают уровень сложности своего существования.

Способность находить в несчастьях что- то позитивное является редким даром. Тех, кто им обладает, называют «выживающими»; про них также говорят, что им присуща стойкость, или мужество. Подразумевается, что это исключительные личности, раз они сумели преодолеть препятствия, сломившие других. Когда обывателя просят перечислить тех, кто вызывает у него наибольшее восхищение, и объяснить причину своих чуств, в качестве повода для восхищения чаще всего называют именно мужество и способность преодолевать трудности. Как однажды заметил Фрэнсис Бэкон, цитируя философа-стоика Сенеку, «благ процветания следует желать, а благами бедствий — восхищаться».

В одном из наших исследований участники опроса назвали в качестве объекта восхищения пожилую женщину, которая, несмотря на паралич, всегда сохраняет бодрость духа и готова выслушать всех, кто нуждается в поддержке; вожатого из детского лагеря, сумевшего не растеряться и организовать успешные поиски пропавшего ребёнка; женщину-предпринимателя, достигшую успеха, несмотря на предрассудки и насмешки. Кто-то вспомнил также Игнаца Земмельвайса, жившего в XIX веке венгерского врача- терапевта, который утверждал, что жизни многих рожениц можно спасти, если акушерки будут мыть руки перед приёмом родов, и активно боролся за распространение этой практики, невзирая на насмешки и пренебрежение коллег. Эти люди и многие другие, подобные им, вызвали уважение по одной и той же причине: они твёрдо стояли на своём и не давали невзгодам побороть себя. Они обладали мужеством — качеством, которое в прежние времена называлось просто «достоинством»  — от латинского , что значит «человек»).

Неудивительно, что люди ценят эту способность больше других достоинств, поскольку она способствует выживанию и помогает улучшить качество жизни. Если мы восхищаемся теми, кто умеет находить поводы для радости в невзгодах, значит, мы обращаем на них внимание и в случае необходимости можем попытаться превзойти их. Это восхищение само по себе является позитивной чертой, способствующей адаптации; наделённые ею люди, возможно, окажутся более подготовленными к ударам судьбы.

Однако просто назвав способность побеждать хаос «преобразующей стратегией совладания», а людей, обладающих ею, «мужественными», мы не приблизились к пониманию сути этого замечательного дара. Подобно персонажу Мольера, утверждавшему, что сон возникает из-за действия «сонной силы», мы не сумеем ничего объяснить, если удовлетворимся знанием того, что эффективное преодоление стресса обусловлено мужеством. Помимо терминов и описаний нам нужно понять механизм того, как это происходит. К сожалению, наши знания по данному вопросу пока весьма ограничены.

Сила диссипативных структур

Мы можем с уверенностью утверждать, что преобразование хаоса в порядок характерно не только для психологических процессов. Согласно некоторым теориям эволюции существование сложных форм жизни зависит от их способности получать энергию из энтропии, то есть перерабатывать «отходы» в структурированный порядок. Лауреат Нобелевской премии по химии Илья Пригожин назвал физические системы, использующие энергию, которая иначе просто рассеялась бы по Вселенной, «диссипативными структурами». Например, всё царство растений на нашей планете представляет собой гигантскую диссипативную структуру, потому что использует для жизнедеятельности свет, который без этого был бы бесполезным побочным продуктом горения солнца. Растения нашли способ превратить эту расходующуюся впустую энергию в строительный материал, из которого создаются листья, цветки, плоды, кора и древесина. А поскольку без растений не было бы животных, можно констатировать, что вся жизнь на Земле в конечном итоге стала возможна благодаря диссипативным структурам, превращающим хаос в порядок более высокого уровня.

Человек также научился использовать в своих целях расходующуюся впустую энергию. Хорошим примером тому является первое значительное технологическое изобретение, а именно огонь. Поначалу огонь возникал благодаря случайным возгораниям от молний, вулканической лавы и т.п. и энергия, выделяющаяся при сгорании древесины, просто рассеивалась. Когда человек обрёл власть над огнём, он начал использовать эту энергию, чтобы обогреть своё жилище, приготовить еду, а затем и для того, чтобы плавить и ковать металлические изделия. Паровые, электрические, бензиновые или атомные двигатели работают по тому же принципу, потребляя энергию, которая иначе пропала бы или могла бы помешать нашим целям. То, что человек научился различными способами обращать силы хаоса себе на пользу, немало способствовало его выживанию как вида.

Человеческая психика, как мы могли убедиться, устроена по сходному принципу. Цельность нашей личности во многом зависит от нашей способности преобразовывать нейтральные или неприятные события в позитивные. Так, увольнение можно рассматривать как небывалую удачу, если задуматься о возможности найти себе другое, более интересное занятие. Вероятность того, что в нашей жизни будет происходить только хорошее и наши желания всегда будут исполняться, ничтожно мала. Рано или поздно каждый сталкивается с событиями, противоречащими его целям: разочарованиями, болезнями, финансовыми проблемами, а в конце жизненного пути всех неизбежно ждёт смерть. Каждое такое столкновение представляет собой негативную обратную связь, вносящую хаос в сознание, угрожающую нашей личности и нарушающую её функционирование. В случае достаточно сильной травмы человек может утратить способность концентрироваться на важных для него целях, и тогда он перестанет контролировать свою жизнь. Если несчастье окажется невыносимым, сознание станет неупорядоченным, и человек «лишится рассудка»: у него возникнут различные симптомы психического расстройства. В менее тяжёлых случаях пострадавшая личность выживает, но её рост прекращается: индивид предпочитает построить мощные защиты и прятаться за ними в состоянии вечной тревоги и подозрительности.

Именно поэтому мужество, стойкость, упорство, зрелые защитные механизмы, или преобразующие стратегии совладания — все диссипативные структуры психики, — так важны. Без них мы были бы беззащитны перед ударами судьбы, а с их помощью большинство негативных событий можно, по крайней мере, нейтрализовать, а иногда даже превратить в задачи, решение которых сделает личность более сильной и сложной.

Способность к преобразованию обычно развивается в конце подросткового возраста. До этого времени дети, как правило, ещё в значительной степени зависят от поддержки своего окружения, которая защищает их от неприятностей. Подросток склонен переживать любой пустяк — плохую оценку, вскочивший на подбородке прыщик или невнимание друга — так, будто настал конец света, однако положительная обратная связь от окружающих может в считанные минуты улучшить его настроение, отвлечь от проблем и восстановить упорядоченность сознания. Для этого достаточно улыбки, телефонного звонка, звуков любимой песни. В ходе нашего исследования с помощью метода выборки переживаний мы выяснили, что здоровый подросток, как правило, пребывает в депрессии не более получаса. Взрослому на то, чтобы побороть плохое настроение, требуется в два раза больше времени.

В возрасте 17-18 лет подростки, как правило, уже способны рассматривать негативные события в глобальной перспективе, и мелкие неприятности не оказывают на них такого сильного воздействия. Именно в этом возрасте у большинства людей зарождается способность контролировать сознание. Её формирование отчасти является результатом накопления опыта: испытав несколько разочарований и успешно справившись с ними, молодой человек знает, что ситуация, как правило, не настолько ужасна, как кажется в первый момент. Отчасти помогает знание того, что другие люди также переживали аналогичные проблемы и смогли с ними справиться. Понимание того, что страдания испытываешь не только ты один, добавляет важную новую перспективу к юношескому эгоцентризму.

Вершина развития способности к совладанию со стрессом достигается, когда у индивида сформировалось достаточно сильное чуство Я, основанное на собственных целях. Внешние разочарования уже не могут разрушить его. Одни люди черпают силу в целях, которые связаны с их семьёй, страной, религией или идеологией. У других она возникает благодаря их увлечению или профессии, овладению гармонией звуков, символов или образов. Шриниваса Рамануджан, молодой индийский гений-математик, вкладывал всю свою психическую энергию в изучение теории чисел; она владела его умом настолько, что ни бедность, ни болезни, ни угроза надвигающейся смерти не могли отвлечь его от вычислений — напротив, несчастья лишь стимулировали его творческую активность. На смертном одре он продолжал восхищаться красотой найденных им уравнений, и умиротворённость его разума отражала порядок в символах, которыми он пользовался.

Почему же стресс лишает сил одних людей и придаёт силы другим? Ответ прост: те, кто знает, как преобразовать безнадёжную ситуацию в новую потоковую деятельность, подвластную контролю, переживают испытания с радостью и выходят из них окрепшими. Подобное преобразование включает три основных шага:

  1. Ричард Логан, изучавший людей, которые сумели выжить в тяжёлых физических условиях, — полярников, затерянных в Арктике, узников концентрационных лагерей — пришёл к выводу, что таких людей объединяет безоговорочная вера в то, что их судьба находится в их руках. Они не сомневаются, что у них достаточно ресурсов, чтобы самостоятельно определять свою участь. Их можно было бы назвать самоуверенными, но в то же время они абсолютно не эгоцентричны. Их энергия, как правило, направлена не на то, чтобы подчинить себе окружающий мир, но лишь на то, чтобы гармонично функционировать в нём.

Такое отношение возникает, когда человек перестаёт противопоставлять себя миру, как это делает тот, кто настаивает на первостепенной важности именно своих целей и намерений. Вместо этого человек ощущает себя частью происходящего вокруг и пытается сделать всё возможное в рамках той системы, в которой он должен действовать. Как ни парадоксально, но готовность подчинить свои цели чему-то большему и играть не по тем правилам, какие хотелось бы установить, свойственна именно сильным людям.

Для пояснения рассмотрим простой и жизненный пример: холодным утром вы в спешке выбегаете на работу и обнаруживаете, что ваша машина не заводится. В таких обстоятельствах многие люди становятся настолько одержимы целью попасть на работу, что им полностью отказывает способность мыслить. Они начинают проклинать машину, снова и снова пытаться завести двигатель, пинать её по колесу — как правило, безрезультатно. Вовлечённость их эго мешает эффективной стратегии преодоления фрустрации и реализации цели. Более разумный подход — признать очевидное: машине всё равно, что вам срочно нужно в центр. Она подчиняется собственным законам, и единственный способ заставить её двигаться — это принимать их во внимание. Если вы не понимаете, что не так со стартером, правильнее будет вызвать такси или поменять цель — отменить встречу и заняться чем-нибудь полезным дома.

Чтобы достичь такой уверенности в себе, требуется, в сущности, доверять себе, окружающему миру и своему месту в нём. Хороший лётчик знает свои возможности, доверяет самолёту, которым управляет, и знает, что понадобится предпринять в случае, например, урагана или обледенения крыльев. Поэтому он доверяет своей способности справиться с погодными условиями, которые могут возникнуть, — не потому, что готов заставить самолёт подчиниться своей воле, а потому, что способен превратить себя в инструмент балансировки свойств самолёта с атмосферными условиями. Поэтому он является незаменимым звеном в цепи условий безопасности самолёта, но может обеспечить её, лишь оставаясь звеном, элементом системы «человек — самолёт», подчиняющимся правилам этой системы.

  1. Пока наше внимание направлено вовнутрь и нашу психическую энергию поглощают различные заботы и стремления эго, нам довольно непросто замечать окружающее. Люди, умеющие преобразовывать стресс в радость, тратят очень мало времени на мысли о себе. Они не расходуют энергию на удовлетворение того, что считают своими потребностями, и на тревогу по поводу социально обусловленных желаний. Зато они всегда начеку, внимательно следя за происходящим вокруг. В фокусе сознания находится главная цель, однако оно достаточно открыто, чтобы замечать внешние события и приспосабливаться к ним, даже если они прямо не связаны с главным намерением.

Открытость позволяет человеку быть объективным, осознавать альтернативные возможности. Это чуство сопричастности происходящему в мире хорошо выразил скалолаз Ивон Шуинар, описывая одно из своих восхождений на пугающую многих альпинистов гору Эль Капитан в Йосемите: «Каждый кристаллик в гранитной стене выделялся из общей массы своей неповторимостью. Глаз радовали удивительные очертания облаков. Мы впервые заметили крошечных жучков, покрывавших отвесную стену, они были едва заметны. Я разглядывал одного минут пятнадцать — следил за тем, как он ползает, и восхищался его ярко-красной окраской. Как можно скучать на свете, когда вокруг так много прекрасного! Единение с дивной природой вокруг, её обострённое восприятие подарили нам чуства, подобных которым мы не испытывали годами».

Умение достигать такого единства с окружающим миром представляет собой не только важный компонент потоковых состояний, но также и центральный механизм преодоления невзгод. Во-первых, когда внимание сосредоточено на чём-то внешнем, неудовлетворённым желаниям труднее нарушить порядок в сознании. Чтобы ощутить психическую энтропию, нужно сконцентрироваться на внутреннем беспорядке. Таким образом, направляя внимание на происходящее вокруг, мы снижаем разрушительное воздействие стресса. Во-вторых, человек, уделяющий внимание окружающему миру, становится его частью, встраивается в систему, связывая себя с ней посредством психической энергии. Это, в свою очередь, позволяет ему лучше понять свойства системы и найти лучшие способы адаптации к стрессовой ситуации.

Вернёмся к примеру с машиной, которая не заводится. Если ваше внимание будет полностью сосредоточено на цели оказаться на работе вовремя, ваш разум немедленно заполнят мысли об ужасных последствиях опоздания и злость в адрес непослушного автомобиля. И тогда у вас будет меньше шансов заметить то, о чём он пытается сообщить вам: залило свечи или сел аккумулятор. Точно так же и пилот может пропустить важную для навигации информацию, если будет тратить слишком много энергии на мысли о том, что он хочет от самолёта. Чуство полной открытости окружающему миру хорошо описал Чарльз Линдберг, переживший его во время своего эпохального перелёта через Атлантику:

Моя кабина очень мала, её стенки совсем тонкие, но тем не менее внутри этого кокона я чуствую себя в полной безопасности — несмотря на мысли, приходящие мне в голову… Я ощущаю каждую деталь внутри неё: приборы, рычаги, очертания её стен. Каждый предмет приобретает новую ценность. Я разглядываю сварные швы (застывшую стальную рябь, сквозь которую незримо проходит давление в сотни фунтов), радиолитовую точку на поверхности альтиметра, линейку топливных клапанов — всё то, на что я прежде не обращал внимания, сейчас вдруг стало заметным и очень важным… Может быть, мой самолёт является чудом техники, но здесь, в кабине, я окружён простотой, и мои мысли свободны от времени.

Дж., мой бывший коллега, как-то рассказал мне печальную историю, случившуюся, когда он служил в авиации. Этот пример показывает, насколько опасной может стать чрезмерная забота о своей безопасности, если она требует слишком много внимания. Во время войны в Корее десантники из части, в которой служил Дж., отрабатывали прыжки с парашутом. Однажды, когда группа готовилась к очередному прыжку, выяснилось, что обычных парашутов, рассчитанных на праворуких, на всех не хватает, и одному солдату вручили предназначенный для левшей. «Он точно такой же, — сказал ему сержант.

  • Только кольцо висит слева. Ты можешь раскрыть парашут любой рукой, но левой это сделать будет проще». Группа села в самолёт, который поднял их на высоту восемь тысяч футов, и один за другим они прыгнули. Все приземлились удачно, кроме одного десантника: его парашут не раскрылся, и он разбился насмерть.

Дж. участвовал в расследовании трагедии. Погибший солдат оказался тем самым, кому пришлось прыгать с парашутом для левшей. Форма на его груди с правой стороны

  • там, где могло бы быть кольцо обычного парашута, — была изодрана в клочья, даже на коже остались глубокие царапины от ногтей. Кольцо находилось в нескольких дюймах слева — до него он, по-видимому, даже не дотронулся. С парашутом всё было в порядке. Причина произошедшего заключалась в том, что, падая сквозь эту страшную бесконечность, человек совершенно зациклился на мысли, что парашут открывается привычным образом. Его страх был настолько силён, что помешал ему заметить возможность спасения, находившуюся буквально перед глазами.

В угрожающей ситуации естественной реакцией является мобилизация психической энергии и направление её вовнутрь с целью защититься от угрозы. Однако в большинстве случаев это препятствует эффективному решению проблемы, поскольку усиливает ощущение внутреннего беспорядка, снижает гибкость реагирования и, что, возможно, самое неприятное, изолирует индивида от остального мира, оставляя его наедине с угрозой. Если же не терять связь с происходящим, можно увидеть новые возможности, которые позволят отреагировать по-настоящему эффективно.

  1. Существует два основных способа справиться с ситуацией, создающей энтропию. Первый заключается в том, чтобы сосредоточить внимание на препятствиях, мешающих достижению целей, и устранить их, таким образом восстановив гармонию в сознании. Его можно назвать «прямым подходом». Второй путь предполагает концентрацию на ситуации в целом, включая себя самого, раздумья над тем, можно ли поставить иные, более адекватные ей цели, и найти новые решения.

Рассмотрим пример. Ещё недавно Фил был уверен, что вскоре получит место вицепрезидента компании, но сейчас он видит, что его обходит другой коллега, находящийся в дружеских отношениях с генеральным директором. У него есть два возможных пути: попытаться изменить мнение директора относительно того, кто является наилучшей кандидатурой (первый подход), или рассмотреть возможность изменить свои цели, например, перейти в другое подразделение компании, поменять карьеру в целом или начать уделять больше внимания семье, общественной деятельности или самосовершенствованию (второй подход). Ни одно решение не будет идеальным, но для Фила важнее всего то, как выбранное решение соотносится с его глобальными жизненными целями и добавит ли оно радости в его жизни.

Независимо от выбранного решения, если Фил будет слишком серьёзно относиться к себе, своим потребностям и желаниям, как только жизнь отклонится от намеченного им плана, он может столкнуться с неприятностями и у него будет недостаточно свободных ресурсов внимания, чтобы заметить реалистичные возможности. В результате вместо новых и интересных задач его будут окружать одни угрозы.

Практически в каждой ситуации можно найти возможности для роста. Как мы могли убедиться, даже такие ужасные несчастья, как потеря зрения или способности ходить, можно преобразовать в условия для получения радости и поднять свою жизнь на более высокий уровень сложности. Даже приближение смерти может способствовать обретению гармонии в сознании, а не отчаянию.

Но для того, чтобы такое преобразование стало возможно, человек должен быть готов к восприятию неожиданных возможностей. Большинство людей придерживается жёстких стереотипов, заданных генетическими программами и социальной средой, и потому не замечает возможности выбрать другой курс. Жить, руководствуясь исключительно генетическими и социальными инструкциями, можно до тех пор, пока всё идёт хорошо. Но неизбежно настаёт момент, когда биологические или социальные потребности индивида оказываются фрустрированы и ему нужно формулировать новые цели, создавать новые возможности для переживания состояния потока, иначе его энергию поглотит внутренний хаос.

Но как научиться видеть эти альтернативные стратегии? Ответ, в принципе, прост: если действовать с уверенностью в себе, но без концентрации на себе, оставаться открытым миру и чуствовать себя его частью, решение, скорее всего, придёт само собой. Процесс обнаружения новых целей во многом похож на творчество художника, создающего новое произведение искусства. Ремесленник начинает рисовать на холсте, заранее зная, что он хочет изобразить, и придерживается этого плана до конца работы. Настоящий художник приступает к творчеству, имея в голове глубоко прочуствованную, но не вполне определённую цель. Если на холсте вдруг возникает неожиданное цветовое решение или новая форма, он изменяет картину в соответствии с ними. В итоге у него получается нечто, возможно, даже отдалённо не напоминающее первоначальные наброски. Если художник чутко относится к своему внутреннему чуству, знает, что ему нравится, а что — нет, и следит за тем, что возникает на холсте, его картина будет хороша. Если же он следует конвенциональным представлениям о том, как должно выглядеть произведение искусства, игнорируя открывающиеся ему возможности, картина получится банальной.

У всех нас есть некоторые представления о том, чего мы хотим от жизни. Они включают базовые потребности, заложенные на генетическом уровне и важные для выживания вида: потребность в пище, безопасности, продолжении рода, доминировании над другими особями. В них также входят желания, навязанные нам нашей культурой: быть стройным, богатым, образованным и любимым. При определённом везении мы можем воплотить в себе идеальный для нашего времени физический и социальный образ. Но это ли является наилучшим применением нашей энергии? А что, если нам не удастся реализовать эти цели? Мы никогда не узнаем о других возможностях, если не будем, подобно художнику, внимательно следящему за происходящим на холсте, тщательно наблюдать за тем, что творится вокруг нас, и оценивать события с точки зрения их  влияния на наши ощущения от жизни. Если мы будем вести себя так, то обнаружим, что вопреки нашим прежним представлениям гораздо больше удовлетворения можно испытать, оказав помощь человеку, чем победив его, и что общение с двухлетним ребёнком приносит больше радости, чем партия в гольф с президентом крупной компании.

Автотелическая личность: итоги

В данной главе мы не раз имели возможность убедиться, что внешние силы не играют решающей роли в том, удастся ли превратить неприятное событие в повод для радости. Здоровый, богатый и могущественный человек не имеет преимуществ перед больным, бедным и слабым, когда речь идёт об установлении контроля над сознанием. Различие между тем, кто наслаждается жизнью, и тем, кого она несёт, как щепку, возникает в результате сочетания этих внешних факторов и способа их интерпретации, выбранного субъектом, — видит ли он в вызове, брошенном ему жизнью, угрозу или возможность для действия.

«Автотелическую личность» отличает способность с лёгкостью превращать потенциальные угрозы в задачи, решение которых приносит радость и поддерживает внутреннюю гармонию. Это человек, который никогда не испытывает скуку, редко тревожится, включён в происходящее и большую часть времени переживает состояние потока. В буквальном переводе это понятие означает «личность, цели которой находятся в ней самой» — речь идёт о том, что цели такого человека порождаются преимущественно его внутренним миром, а не заданы генетическими программами и социальными стереотипами, как у большинства людей.

Основные цели автотелической личности формируются в её сознании в процессе оценки переживаний, то есть создаются ею самой.

Автотелическая личность преобразует переживания, чреватые энтропией, в состояние потока. Правила, следуя которым можно развить в себе качества такой личности, просты и напрямую связаны с моделью потока. В кратком изложении они выглядят так:

  1. Состояние потока возникает в том случае, если перед субъектом стоят ясные цели. Автотелическая личность учится совершать выбор без суеты и паники в любой ситуации, будь то принятие решения о женитьбе или о том, как провести отпуск, раздумья над тем, как провести выходной или чем занять время ожидания в очереди к врачу.

Выбор цели предполагает распознание связанных с ней задач. Если я хочу уметь играть в теннис, значит, мне предстоит научиться подавать мяч, бить справа и слева, тренировать выносливость и реакцию. Причинноследственная связь может быть направлена и в обратную сторону: мне понравилось перебрасывать мяч через сетку, и из-за этого я решил учиться играть в теннис. В обоих случаях цели и задачи порождают друг друга.

Поскольку система действий определяется целями и задачами, они, в свою очередь, предполагают наличие умений, необходимых для того, чтобы действовать внутри этой системы. Если я решу сменить работу и открыть гостиницу, я должен буду приобрести знания по гостиничному бизнесу, финансам и пр. Разумеется, может быть и наоборот: имеющиеся у меня навыки побудят меня поставить перед собой цель, в достижении которой они будут полезны. Например, я могу решить открыть гостиницу потому, что вижу у себя необходимые для этого качества.

Для того чтобы развить в себе умения, нужно уделять внимание результатам своих действий, то есть следить за обратной связью. Чтобы стать хорошим гостиничным управляющим, я должен правильно понять, какое впечатление произвело моё бизнес- предложение на банк, у которого я хочу получить кредит. Мне нужно знать, какие особенности обслуживания нравятся клиентам, а какие — нет. Без обратной связи я быстро перестану ориентироваться в системе действий, не смогу развить необходимые навыки и стану менее эффективным.

Одно из главных отличий автотелической личности заключается в том, что она всегда знает: именно она выбрала цель, к которой теперь стремится. То, что она делает, не является ни случайностью, ни результатом действия внешних сил. Это сознание ещё больше усиливает мотивацию человека. В то же время собственные цели можно изменить, если обстоятельства делают их бессмысленными. Поэтому поведение автотелической личности является одновременно более целенаправленным и гибким.

  1. . Выбрав систему действий, автотелическая личность предаётся своему занятию с полной вовлечённостью. Независимо от рода деятельности, будь то кругосветный полёт или мытьё посуды после обеда, она направляет внимание на стоящую перед ней задачу.

Чтобы преуспеть в этом, нужно научиться чуствовать баланс между возможностями для действия и существующими умениями. Некоторые начинают с невыполнимых задач — например, спасти мир или в 20 лет стать миллионером. Пережив крушение надежд, большинство погружается в уныние, а их Я страдает от снижения психической энергии, израсходованной на бесплодные усилия. Другие впадают в противоположную крайность и не развиваются, поскольку не верят в свой потенциал. Они предпочитают ставить себе банальные цели, чтобы неудача не подорвала их самооценку, и останавливают свой личностный рост на самом низком уровне сложности. Для того чтобы по-настоящему включиться в деятельность, нужно найти соответствие между требованиями окружающего мира и собственными возможностями.

Предположим, к примеру, что человек входит в комнату, полную людей, и решает

«влиться в общее веселье», то есть познакомиться с как можно большим количеством присутствующих и хорошо провести время. Если ему не присущи свойства автотелической личности, он, возможно, не сумеет начать общение первым и предпочтёт удалиться в уголок в надежде, что кто-нибудь его заметит. Он может также попытаться вести себя развязно и отпугнёт людей неуместной фамильярностью. Ни та, ни другая стратегия не приведёт к успеху, и едва ли он сможет приятно провести время. Автотелическая личность будет вести себя иначе. Войдя в комнату, такой человек сосредоточит своё внимание на происходящем вокруг — на «системе действий», к которой он хочет присоединиться. Он понаблюдает за гостями, постарается понять, с кем из них у него могут обнаружиться общие интересы и совместимость темперамента, и начнёт говорить с этими людьми на тему, которая предположительно интересует обе стороны. Если обратная связь окажется негативной — разговор получился скучным или партнёр остался безучастным, — он сменит тему или найдёт другого собеседника. Можно считать, что субъект по-настоящему включён в происходящее только в том случае, если его действия соответствуют возможностям, предоставляемым системой действий.

Включённости сильно способствует умение сконцентрироваться. Люди, страдающие расстройством внимания и не способные удержать свой разум сосредоточенным на одном предмете, часто чуствуют себя выброшенными из потока жизни. Они попадают во власть любого случайного стимула. Непроизвольные отвлечения являются верным признаком того, что субъект не контролирует себя. При этом поражает, насколько мало усилий прилагают люди для того, чтобы научиться управлять вниманием. Если чтение книги кажется слишком трудным, то вместо того, чтобы сосредоточиться, мы скорее всего отложим её и включим телевизор, который не только не требует ни малейшего напряжения внимания, но по сути даже рассеивает его за счёт «рубленых» сюжетов, рекламных пауз и в целом бессмысленного содержания.

  1. Концентрация создаёт чуство включённости, которое можно поддерживать только за счёт постоянных вложений внимания. Спортсменам известно, что во время соревнований малейшее снижение концентрации может привести к поражению. Чемпион по боксу рискует оказаться в нокауте, если пропустит удар противника. Баскетболист может промахнуться, если позволит себе отвлечься на крики болельщиков. Над всеми, кто участвует в сложной деятельности, висит одна и та же угроза: чтобы не выпасть из неё, необходимо постоянно вкладывать в неё психическую энергию. Родитель, слушающий ребёнка вполуха, подрывает взаимодействие с ним; адвокат, упустивший малейшую деталь на слушаниях, может проиграть дело; хирург, позволивший своему разуму отвлечься, рискует потерять пациента.

Автотелическая личность предполагает наличие способности поддерживать включённость. Для такого человека не представляет проблемы самокопание, которое чаще всего отвлекает ум. Вместо того чтобы беспокоиться о том, как он выглядит и как справляется с делом, он всецело отдаётся своему занятию. В некоторых случаях можно сказать, что именно глубина включённости вытесняет самокопание из сознания, а иногда всё происходит в обратном порядке: отсутствие зацикленности на себе позволяет полностью сосредоточиться на деле. Все элементы автотелической личности тесно связаны между собой и взаимно обусловливают друг друга. Неважно, с чего начать: выбор цели, развитие необходимых умений, тренировка концентрации или преодоление самокопания. Можно начать с чего угодно, потому что если ощущение потока возникло, достичь всех остальных элементов становится значительно проще.

Если перестать тревожиться о производимом впечатлении и направить своё внимание на взаимодействие, можно достичь парадоксального результата. Субъект уже не чувствует себя в изоляции, однако его Я становится сильнее. Автотелическая личность перерастает границы индивидуальности благодаря вложению психической энергии в систему, в которую она включена. Через такое единение с системой личность поднимается на более высокий уровень сложности. Вот почему «уж лучше полюбить и потерять, чем вовсе никогда любовь не знать» (А. Теннисон).

Чуство Я человека, рассматривающего всё с эгоцентрической позиции, может быть лучше защищено, однако его личность несравнимо беднее личности того, кто стремится к вовлечённости, ответственности, кто готов вкладывать ресурсы своего внимания в происходящее ради самого процесса, а не ради выгоды.

Во время церемонии открытия огромной скульптуры Пикассо на площади напротив Сити-Холл в Чикаго я оказался рядом со знакомым юристом, специализирующимся на делах о личном вреде. Слушая речи с трибуны, я обратил внимание на сосредоточенное выражение его лица и движение губ. В ответ на мой вопрос он сказал, что пытается оценить масштабы компенсаций, которые придётся выплатить городу по искам от родителей, чьи дети полезут на эту статую и упадут с неё.

Можем ли мы сказать, что этот юрист постоянно переживает состояние потока благодаря способности трансформировать всё, что видит, в профессиональную проблему, для решения которой у него есть необходимые навыки? Или правильнее будет считать, что он лишает себя возможности роста, уделяя внимание лишь тому, в чём разбирается, и игнорируя эстетическое, гражданское и общественное значение события? Возможно, обе интерпретации верны. В долгосрочной перспективе, однако, смотреть на мир через маленькое окошко, которое открывает нам наше Я, значит сильно себя ограничивать. Даже самый уважаемый учёный, художник или политик превратится в пустого зануду и перестанет получать удовольствие от жизни, если будет интересоваться лишь собственной ролью на этом свете.

  1. Сформировав в себе автотелическую личность — научившись ставить цели, развивать умения, отслеживать обратную связь, концентрироваться и включаться в происходящее, — человек сможет радоваться жизни даже тогда, когда объективные обстоятельства к этому не располагают. Умение контролировать свой разум подразумевает способность превращать в источник радости практически всё происходящее. Лёгкий бриз в жаркий полдень, облако, отражённое в зеркальном фасаде небоскрёба, работа над деловым проектом, вид ребёнка, играющего со щенком, вкус воды — всё это может нести глубочайшее удовлетворение, обогащать жизнь.

Однако для того, чтобы развить в себе способность контроля, требуются настойчивость и дисциплина. Гедонистический подход к жизни едва ли приведёт к оптимальным переживаниям. Расслабленное, беззаботное отношение не сможет защитить от хаоса. С начала этой книги у нас было немало возможностей убедиться, что для трансформации случайных событий в поток необходимо развивать свои способности, превосходить себя. Поток будит в нас творческие способности, помогает достигать выдающихся результатов. Именно необходимость постоянно оттачивать навыки, чтобы продолжать испытывать радость, лежит в основе эволюции культуры. Эта потребность побуждает как отдельных людей, так и целые социокультурные образования развиваться в более сложные системы. Достигаемый в результате порядок рождает энергию, которая движет эволюцию, — так прокладывается путь для наших потомков, более мудрых и более сложных, чем мы, которые скоро придут нам на смену.

Но для того, чтобы превратить всё существование в непрерывный поток, недостаточно научиться контролировать лишь сиюминутные состояния сознания. Необходимо иметь глобальную систему взаимосвязанных жизненных целей, способную придать смысл каждому конкретному делу, которым занимается человек. Если просто переключаться с одного вида потоковой деятельности на другой безо всякой связи между ними и без глобальных перспектив, то, скорее всего, оглянувшись назад на прожитую жизнь, вы не обнаружите в ней смысла. Задача теории потока — научить человека достигать гармонии во всех своих начинаниях. Достижение этой цели предполагает полное преобразование жизни в единую, внутренне упорядоченную и осмысленную потоковую деятельность.

 

  1. Создание смысла

Нередко случается так, что знаменитый теннисист, с увлечением отдающийся игре, сойдя с корта, вдруг превращается в замкнутого грубияна. Пикассо с наслаждением писал картины, но стоило ему отложить кисть, как выяснялось, что его никак нельзя назвать приятным человеком. Шахматный гений Бобби Фишер производит довольно беспомощное впечатление, когда его ум не занят игрой. Эти и многие другие примеры убеждают нас

в том, что способность испытывать состояние потока в одной области вовсе не означает, что человек сможет достигать его всегда и во всём.

Даже если мы умеем испытывать радость от работы и дружеских отношений и каждую задачу рассматриваем как возможность развить новые умения, мы будем получать от жизни многое, не сводящееся к повседневным удовольствиям, но и этого не достаточно для того, чтобы гарантировать нам оптимальные переживания. До тех пор пока занятия и увлечения, приносящие нам удовлетворение, не связаны воедино высшим смыслом, мы не защищены от вторжения хаоса. И успешная карьера, и близкие отношения могут прерваться или прийти в упадок. Рано или поздно всем приходится уходить на пенсию, спутник жизни может умереть, дети вырастают и покидают семью. Для того чтобы не утратить способность к оптимальным переживаниям, человеку необходимо сделать ещё один, заключительный, шаг в установлении контроля над сознанием.

Этот шаг подразумевает превращение всей жизни в одно потоковое переживание. Если человек ставит перед собой достаточно сложную цель, из которой логически следуют все прочие цели, и если он направляет всю свою энергию на развитие навыков, необходимых для достижения этой цели, тогда чуства и действия придут в состояние гармонии и разрозненные части жизни соединятся вместе. Всё, чем такой человек занимается, имеет смысл, как в настоящем, так и в связи с прошлым и будущим. Именно так можно наделить смыслом всю свою жизнь.

Предположение о существовании некоего общего, пронизывающего всю жизнь смысла может показаться крайне наивным, ведь с тех пор, как Ницше провозгласил, что Бог умер, философы и специалисты по социальным наукам только тем и занимались, что доказывали бесцельность нашего существования, всеохватывающую власть случайности и надличностных факторов и относительность всех ценностей. Жизнь  не имеет смысла, если под ним мы подразумеваем некую высшую цель, встроенную в природу и человеческий опыт и истинную для каждого индивида. Но это не значит, что в жизни нельзя  найти смысл. Огромная часть того, что мы называем культурой и цивилизацией, была создана людьми вопреки неблагоприятным условиям в попытках найти смысл для себя и своих потомков. Одно дело признать, что жизнь сама по себе бессмысленна, и совсем другое дело — смириться с этим фактом. Это почти то же самое, что утверждать, что человек никогда не сможет подняться в небо, поскольку не имеет крыльев.

С точки зрения отдельного человека неважно, какова конечная цель, если она достаточно привлекательна, чтобы на протяжении всей жизни направлять на себя психическую энергию.

Такой задачей может стать желание иметь лучшую коллекцию пивных банок в округе, открыть лекарство от рака или просто биологическая потребность иметь детей, которые успешно продолжат род. Если цель действительно увлекает человека, предлагает ему ясные правила игры и требует концентрации и вовлечённости, смысл жизни можно считать найденным.

  • В последние годы мне часто приходилось сталкиваться с мусульманами из Саудовской Аравии и других государств Персидского залива, среди них были инженеры- электронщики, пилоты, бизнесмены, учителя. Я не переставал удивляться их способности сохранять спокойствие даже в условиях сильного стресса. «Волноваться нет смысла, говорили они. — Мы верим, что наша судьба — в руках Божьих, и нам будет хорошо, что бы Он ни задумал». Подобная глубина веры была когда-то характерна и для нашей культуры, но в наши дни обрести её нелегко. Поэтому многим из нас нужно учиться находить цели, которые придали бы жизни смысл без помощи традиционной веры.

Что такое смысл

«Смысл» — это понятие, которому довольно непросто дать определение, не попав в замкнутый круг. Как можно говорить о смысле смысла? Однако прежде чем мы сможем сделать заключительный шаг в достижении оптимального переживания, нам необходимо разобраться с тремя значениями этого слова. Первая его трактовка означает «цель», «назначение», «значимость», как в вопросе «В чём смысл жизни?». В этом значении слова отражается идея, что все события имеют общую конечную цель, упорядочены во времени и связаны причинно-следственными связями. Речь о том, что явления не случайны, все они встроены в единый паттерн, имеющий конечное предназначение. Во-вторых, о смысле можно говорить, имея в виду намерения индивида: «Какой смысл делать это сейчас?» Речь здесь о том, что намерения проявляются в действиях и цели находят своё предсказуемое, последовательное и упорядоченное выражение. Наконец, третье значение этого слова предполагает внесение структуры в информацию. Например, смысл дорожного знака с изображением волнистых линий в том, что впереди — извилистая дорога. Такое понимание слова указывает на взаимосвязь событий, предметов, помогая прояснить и упорядочить отношения между ними.

Создание смысла подразумевает упорядочивание содержаний сознания через слияние всех действий индивида в единое потоковое переживание. Три значения слова «смысл», о которых мы только что говорили, помогают яснее понять, как можно достичь этого состояния. Те, кто ощущает наличие смысла в своей жизни, обычно имеют достаточно сложную и увлекательную цель, на которую они направляют свою энергию и которая придаёт значимость их существованию. Чтобы достичь состояния потока, необходимо поставить перед собой цель: победить в игре, подружиться с кем-нибудь — одним словом, определённым образом чего-то добиться. Цель сама по себе обычно не очень важна — она должна лишь послужить объектом для концентрации внимания индивида и вовлечь его в захватывающую и интересную деятельность. Точно так же некоторым удаётся найти цель, стремиться к которой можно на протяжении всей жизни. Не связанные между собой цели отдельных видов потоковой деятельности сливаются в единую систему задач, придающую осмысленность всему, что делает человек. Добиться этого можно разными способами. Наполеон посвятил свою жизнь стремлению к власти и принёс в жертву этой цели сотни тысяч французских солдат. Мать Тереза вложила всю свою энергию в помощь нуждающимся, потому что смыслом её жизни была бесконечная любовь, основанная на вере в Бога и высший порядок.

С чисто психологической точки зрения Наполеон и мать Тереза достигли одинакового уровня осмысленности жизни и, следовательно, оптимального переживания. Но очевидные различия между этими двумя личностями ставят перед нами вопрос из области этики: к чему привели их пути осмысления жизни? Наполеон привнёс хаос в жизнь тысяч людей, в то время как мать Тереза снизила энтропию в сознании тех, кому она помогла. Но мы не будем пытаться объективно оценить результаты чьей-либо деятельности; вместо этого постараемся описать субъективный порядок, создаваемый единым смыслом в сознании индивида. С этой позиции ответ на веками мучавший человечество вопрос о смысле жизни оказывается до смешного простым. Неважно, что стоит за смыслом жизни  и откуда он берётся, но именно единая цель и придаёт осмысленность существованию индивида.

Второе значение слова «смысл» подразумевает преднамеренность. Оно также важно для понимания проблемы создания высшего смысла и превращения всей жизни в единую потоковую деятельность. Поставить себе единую цель ещё не достаточно — нужно постоянно двигаться вперёд и повышать уровень сложности решаемых задач. К цели необходимо идти, намерения должны претворяться в действия. Важна решительность, с которой человек движется к цели. Усилия, затраченные на достижение цели, а не растраченные впустую, значат больше, чем достигнутый результат. Говоря словами шекспировского Гамлета, «на яркий цвет решимости природной ложится бледность немощная мысли, и важные, глубокие затеи меняют направленье и теряют названье действий» (перевод Владимира Набокова.) —  Что может быть печальнее зрелища человека, который в точности знает, чего хочет, однако не имеет достаточно энергии, чтобы этого добиться. «Пожелав и не сделав, — писал Уильям Блейк с присущей ему чёткостью мысли, — разводишь чуму».

Третий путь обретения смысла в жизни вытекает из уже описанных двух. Если человек решительно стремится к важной цели и вся его разнообразная деятельность сливается в единое потоковое переживание, в его сознании устанавливается порядок. У личности, которая знает, чего хочет, и целенаправленно работает для реализации своих желаний, не возникает конфликтов между чувствами, мыслями и действиями; про такого индивида можно сказать, что он достиг внутренней гармонии. В 1960-х годах это называлось «собрать мозги»; то или иное обозначение этого необходимого для улучшения жизни. Тот, кто обрёл гармонию, всегда знает, что его психическая энергия не расходуется впустую на сомнения, сожаления, чуство вины или страха, а направлена на полезное дело — неважно, чем он занимается и что происходит вокруг. Именно эта внутренняя уравновешенность и порождает силу и спокойствие, которыми мы восхищаемся в людях, живущих в мире с самими собой.

Намерение, решительность и внутренняя гармония придают нашей жизни смысл и целостность, превращая её в одно нескончаемое потоковое переживание. Человек, достигший такого состояния, вряд ли когда-нибудь будет испытывать неудовлетворённость. При наличии порядка в сознании ему не надо будет бояться различных неприятных неожиданностей и даже смерти. Каждый момент его жизни будет иметь значение и дарить радость. Вероятно, немало людей хотели бы преобразовать свою жизнь подобным образом. Как же этого добиться?

Развитие целенаправленности

У многих людей в жизни можно найти единую цель, некий всеобъемлющий замысел, подобно магниту притягивающий их психическую энергию и подчиняющий себе цели менее значительные. Этот ориентир создаёт основу повседневных действий и определяет, какие задачи необходимо решить человеку, чтобы превратить свою жизнь в потоковую деятельность. Без него даже самому упорядоченному сознанию будет недоставать осмысленности.

В ходе человеческой истории предпринимались бесчисленные попытки обнаружить, что же представляет собой конечная цель, способная придать смысл всему существованию. Эти попытки могли сильно отличаться друг от друга. Например, в античной Греции, по мнению философа Ханны Арендт, мужчины надеялись достичь бессмертия, совершая героические подвиги, в то время как христиане считали, что к вечной жизни ведёт путь праведности. Арендт полагает, что конечная цель непременно должна содержать в себе возможность победить смерть. И бессмертие, и вечная жизнь удовлетворяют этому требованию, но по-разному. Греческие герои совершали благородные подвиги, вызывавшие восхищение сограждан, в надежде, что песни и легенды об их мужестве будут передаваться из поколения в поколение. Таким образом, их личность продолжит своё существование в памяти потомков. Праведники, напротив, считали, что их индивидуальные мысли и поступки должны слиться с волей Божьей и в этом союзе они обретут вечную жизнь. Подчиняя свои жизни служению этим всеобъемлющим целям, герои и святые направляли всю свою психическую энергию на следование избранному пути, который определял их поведение в течение всей жизни, и обретали то, что сегодня мы бы называли «потоковым состоянием». Другим членам общества, вдохновлённым их примером, также удавалось найти в жизни какой-то смысл, пусть и менее ясный.

Каждая культура по определению содержит в себе систему смыслов, способную служить ориентиром для индивидов в поисках цели. Питирим Сорокин выделил в развитии западной цивилизации три основных типа культурных систем, которые, по его мнению, сменяли друг друга на протяжении 25 веков и иногда длившихся сотни лет, а иногда — лишь несколько десятилетий. Он назвал эти системы  и  Философ полагал, что каждой из них была свойственна своя система ценностей, определявшая цели индивидуального существования.

Чуственные культуры строились на представлениях, что реальность должна служить удовлетворению чуств. Для них была характерна склонность к эпикурейству, утилитарности и озабоченность в основном конкретными естественными потребностями. В таких культурах искусство, религия, философия и повседневное поведение направлены на сугубо материальные цели. По мнению Сорокина, чуственная культура господствовала в Европе в период приблизительно с 440 года до н.э. по 200 год до н.э., причём пик её развития приходился на 420-400 годы до н.э. Она снова начала преобладать в прошлом веке — по крайней мере, в странах с развитым капитализмом и демократией. Люди, живущие в такие эпохи, не обязательно более материалистичны, однако их система целей ориентирована прежде всего на получение удовольствия, а решаемые ими задачи в основном касаются того, как сделать жизнь более простой, комфортной и приятной. Они склонны считать добром то, что приносит удовольствие, и не верят в абстрактные ценности.

Идеациональные культуры построены на принципах, противоположных чуственным. Для них характерны аскетизм, приверженность абстрактным ценностям; земным потребностям не придаётся значение. Искусство, религия, философия и в значительной степени повседневная жизнь подчиняются стремлению к высшему порядку. Люди обращаются к религии или идеологии и ставят своей целью не улучшение материальных условий своего существования, а достижение духовной чистоты и ясных убеждений. Своего расцвета идеациональные культуры достигли в Древней Греции в VI веке до н.э. и в Западной Европе между II и IV веками до н.э. К более возмутительным и вселяющим тревогу примерам можно отнести период нацистского господства в Германии, коммунистические режимы в России и Китае и исламское возрождение в Иране.

Понять разницу между идеациональными и чуственными культурами поможет простой пример. Красота тела ценится как в нашем, так и в фашистском обществе, однако в основе этого лежат совершенно разные принципы. В нашей чуственной культуре люди уделяют внимание своему телу, потому что это способствует здоровью и приносит удовольствие. В идеациональной культуре тело является воплощением концепции метафизического превосходства «арийской расы» или «римской доблести». Если в чуственных культурах плакат с изображением красивого молодого тела может играть на сексуальных инстинктах и использоваться в рекламе, то в культурах идеациональных тот же плакат будет нести идеологическое послание и служить целям политическим.

Конечно, в истории едва ли можно найти культуру, в которой один подход к пониманию предназначения человека полностью вытеснил бы второй. Как правило, чуственный и идеациональный принципы сосуществуют в одно и то же время в одной культуре или даже в сознании одного и того же индивида. Например, в современной Америке стиль жизни яппи является ярким выражением чувственного подхода к жизни, в то время как протестантский фундаментализм основывается на идеациональных принципах. Сегодня в нашей социальной системе эти две жизненные философии сосуществуют в различных формах и вариациях. Причём каждая из них, положенная в основу системы целей, может помочь человеку превратить свою жизнь в непрерывный поток.

Не только культуры, но и отдельные личности могут воплощать в своём поведении эти смысловые системы. В биографиях известных бизнесменов и политиков, таких как Ли Якокка или Росс Перо, жизнь которых была организована вокруг конкретных предпринимательских проектов, отразились лучшие черты чуственного подхода к жизни. Более примитивный вариант чуственного мировоззрения можно найти у личностей вроде

Хью Хефнера, чья «философия плэйбоя» построена на непрерывном поиске простых удовольствий. К представителям прямолинейного идеационального подхода можно отнести различных идеологов и мистиков, предлагающих простые решения, например веру в божественное провидение. Есть также немало примеров комбинации этих подходов: так, телепроповедники вроде Беккеров и Джимми Своггарта призывают свою аудиторию к следованию идеациональным целям, а сами окружают себя роскошью и чуственностью.

Иногда культуре удаётся интегрировать два этих диалектически противоположных подхода в единое целое, при этом их достоинства сохраняются, а недостатки нейтрализуются. Сорокин назвал такие культуры идеалистическими. Они не пренебрегают чувственными удовольствиями и в то же время стремятся к духовным ценностям. К идеалистическим периодам развития европейской цивилизации Сорокин относит эпохи позднего Средневековья и Ренессанса с кульминацией в первые два десятилетия XIV столетия. Нет нужды говорить, что идеалистический подход представляется наиболее предпочтительным, поскольку он позволяет избежать как бездуховности, так и фанатичного аскетизма.

Простая классификация, предложенная Сорокиным, представляет собой спорный подход к категоризации культур, однако она, тем не менее, полезна для иллюстрации некоторых принципов, которыми руководствуются люди при организации своих окончательных целей. Чуственный взгляд на мир никогда не утрачивает популярности. Он предполагает конкретные жизненные задачи, и свойственные ему потоковые занятия, как правило, находятся в сугубо материальной плоскости. Среди его преимуществ можно перечислить общедоступность правил и ясность обратной связи: вряд ли кто-то будет спорить с тем, что для благополучия человека немаловажную роль играют здоровье, деньги, власть и сексуальное удовлетворение. Но определёнными достоинствами обладает и идеациональный подход. Можно никогда не достичь метафизических целей, однако и неудачу в этой области невозможно доказать. Истинно верующий всегда сможет нужным образом трактовать обратную связь, чтобы доказать свою правоту и принадлежность к избранным. По-видимому, наилучшим образом позволяет превратить свою жизнь в потоковую активность именно идеалистический подход. Однако ставить себе цели, сочетающие улучшение материальных условий с духовным ростом, не так легко, особенно если культура в целом относится к чуственному типу.

Другая возможность описать то, как люди упорядочивают свои действия, предполагает обращение внимания не на содержание задач, которые они себе ставят, а на их сложность. Возможно, важно не то, к какому типу относится человек, а то, насколько его цели отвечают критериям дифференцированности и интегрированности. Как уже говорилось в заключительном разделе главы 2, сложность, или комплексность, зависит от того, насколько хорошо система развивает свои уникальные черты и возможности, а также от того, насколько эти черты согласуются друг с другом. Поэтому внутренне согласованный чуственный подход к жизни, давший человеку возможность связать воедино его переживания, будет предпочтительнее слепого идеализма, и наоборот.

Психологи сходятся во мнении, что представления человека о себе и его система ценностей и стремлений развивается по определённому пути. Любой начинает с потребности в самосохранении, чтобы избежать разрушения тела и основных целей. На этой стадии смысл жизни прост — он сводится к поддержанию внешнего и внутреннего комфорта. Когда безопасность физического Я уже не стоит под вопросом, индивид может расширить границы своей системы смыслов и включить в неё ценности общественные — семьи, этнической или религиозной группы, нации. Несмотря на то, что этот шаг предполагает уступки конвенциональным нормам и стандартам, он повышает сложность личности. На следующей стадии формируется рефлексивный индивидуализм. Личность снова обращается внутрь себя, находя новые ценности. Она отходит от слепого конформизма; в ней возникает автономная совесть. Главной целью в жизни становится самосовершенствование, рост, реализация своего потенциала. На четвёртом этапе индивид снова отворачивается от себя и приходит к единению с другими людьми и всеобщими ценностями. Личность, достигшая крайнего индивидуализма, добровольно сливается с высшими интересами, подобно Сиддхартхе, позволявшему реке направлять его лодку.

В описанном сценарии для создания сложной смысловой системы необходимо поочерёдно фокусировать внимание то на себе, то на Другом. Сначала психическая энергия направляется на удовлетворение потребностей организма, и психический порядок тождественен удовольствию. Достигнув этого уровня, индивид начинает вкладывать ресурсы своего внимания в социальные цели, и соответствие ценностям группы становится критерием смысла. Параметры внутреннего порядка задаются групповыми ценностями: религией, патриотизмом, принятием и уважением со стороны других. Затем наступает новая стадия этого диалектического процесса, и внимание вновь обращается на себя. Обретя чуство принадлежности к большей человеческой общности, человек испытывает потребность расширить границы своего личностного потенциала. Это выражается в стремлении к самоактуализации, в экспериментах с различными умениями, идеями и занятиями. На данной стадии основным источником удовлетворения становится чуство радости, а не чуственные удовольствия. Вместе с тем, поскольку эта фаза предполагает начало активного поиска, человек может столкнуться с кризисом среднего возраста, поменять сферу деятельности и ощутить растущее напряжение при осознании границ своих возможностей. В этой точке развития личность готова к заключительному перенаправлению энергии: разобравшись с тем, что ему подвластно и что — это ещё более важно — не под силу, человек ставит своей целью единение с чем-то большим, чем он сам, — с некой идеей, универсальной причиной или трансцендентальной сущностью.

Не каждый проходит все стадии этой спирали самосовершенствования. Некоторые никогда не двинутся дальше первого шага. Если задача выживания настолько сложна, что у человека не остаётся ресурсов внимания на что-либо ещё, он не сможет вложить достаточно психической энергии в семью или социальные цели. Смысл его жизни будет заключаться в реализации личных интересов. Большинство из нас, по всей видимости, останавливается на второй стадии, когда источниками смысла становится благополучие семьи, компании, общества или страны. Лишь немногие достигают третьего уровня рефлексивного индивидуализма, а единство с универсальными ценностями остаётся уделом отдельных уникальных личностей. Таким образом, описанные нами стадии не являются обязательными этапами на пути каждого; они отражают, что может случиться, если личности удастся овладеть контролем над своим сознанием.

Рассмотренный нами подход представляет одну из простейших моделей, описывающих процесс возникновения смысла по мере роста сложности. В других моделях ступеней может быть шесть и даже восемь — на самом деле, их число не играет роли. Важно то, что большинство теорий признаёт важность этого диалектического напряжения, балансирования между дифференциацией и интеграцией. Человеческую жизнь можно представить как серию «игр» со своими целями и правилами, сменяющими друг друга по мере обретения человеком зрелости. Рост личностной сложности предполагает, что мы вкладываем энергию в развитие способностей, данных нам от природы, в достижение независимости, уверенности в своих силах, осознания своей уникальности и ограничений своих возможностей. В то же время мы должны инвестировать энергию в познание, понимание и приспособление к силам за пределами нашей индивидуальности. Разумеется, никто   нас всем этим заниматься не заставит, однако если мы упустим свой шанс, не исключено, что когда-нибудь об этом пожалеем.

Выработка решительности

Наличие цели упорядочивает предпринимаемые человеком усилия, однако совсем не обязательно делает его жизнь проще. Работая над реализацией поставленных целей, индивид может столкнуться с самыми разными неприятностями, и ему не раз захочется отказаться от целей и выбрать сценарий попроще. Но ценой, которую придётся заплатить за более приятную и удобную жизнь может оказаться пустое существование, лишённое всякого смысла.

Пилигримы, первыми приехавшие в Америку, решили, что для поддержания личностной целостности им в первую очередь необходима свобода вероисповедания. Они верили, что в мире нет ничего более важного, чем возможность самим определять отношения с Богом. Такое понимание высшей цели не было чем-то новым, однако они, подобно первым христианам, средневековым катарам из Южной Франции или евреям Массады, следовали ей со всей решительностью, не отступая перед трудностями. Эти паломники вели себя так, будто их ценности стоят того, чтобы ради них отказаться от комфорта и даже пожертвовать жизнью, и благодаря этому их цели  приобрели ценность — независимо от того, была ли она присуща им изначально. Так благодаря преданности целям существование паломников наполнилось смыслом.

Ни одна цель не приведёт ни к чему, если не относиться к ней серьёзно. Любая задача требует определённых действий. Для того, кто не хочет их совершать, она будет бессмысленной. Альпинист, решивший покорить трудную вершину, знает, что большую часть пути он будет идти на пределе своих сил и рисковать жизнью. Но если он быстро сдастся, это будет означать, что цель не имела для него большого значения. То же самое справедливо для любой потоковой деятельности: между ценностью цели и усилиями, необходимыми для её достижения, существует взаимосвязь. Цели оправдывают усилия, требующиеся для её достижения, но впоследствии именно затраченные усилия наполняют смыслом цели. Человек вступает в брак, потому что хочет разделить жизнь с близким существом. Но если он не будет вести себя соответственно этому намерению, союз постепенно утратит свою ценность.

И всё-таки человечество нельзя упрекнуть в безволии и малодушии. Во все времена родители посвящали свою жизнь воспитанию детей, тем самым наполняя её смыслом. Возможно, не меньшее число тружеников направляло всю свою энергию на заботу о своих полях и стадах. Миллионы людей жертвовали всем, что у них было, во имя своей религии, страны или искусства. Те из них, кто, несмотря на неудачи, не сворачивал с выбранного пути, приобретали шанс превратить свою жизнь в непрекращающийся, направленный, концентрированный, внутренне связный, логически упорядоченный поток переживаний, несущих смысл и радость.

По мере того как культура становится всё более сложной, достигать такой степени решимости перед лицом своих целей становится всё труднее. Перед человеком может стоять сотня целей, и кто знает, которая из них достойна того, чтобы посвятить ей жизнь. Ещё несколько десятилетий назад для женщины главной ценностью была семья. Отчасти так сложилось потому, что у неё не было другого выбора. Но сейчас, когда она может быть предпринимателем, учёным, артистом и даже военнослужащим, уже вовсе не очевидно, что её предназначение в том, чтобы быть женой и матерью. В подобной ситуации оказывается каждый из нас. Мы больше не привязаны к нашему родному городу — соответственно, нет причин отождествлять себя с ним и участвовать в его жизни. Если нам кажется, что хорошо там, где нас нет, мы просто собираем вещи и переезжаем туда. Открыть ресторанчик в Австралии? Нет проблем! Мы с лёгкостью меняем политические убеждения, образ жизни и вероисповедание. Раньше охотник оставался охотником до самой смерти, а кузнец всю жизнь совершенствовал своё мастерство. А сейчас профессию идентичность можно выбирать по вкусу: никто не обязан оставаться бухгалтером навсегда.

Богатство возможностей расширяет свободу выбора современного человека до немыслимых ещё столетие назад пределов. Но вместе с бесконечным количеством равно привлекательных альтернатив к нему приходят нерешительность, беспокойство, а недостаток уверенности в итоге обесценивает имеющиеся возможности. Таким образом, свобода вовсе не способствует обретению смысла в жизни – напротив, она затрудняет его поиски. Когда правила игры становятся чересчур гибкими, уровень концентрации снижается, что затрудняет достижение состояния потока. Сохранять преданность цели и следовать правилам существенно проще в случае, если мы действуем в условиях ограниченного числа ясных альтернатив.

Из всего вышесказанного вовсе не следует, что нам нужно вернуться к жёстко регламентированным ценностям и отказаться от возможности выбирать, да это и не представляется возможным. Комплексность условий и свободу выбора, за которые боролись наши предки, мы должны воспринимать как задачу, которую нужно решить, как вызов. Если нам это удастся, жизнь наших потомков будет бесконечно богаче нашей. В противном случае мы рискуем растратить свою энергию на противоречивые и бессмысленные цели.

Как разобраться, куда направить свою психическую энергию? Ведь никто не скажет нам: «Вот она, цель, достойная тебя!»

Поскольку абсолютная уверенность в этом вопросе не достижима, каждый должен самостоятельно определять, что же составляет его предназначение и высшую цель. Методом проб и ошибок, сравнивая и исключая отобранные цели, человек получает шанс постепенно приблизиться к пониманию задачи своей жизни.

Самопознание — вот способ, посредством которого человек может упорядочить свои цели. Этот рецепт настолько древний, что многие стали недооценивать его пользу. «Познай себя» — эти слова были написаны над входом в Дельфийский оракул и неоднократно повторялись многими мудрецами, потому что этот совет действительно работает. Однако каждому поколению приходится заново открывать их значение для каждого отдельного индивида. Чтобы лучше понять, что за ними стоит, будет полезно переформулировать их в терминах современного знания и рассмотреть актуальные для нас возможности их применения.

Внутренний конфликт возникает из-за того, что за психическую энергию борются слишком много противоречащих друг другу желаний и целей. Единственная возможность преодолеть конфликт заключается в том, чтобы отделить существенные цели от неважных и построить между ними ирархию приоритетов. Достичь этого можно двумя способами; древние называли их или жизнь в действии, и или путь размышлений.

Человек достигает состояния потока через полную погружённость в решение конкретных внешних задач. Многие великие лидеры, такие как Уинстон Черчилль или Эндрю Карнеги, ставили себе долгосрочные цели, к которым затем всю жизнь стремились с большой решимостью, не отвлекаясь на внутреннюю борьбу. Успешные руководители, опытные профессионалы, талантливые ремесленники учатся доверять своему суждению и знаниям; благодаря этому к ним возвращается бессознательная спонтанность, свойственная детям. Если поле деятельности ставит перед человеком немало сложных и интересных задач, он получает возможность постоянно испытывать состояние потока, не обращая особого внимания на энтропию повседневной жизни. Таким образом, гармония восстанавливается в сознании косвенно — не через упорядочивание конкурирующих целей и определение приоритетов, а за счёт того, что концентрация на основной задаче настолько сильна, что всё не относящееся к ней просто игнорируется.

Действие помогает создать внутренний порядок, но такой подход имеет свои побочные эффекты. Личность, посвятившая себя достижению прагматических целей, подавляет внутренний конфликт ценой значительных ограничений. Молодой инженер, решивший к 45 годам стать директором завода, поначалу будет двигаться к поставленной цели успешно и без колебаний. Но рано или поздно альтернативы, от которых он отказался, снова возникнут в виде источника гнетущих сомнений и сожалений. Стоило ли жертвовать ради карьеры здоровьем? Что случилось с теми милыми детьми, которые внезапно превратились в замкнутых подростков? Я достиг власти и финансовой независимости, и что мне теперь с этим делать? Иными словами, может выясниться, что целей, выполнявших свою мотивирующую роль на протяжении длительного периода, не хватает на то, чтобы придать смысл всей жизни.

В такие моменты становятся очевидны преимущества созерцательного подхода. Беспристрастное размышление над своими переживаниями, реалистичное взвешивание альтернатив и их последствий издавна считались предпосылками правильной жизненной философии. Самопознанием можно заниматься бесчисленным количеством способов — от психоанализа, направленного на интеграцию в сознание вытесненных желаний, до разработанных иезуитами упражнений совести, предполагавших несколько раз в день анализировать свои действия на предмет их согласованности с долгосрочными целями. Каждый такой путь потенциально ведёт к внутренней гармонии.

В идеале действия и размышления должны дополнять друг друга. Действие по природе своей слепо, рефлексия — бессильна. Прежде чем вложить в ту или иную цель значительное количество психической энергии, стоит ответить себе на вопросы: действительно ли я хочу этим заниматься? Доставляет ли мне это радость? Буду ли я наслаждаться этим в будущем? Стоит ли это дело той цены, которую придётся заплатить? Смогу ли я жить в мире с собой, когда достигну этой цели?

Человеку, утратившему связь со своими переживаниями, очень трудно ответить на эти кажущиеся простыми вопросы. Если индивид не потрудился разобраться, чего же он на самом деле хочет, а его внимание настолько поглощено внешними целями, что он не замечает собственные чуства, он не сможет осмысленно планировать свои действия. С другой стороны, личность с развитой способностью к рефлексии не нуждается в глубоком самоанализе, чтобы понять, усиливают её действия энтропию или нет. Такой человек интуитивно почуствует, что продвижение по карьерной лестнице принесёт больше стресса, чем оно того заслуживает, или что существующие дружеские отношения не станут хорошей основой для брака.

Поддерживать порядок в сознании в течение коротких промежутков времени относительно несложно; этого можно добиться с помощью любой реалистичной цели. Интересная игра, интенсивная работа, приятный вечер в кругу семьи — всё это сосредоточивает на себе внимание и вызывает гармоничное потоковое переживание. Существенно сложнее продлить этот опыт на всю жизнь. Для этого нужно вкладывать энергию в цели, сохраняющие свою мотивирующую силу даже тогда, когда все наши ресурсы истощены, а судьба лишила нас своей благосклонности. При условии правильно выбранных целей и достаточной решимости не сдаваться перед лицом трудностей мы будем настолько сосредоточены на своих действиях и событиях вокруг нас, что у нас просто не останется времени быть несчастными. И тогда мы непосредственно ощутим высший порядок, пронизывающий всю жизнь, и все наши мысли и чуства сольются в гармоничное целое.

Если строить свою жизнь с решимостью и следуя чуству предназначения, сознание приходит в состояние гармонии и динамического порядка. Возможно, у кого-то возникнет вопрос, почему ради этого нужно предпринимать столько усилий. Почему превращение жизни в единое переживание потока требует такой тяжёлой внутренней работы? Разве гармония не заложена в природе, разве человек не рождается в мире с собой?

Человек действительно жил в гармонии с собой, нарушаемой лишь голодом, чуством опасности, сексуальным желанием или болью, — так было до тех пор, пока у него не развилось рефлексивное сознание. Формы психической энтропии, причиняющие нам столько неприятностей: неудовлетворённые желания, обманутые ожидания, одиночество, фрустрация, тревога, чуство вины — всё это стало беспокоить человека относительно недавно. Эти психические феномены являются побочными продуктами невероятного усложнения коры головного мозга и символических основ культуры. Они представляют собой оборотную сторону сознания.

Посмотрев на то, как живут животные, мы можем прийти к выводу, что они испытывают перманентное состояние потока, потому что у них практически полностью отсутствует разрыв между желаниями и возможностями. Если лев испытывает голод, он начинает охотиться. Утолив голод, он ложится на солнышке и погружается в дремоту. Нет никаких оснований думать, что он страдает от неудовлетворённых амбиций или чуствует груз ответственности. Навыки животных всегда соответствуют их конкретным потребностям, потому что их разум вмещает в себя только ту информацию об окружающей среде, которая связана с их телесными состояниями, определяемыми инстинктами. Так, голодный лев воспринимает только то, что помогает ему найти антилопу, в то время как лев сытый полностью сосредоточен на тепле солнечных лучей. Его разум не взвешивает недоступные в данный момент возможности, не воображает приятные перспективы и не огорчается из-за прошлых неудач.

Так же, как и мы, животные страдают, когда не могут удовлетворить свои биологические потребности. Они испытывают чуство голода, боль, половое влечение. Собаки, в которых воспитывалось дружелюбное отношение к человеку, горюют, когда их покидает хозяин. Но в отличие от человека, животные не могут сами причинять себе страдание; их психика не настолько развита, чтобы чуствовать смущение и отчаяние даже тогда, когда все их потребности полностью удовлетворены. Находясь в равновесии с окружающей средой, они пребывают в гармонии с собой и переживают то состояние глубокой концентрации, которое применительно к человеку мы называем потоком.

Человек испытывает психическую энтропию, потому что способен видеть цели, которых он не способен достичь, и чуствовать, что может сделать больше, чем позволяют существующие условия. Это становится возможным за счёт способности одновременно удерживать в уме более одной цели и осознавать несколько противоречащих друг другу желаний. Человеческий разум сознаёт не только актуальное положение вещей, но и  чем сложнее становится система, чем больше возможностей открывается для альтернатив, тем выше вероятность поломки. Это правило применимо и к эволюции разума: с развитием возможностей по переработке информации возросла и наша уязвимость перед внутренними конфликтами. В условиях избытка задач, требований и альтернатив мы впадаем в тревогу, в ситуации их дефицита — начинаем скучать.

Если провести эту аналогию из области биологической эволюции в область эволюции культурной, можно сказать, что в менее развитых обществах, где существует меньше социальных ролей и возможностей для действия, у человека больше шансов пережить состояние потока. Миф о «счастливом дикаре» основан на том чустве умиротворённости, которое демонстрируют члены примитивных сообществ, когда удовлетворены все их внешние потребности, и которое вызывает такую зависть у пришельцев из более дифференцированных культур. Но это лишь одна сторона медали: испытывающий боль или чуство голода «дикарь» ничуть не счастливее нас, а оказывается в этих условиях он куда чаще. Внутренняя гармония, свойственная членам технологически неразвитых сообществ, представляет собой положительную сторону ограниченности их возможностей и стабильного репертуара навыков, в то время как наши тревоги есть необходимая плата за бесконечное количество альтернатив и непрерывное совершенствование, предлагаемое нашей культурой. Эту дилемму метафорически описал Гёте в договоре, заключённом между Мефистофелем и Фаустом, воплощающим архетип современного человека.

Доктор Фауст получил власть и знания ценой неутолимой душевной неудовлетворённости.

Нет нужды ездить в далёкие страны, чтобы своими глазами увидеть, как поток может быть естественной частью жизни. Каждый ребёнок, пока ему не начинает мешать развивающееся самосознание, действует абсолютно спонтанно, самозабвенно погружаясь в свои занятия. Маленькие дети не знают скуки. Она приходит к ним позже, в результате насаждаемых извне ограничений свободы выбора. Конечно, это не означает, что они всегда счастливы. Жестокие или невнимательные родители, бедность и болезни, неизбежные превратности жизни — всё это заставляет их страдать. Однако ребёнок редко бывает несчастлив без оснований. Неудивительно, что люди испытывают такую тоску по своему детству; подобно толстовскому Ивану Ильичу, многие чуствуют, что с годами достичь той безмятежности и ощущения «присутствия здесь и сейчас» становится всё сложнее.

Когда мы можем представить себе лишь несколько возможностей, обрести гармонию относительно несложно. Желания просты, правильный выбор очевиден. Для конфликтов нет места, в компромиссах нет нужды. В простых системах, как правило, господствует порядок, однако эта гармония хрупка: с ростом сложности увеличивается и вероятность возникновения энтропии.

Мы можем выделить множество факторов, объясняющих, почему сознание становится более сложным. Одним из них является биологическая эволюция центральной нервной системы. Вырвавшийся из-под власти инстинктов разум получил в награду мучительную свободу выбора. Ещё одной причиной стало развитие культуры: языка, системы верований, технологии — всё это обусловило усложнение содержания сознания. По мере того как человек перешёл от кочевой жизни к оседлой, возникало всё большее разнообразие социальных ролей, часто провоцировавшее внутренние конфликты. Раньше охотник мог иметь общие навыки и интересы с любым соплеменником, теперь же у каждого — у фермера и у мельника, у священника и у солдата — есть свой взгляд на мир. Больше не существует единственно правильного способа поведения, и каждая роль требует особых умений. На протяжении своей жизни каждый индивид сталкивается с противоречащими друг другу целями и несовместимыми возможностями для действий. Цели и возможности ребёнка обычно достаточно согласованы и не отличаются разнообразием, но с каждым годом их количество растёт, и ясность, благодаря которой состояние потока возникало спонтанно, уступает место какофонии страстей, убеждений, альтернатив и стереотипов поведения.

Едва ли кто-то будет утверждать, что более простое, пусть и гармоничное, сознание предпочтительнее более сложного. Мы можем восхищаться безмятежностью льва на отдыхе, смирением аборигенов и увлечённостью ребёнка, но они не могут быть моделью для подражания. Порядок, основанный на невинности, для нас недостижим. Для тех, кто вкусил плод древа познания, дорога в рай закрыта навсегда.

Вместо того чтобы пытаться искать единство целей в генетических инструкциях или социальных законах, мы должны попробовать создать гармонию, основанную на разуме и свободе выбора. Именно в этом видели задачу современного человека такие философы, как Хайдеггер, Сартр, Мерло-Понти, называя её «проектом». Под этим они понимали целенаправленные действия, придающие форму жизни индивида и наполняющие её смыслом. В психологии для обозначения того же феномена используются понятия «проприативные стремления» или «жизненные темы». И в том и в другом случае подразумевается система целей, связанных между собой и с неким высшим смыслом, пронизывающим всё, что делает человек.

Жизненная тема подобна игре, имеющей определённые правила, которым необходимо следовать, чтобы испытать состояние потока. Всё, что случается с человеком в её рамках, приобретает смысл — не обязательно позитивный, но всё же смысл. Если индивид решает направить всю свою энергию на то, чтобы до 30 лет заработать миллион долларов, всё происходящее с ним будет либо приближать его к цели, либо удалять от неё. Чёткая обратная связь будет поддерживать его в состоянии вовлечённости. Даже если по пути к цели он лишится всех своих денег, его действия по-прежнему будут направляться однажды выбранной темой и не утратят смысл. Аналогичным образом человек, решивший, что больше всего на свете хочет открыть лекарство от рака, будет знать, что приближает его к цели, а что — нет. И в том и в другом случае он знает, что ему делать, и всё, что он делает, будет иметь смысл.

Если психическая энергия личности направляется на выбранную им жизненную тему, сознание достигает гармонии. Однако не все жизненные темы в равной степени продуктивны. Философы-экзистенциалисты различают  и проекты. Первый подразумевает человека, сознающего свободу выбора и принимающего решение, основанное на рациональной оценке своих чуств. Неважно, каков выбор, — важно, что он отражает подлинные переживания и убеждения человека. Не аутентичный проект индивид выбирает потому, что чуствует себя обязанным так поступить, или потому, что так делают все. В основе аутентичных проектов лежит внутренняя мотивация, их выбирают, поскольку они достойны вложений энергии; неаутентичные мотивированы внешне. Аналогичное различие существует в отношении жизненных тем: они могут быть либо  самим человеком, то есть он сам пишет сценарий своих действий исходя из личных переживаний и осознания своего выбора, либо  когда индивид просто соглашается на предопределённую роль в сценарии, давным-давно написанном другими.

Оба типа жизненных тем помогают придать жизни смысл, и оба имеют свои недостатки. Усвоенная жизненная тема выполняет свои функции, пока остаётся здоровой породившая её социальная система; в противном случае человек может оказаться в ловушке извращённых целей. Для Адольфа Эйхмана, нациста, спокойно отправившего на смерть десятки тысяч человек, правила бюрократии были священны. Вполне возможно, что он не раз испытывал состояние потока, решая проблему наиболее эффективной доставки узников в газовые камеры и последующей транспортировки тел. Он не задавался вопросом, хорошо ли то, что он делает. Пока он выполнял приказы, его сознание пребывало в гармонии. Для Эйхмана смысл жизни заключался в том, чтобы быть частью сильной, организованной структуры, ничто другое не имело значения. В мирные времена такой индивид вполне мог бы быть надёжным столпом общества, но когда власть захватили недостойные люди, вся уязвимость его жизненной темы стала очевидна: образцовый гражданин превратился в преступника, не изменив своих целей и ни на секунду не осознав бесчеловечность своих действий.

«Собственные», то есть открытые самим человеком, жизненные темы имеют другие подводные камни. Поскольку они являются результатом борьбы личности в поисках смысла жизни, часто они оказываются настолько странны и новы, что кажутся другим членам общества безумными или опасными. Некоторые из наиболее могущественных жизненных тем основаны на целях, известных с древних времён, но открываемых конкретным индивидом заново. Малькольм Икс в юности жил по сценарию, типичному для молодого человека из трущоб: он торговал наркотиками и был не прочь подраться. Однако в тюрьме, благодаря чтению и размышлениям, у него возникла другая система целей, основанная на чустве собственного достоинства и самоуважении. В итоге у него развилась совершенно иная идентичность, построенная на осколках вечных представлений о добре и зле. Вместо того чтобы продолжать игру в «гангстеров и полицейских», он поставил перед собой более сложную цель, способную привнести порядок в жизнь многих маргиналов — как чёрных, так и белых.

Ещё один пример того, как можно создать себе жизненную тему, пусть даже воспроизводящую издавна известные цели, поведал нам человек, участвовавший в одном из наших исследований (назовём его И.). И. родился в начале века в бедной иммигрантской семье. Его родители с трудом могли объясняться на английском и почти не умели читать и писать. Хотя бешеный ритм нью-йоркской жизни и пугал их, они восхищались Америкой и властями, воплощавшими в себе её достоинства. Когда И. исполнилось семь лет, отец потратил изрядную часть семейных сбережений, чтобы подарить сыну велосипед. Спустя несколько дней И. катался на нём по окрестностям, и его сбил водитель, не остановившийся на красный свет. В результате мальчик получил серьёзные травмы, а велосипед превратился в кусок искорёженного металла. Водитель оказался успешным врачом; он отвёз И. в больницу, уговорив его родителей не заявлять о происшедшем в полицию и пообещав возместить все расходы на лечение и купить новый велосипед. К сожалению, добившись своего, доктор больше не появился, а родители мальчика были вынуждены просить денег в долг, чтобы оплатить больничный счёт. Велосипед же навсегда остался несбывшейся мечтой детства И.

Подобное событие могло стать душевной травмой для молодого человека и превратить его в циника, заботящегося только о собственных интересах. Однако И. извлёк из него другой урок. Пережитый им опыт помог ему создать жизненную тему, которая не только придала смысл его жизни, но и помогла уменьшить энтропию в переживаниях многих окружающих его людей. Много лет спустя несчастье продолжало омрачать существование семьи И. Его родители превратились в озлобленных, подозрительных личностей. Отец, чуствующий себя неудачником, пристрастился к алкоголю, постепенно утратив всякий интерес к родным. Казалось, нищета и беспомощность бесповоротно одержали победу над этой семьёй. Но когда И. было четырнадцать, произошло событие, изменившее ситуацию. На уроке истории он ознакомился с Конституцией США и Биллем о правах. В свете этих документов он по-новому осмыслил случившееся с его семьёй. Постепенно он пришёл к выводу, что нищета и отчуждение его родителей были результатом того, что они не знали своих прав, не знали правил игры. У них не было никого, кто бы мог представлять их интересы.

Размышляя об этом, И. принял решение стать юристом — не только для того, чтобы улучшить свою жизнь, но и для того, чтобы предотвращать проявления несправедливости, подобные тому, что пришлось пережить ему. После того как цель была поставлена, И. начал двигаться к ней с непоколебимой решимостью. Он поступил в юридический колледж, устроился помощником известного судьи, через некоторое время сам стал судьёй. На пике своей карьеры он работал советником президента, помогая разрабатывать политику в области гражданских прав и законы, защищавшие права обездоленных. Выбранная в подростковом возрасте тема продолжала направлять его мысли, чуства и действия до конца его жизни. Всё, что он делал, было частью одной великой игры, цели и правила которой он согласился принять. Он чуствовал, что жизнь его наполнена смыслом, и с радостью брался за задачи, возникавшие на его пути.

Пример И. отражает несколько характеристик, общих для самостоятельно открываемых жизненных тем. Прежде всего, такая тема довольно часто возникает как  — это может быть сиротство, жестокое обращение, несправедливость. Но значение имеет не травма сама по себе: внешнее событие никогда не предопределяет тему. Важна интерпретация страданий, которую производит в своём сознании субъект. Например, если отец ребёнка — алкоголик, издевающийся над своими близкими, ребёнок может по-разному объяснить себе, почему его жизнь сложилась именно так. Он может решить, что отец — подонок, заслуживающий смерти; что он — мужчина, а все мужчины слабы и склонны ко злу; что причиной болезни отца стала бедность, и чтобы не повторить его судьбу, необходимо разбогатеть. Наконец, он может заключить, что такое поведение отца в значительной степени объясняется чуством беспомощности и недостатком образования. И только эта последняя интерпретация может привести к формированию такой жизненной темы, как та, что выработал себе И.

Тогда возникает вопрос: какие интерпретации негативного личного опыта приводят к формированию негэнтропийной, конструктивной жизненной темы? Если страдающий от издевательств отца ребёнок решит, что в основе всех его бед лежит свойственная людям жестокость, то он едва ли сможет что-то предпринять. В самом деле, как может ребёнок изменить человеческую природу? Чтобы в страданиях обрести цель, нужно увидеть в них  смысл в рассмотренном нами случае И. увидел проблему не в недостатках отца, а в беспомощности бесправных меньшинств, и смог  получить юридическое образование. Чтобы преобразовать травматическое событие в цель, придающую смысл всей жизни, субъект должен обладать способностью создавать порядок из хаоса.

Наконец, сложная негэнтропийная жизненная тема редко возникает в результате реакции на сугубо личную проблему. Например, И. увидел проблему беспомощности не только у себя или своей семьи, но и у всех бедных иммигрантов, оказавшихся в такой же ситуации, как его родители. Поэтому найденное им решение пошло на пользу не только ему, но и многим другим. Подобная «альтруистичная» генерализация типична для негэнтропийных жизненных тем; они привносят гармонию в жизнь многих людей.

Похожим примером может служить жизнь Готфрида, ещё одного участника нашего исследования в Чикагском университете. В детстве Готфрид был очень близок со своей матерью, и его воспоминания о ранних годах и времени, проведённом с ней, полны тепла и света. Но когда ему ещё не было и десяти лет, у неё обнаружили рак, и вскоре она умерла в страшных мучениях. Мальчик мог бы начать упиваться жалостью к себе и погрузиться в депрессию или обозлиться на весь мир. Вместо этого он начал относиться к болезни как к своему личному врагу и поклялся победить её. Закончив школу, он получил медицинское образование и занялся исследованиями в области онкологии. Его работа, безусловно, внесёт вклад в победу над этим страшным заболеванием, которую рано или поздно одержит человечество. Мы снова видим, как личная трагедия преобразуется в потенциально решаемую задачу. Развив у себя соответствующие умения, один человек смог улучшить жизни множества других.

Ещё со времён Фрейда психологи интересовались вопросом, каким образом пережитые в раннем детстве травмы обусловливают психические нарушения у взрослых. Такое направление причинно-следственной связи объяснить нетрудно. Сложнее понять, почему в некоторых случаях достигается обратный результат; такие примеры, на наш взгляд, представляют собой больший интерес. Случается, что пережитая в детстве травма даёт человеку толчок, чтобы он стал великим художником, влиятельным политиком или учёным. Если исходить из предположения, что на психику непосредственно влияют внешние события, то напрашивается вывод, что невротическая реакция на страдание нормальна, в то время как конструктивное поведение представляет собой «защитный механизм» или «сублимацию». Однако если допустить, что человек в состоянии сам выбирать, как реагировать на внешние события, тогда конструктивная реакция может быть интерпретирована как нормальная, а невротическая — как неспособность принять вызов, как поражение в попытке превратить жизнь в поток.

Что позволяет одним выработать гармоничные жизненные цели, в то время как другие влачат бессмысленное и пустое существование? Разумеется, на этот вопрос нет простого ответа, поскольку на становление жизненной темы влияет множество факторов, как внешних, так и внутренних. У того, кто родился нищим, больным и угнетённым, больше оснований сомневаться в том, что жизнь имеет смысл, однако несчастья не делают ситуацию безысходной: тому существует немало примеров. Антонио Грамши, философ, развивавший гуманистический социализм и значительно повлиявший на европейскую мысль, родился горбатым и первые годы своей жизни провёл в бедной крестьянской лачуге. Вскоре после рождения мальчика его отец был арестован и приговорён к длительному сроку тюремного заключения — как выяснилось спустя годы, несправедливо. Оставшаяся без кормильца семья была обречена вести постоянную борьбу за выживание. Маленький Антонио был таким слабым и болезненным, что его мать, по рассказам, каждый вечер одевала его в лучший костюмчик и укладывала спать в гроб, считая, что он не дотянет до утра. Такое начало никак нельзя назвать многообещающим. Однако несмотря на эти и многие другие препятствия, Грамши смог выжить и даже получил образование. Став учителем, он достиг некоторого уровня благополучия, но это не удовлетворило его. Он решил, что истинная цель его жизни заключается в борьбе против социального строя, подорвавшего здоровье его матери и честь отца. В конце концов он стал профессором и членом парламента, прославившимся своим бесстрашием в борьбе с фашизмом. Жизнь его закончилась в застенках Муссолини, но до последнего дня он сочинял замечательные эссе о том, каким прекрасным мог бы быть мир, если бы не людская жадность и страх.

Эти и множество подобных им примеров опровергают предположение о прямой причинной зависимости между тяжёлым детством и отсутствием смысла во взрослой жизни. Томас Эдисон был хилым и болезненным ребёнком, которого педагоги считали чуть ли не умственно отсталым; Элеонора Рузвельт в молодости была подвержена депрессии и страдала от одиночества; ранние годы Альберта Эйнштейна были полны тревог и разочарований — и, тем не менее, все они нашли для себя мощные жизненные темы, которые принесли пользу не только им.

Если говорить о стратегии, общей для всех тех, кто смог найти смысл существования, то она настолько очевидна и проста, что может показаться недостойной упоминания. Однако, несмотря на это, ей так часто пренебрегают, что будет полезно всё же вкратце рассмотреть её. Суть этой стратегии заключается в том, чтобы искать способы упорядочивания своего сознания в опыте, накопленном прошлыми поколениями. Культура аккумулировала огромные знания, готовые к использованию. Великие музыкальные произведения, архитектура, живопись, поэзия, театр, танец, философия и религия — всё это доступно для каждого, кто хочет знать, как из хаоса можно создать гармонию. Однако большинство людей предпочитает игнорировать эти достижения человечества и пытается придать смысл своему существованию собственными средствами.

Поступать так — всё равно, что каждому поколению заново выстраивать всё здание человеческой культуры. Ни один человек в здравом уме не захочет повторно изобретать колесо, огонь, электричество и миллион других объектов, знания о которых мы получаем в процессе обучения. Точно так же и пренебрежение к накопленной нашими предками информации и желание во что бы то ни стало самостоятельно открыть достойные жизненные цели есть проявление слепого высокомерия. Шансы на успех в подобном предприятии примерно такие же, как при попытке построить электронный микроскоп без инструментов и знания физики.

Люди, сумевшие сформировать гармоничные жизненные темы, часто вспоминают, что в детстве родители рассказывали им различные истории и читали книги. Рассказанные любящим взрослым волшебные сказки, библейские притчи, героические мифы и события из жизни семьи нередко становятся для ребёнка первой возможностью соприкоснуться с осмысленным порядком. В то же время наши исследования свидетельствуют, что индивиды, не способные сосредоточиться на одной цели или без рассуждений принимающие цель, задаваемую обществом, не помнят подобных эпизодов из своего детства. Детские телешоу с их бессмысленной сентиментальностью, похоже, не способны заменить общение с родителями и рассказанные ими истории.

Каковы бы ни были детские годы человека, у него всегда остаётся шанс почерпнуть смысл в прошлом. Большинство людей, открывших для себя сложные жизненные темы, вспоминают, что восхищались каким-нибудь человеком или историческим деятелем, который и послужил для них образцом для подражания. Некоторые увидели новые возможности для действия в восхитившей их книге. Так, один известный и уважаемый социолог рассказал, что в подростковом возрасте на него произвела сильнейшее впечатление «Повесть о двух городах» Диккенса. Картины социального хаоса, перекликавшиеся с его собственными впечатлениями, почерпнутыми из рассказов переживших Первую мировую войну родителей, так потрясли его, что он решил, во что бы то ни стало понять, почему же люди причиняют друг другу столько несчастий. Другой подросток, воспитанный в приюте, случайно прочитал рассказ Горацио Олджера о мальчике с похожей судьбой, который сумел пробиться в жизни за счёт усердного труда и удачи. «Если смог он, смогу и я», — подумал этот молодой человек. Сейчас он преуспевающий банкир и известный филантроп.

В лучших литературных произведениях можно почерпнуть немало примеров жизней, построенных на стремлении к достойной и осмысленной цели. Многие столкнувшиеся с экзистенциальным хаосом вновь обрели надежду, узнав, что и другие до них пытались решать те же проблемы и смогли сделать это. Не только литература, но и музыка, философия, религия способны помочь нам.

Время от времени я провожу семинар для менеджеров, посвящённый тому, как справляться с кризисом среднего возраста. Многие из этих преуспевающих людей достигли высокого положения в мире бизнеса, но упустили из внимания семейные отношения и личную жизнь. Как правило, они положительно воспринимают возможность потратить некоторое время на размышления о том, что же делать дальше. На протяжении многих лет при подготовке лекций я старался опираться на теории и результаты исследований в области психологии развития. У меня были все основания испытывать чуство удовлетворения от того, как проходила работа, и участники обычно чуствовали, что узнали немало полезного. Несмотря на это, мне постоянно казалось, что материал можно сделать более доходчивым.

Наконец мне пришла в голову необычная мысль. Я начал семинар с краткого пересказа «Божественной комедии» Данте. Это произведение было написано 600 лет назад и остаётся лучшим из известных мне описаний кризиса среднего возраста и его успешного разрешения. «Земную жизнь пройдя до половины, — пишет Данте в начале своей бессмертной поэмы, — я очутился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины» (перевод М. Лозинского. —  Дальше следуют захватывающие и во многих отношениях не утратившие своей актуальности размышления о трудностях, с которыми сталкивается человек, достигший среднего возраста.

Блуждая в тёмном лесу, Данте обнаруживает, что его преследуют три зверя, облизывающиеся в предвкушении добычи: лев, рысь и волчица, олицетворяющие честолюбие, сладострастие и жадность. Те же страсти обуревают главного героя книги Тома Вулфа «Костры амбиций», ставшей бестселлером в 1988 году. Так же, как и средневековый поэт, современный нью-йоркский брокер стремится к власти, сексу и деньгам. Ища спасения от этих чуств, Данте пытается подняться на гору, но звери не отступают, и он в отчаянии обращается за помощью к Богу. В ответ на его мольбу ему является тень Вергилия, древнего поэта, чьими мудрыми и величественными стихами он восхищался настолько, что считал его своим духовным наставником. Вергилий пытается успокоить Данте: из тёмного леса можно выбраться. Однако путь этот ведёт через Ад. Идя по этой дороге, они становятся свидетелями мучений тех, кто так и не смог выбрать себе цель в жизни. Но ещё страшнее участь грешников — тех, кто своими действиями усиливал энтропию.

Поначалу меня несколько тревожило, как воспримут эту древнюю аллегорию современные бизнесмены. Я боялся, как бы они не сочли это пустой тратой своего драгоценного времени. Однако страх мой оказался напрасным: у нас никогда ещё не было такой открытой и серьёзной дискуссии о проблемах среднего возраста и возможностях обогащения последующих лет жизни, как после обсуждения «Божественной комедии». Впоследствии несколько участников сказали мне, что начать семинар с Данте было прекрасной идеей. Его поэма настолько чётко обозначает проблемы, что после её прочтения думать и говорить о них становится существенно проще.

Данте представляет собой важную модель ещё и потому, что каждому, кто прочитал его проникнутую искренней верой поэму, понятно, что его христианство было им  а не просто Другими словами, созданная им религиозная жизненная тема состоит из подлинно глубоких христианских прозрений в сочетании с греческой философией и исламской мудростью, проникавшей в Европу. В то же время в его Аду встречается множество пап, кардиналов и прочих священнослужителей, обречённых на вечное проклятие. Даже его проводник Вергилий — не христианин, а язычник. Данте признавал, что, как только духовный порядок принимает форму организованного института, он начинает испытывать на себе действие энтропии. Поэтому для того, чтобы извлечь смысл из религиозных убеждений, человек должен сопоставить предлагаемые церковью пути поиска со своим личным опытом, взять то, что имеет смысл, и отвергнуть всё остальное.

И сегодня по-прежнему можно изредка встретить людей, в чьей жизни присутствует внутренний порядок, основанный на духовных откровениях великих религий прошлого. Несмотря на то, что мы практически каждый день слышим об аморальности биржевых дельцов, коррумпированности чиновников и беспринципности политиков, всё же существует и немало обратных примеров. Среди преуспевающих бизнесменов есть такие, кто помогает больным и умирающим, потому что они верят, что проявление милосердия есть неотъемлемая часть осмысленной жизни. Многие люди по-прежнему черпают силу и спокойствие в молитвах, и вера помогает им ставить цели и достигать того, что мы называем потоком.

Однако всё больше людей не находят поддержки в традиционных религиях. Многие оказываются не способны отделить содержащуюся в них непреходящую человеческую мудрость от временного и наносного и склонны полностью отметать религиозные догмы. Другие испытывают настолько сильную потребность в порядке, что им становится безразлична его природа, и они становятся религиозными или политическими фанатиками христианства, ислама или коммунизма.

Можно ли надеяться, что когда-нибудь человечество создаст новую систему целей и ценностей, которая придаст смысл жизни наших детей? Некоторые верят, что ей станет обновлённое христианство. Другие всё ещё продолжают верить, что коммунизм сможет победить хаос и установить порядок во всём мире. Однако сейчас нет оснований поддерживать ни ту, ни другую точку зрения.

Чтобы новая вера завладела нашим воображением, она должна учитывать то, что мы знаем, наши чуства, надежды и страхи. Это будет система убеждений, способная направить нашу психическую энергию на осмысленные цели и предложить нам правила, следуя которым можно превратить жизнь в поток.

Вряд ли можно полагать, что такая система не будет хотя бы в некоторой степени основана на научных открытиях, касающихся человека и Вселенной. Без этого наше сознание будет по-прежнему разрываться между верой и знанием. Но и наука должна будет измениться, чтобы принести настоящую пользу в формировании этой системы. К знаниям, полученным в рамках специализированных дисциплин, служащих описанию отдельных сторон реальности и контролю над ними, должна прибавиться интегрированная картина мира, включающая всё, что нам известно, в соотношении с человечеством и его судьбой.

Один из возможных подходов к созданию такой концепции мироздания использует понятие эволюции. По сути, нам предстоит ответить на вечные вопросы: откуда мы? Куда мы идём? Какие силы влияют на нашу жизнь? Что такое добро и зло? Как мы связаны друг с другом и с миром вокруг нас? Каковы последствия наших действий? Поиск ответов на них должен осуществляться систематически и в свете того, что нам уже известно об эволюции, а также того, что, безусловно, будет открыто в будущем.

Очевидное возражение против такого сценария заключается в том, что наука в целом и наука об эволюции в частности имеют дело с  положением вещей.  Между тем принципы и убеждения существуют не только в плоскости объективной реальности; они оперируют такими понятиями, как «правильное» и «желательное». Однако система убеждений, построенная на знании об эволюции, как раз могла бы уменьшить разрыв между тем, что правильно  и тем, что  желательно. Если мы лучше поймём, почему мы такие, какие мы есть, и разберёмся в происхождении инстинктивных влечений, социальных стереотипов, культурных различий — словом, всех тех факторов, что оказывают влияние на формирование сознания, — нам будет проще направить нашу энергию куда следует.

Эволюционный подход также способен указать нам достойную цель. Ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что за миллиарды лет существования нашей планеты на ней возникали всё более и более сложные формы жизни и высочайшим на сегодняшний день достижением развития является нервная система человека. Кора головного мозга стала основой для возникновения сознания, которое теперь, подобно атмосфере, окружает Землю. Это усложнение произошло потому, что согласно законам, действующим на Земле, оно должно было произойти, но оно может прекратиться, если мы не будем ему способствовать. Будущее эволюции теперь в наших руках.

За последние несколько тысяч лет, что в масштабах эволюции не больше, чем секунда, человечество достигло невероятного прогресса в области  сознания. Мы осознаём себя разумными существами, отличающимися от всех прочих форм жизни, и считаем, что каждый человек по-своему уникален. Мы изобрели абстрактное мышление и анализ, позволяющие выделять разные измерения у одних и тех же объектов, — например, рассматривать скорость падающего предмета отдельно от его веса и массы. Благодаря способности к дифференциации стал возможен прогресс науки и технологии, который в результате дал человечеству власть построения и уничтожения окружающего мира.

Но процесс усложнения предполагает не только дифференциацию, но и и главной задачей последующих столетий должно стать усиление этой составляющей сознания, до сих пор остававшейся без должного внимания. Научившись отделять себя от других, мы должны вновь научиться воссоединяться с другими сущностями вокруг нас, при этом, не теряя с трудом обретённой индивидуальности. Если говорить об убеждениях, которые могли бы быть полезны в будущем, то наиболее многообещающе выглядит вера в то, что Вселенная есть система, управляемая общими законами, с которыми нам придётся согласовывать наши мечты и желания. Осознав ограниченность нашей воли и смирившись с тем, что нам необходимо сотрудничать с окружающим миром, а не управлять им, мы, скорее всего, ощутим облегчение, знакомое воротившемуся домой изгнаннику. Проблема смысла будет решена, когда личные цели индивидов сольются с общим потоком бытия.

Примечания

ГЛАВА 1

С. 23 Счастье. Аристотель изложил своё понимание проблемы человеческого счастья в работе «Никомахова этика», книга 1 и книга 9 (гл. 9 и 10) (Aristotle, 1980). Современная психология, как, впрочем, и другие социальные науки, обратилась к этой теме сравнительно недавно, однако уже сейчас можно говорить о большом пути, пройденном в этом направлении. Пожалуй, одной из первых работ по этой тематике, и сегодня не потерявшей своё значение, является труд Нормана Брэдберна «Структура психологического благополучия» (Вга^игп, 1969). В нём он высказал мысль, что счастье и несчастье являются состояниями, независимыми друг от друга. Другими словами, то, что человек чуствует себя счастливым, ещё не значит, что в это же время он не может быть несчастливым. Руут Винховен из Университета Эразма в Роттердаме опубликовал недавно работу, в которой обобщил результаты 245 исследований по этой проблеме, проведённых с 1911 по 1975 г. в 34 странах мира (УеепЬоуеп, 1984). В настоящее время готовится к изданию вторая часть его работы. Фонд Архимеда в Торонто поставил перед собой аналогичную задачу: составить каталог исследований по проблемам счастья и благополучия. Первая часть этого труда была опубликована в 1988 г. «Психология счастья» Майкла Аргайла, социального психолога из Оксфордского университета, была опубликована в 1987 г. (Argyle, 1987). Ещё одна подборка разнообразных теорий и исследований по этой проблеме содержится в книге, опубликованной в 1990 г. (Strack, Argyle, Schwarz, 1990).

Не снились нашим предкам. Неплохое изложение истории бытовых условий повседневной жизни можно найти в серии книг, издававшихся под общей редакцией Филиппа Ариеса и Жоржа Дюби, озаглавленной «История частной жизни» (Aries, Duby, 1987). Первый том, посвящённый Древнему Риму и Византии и написанный Полом Вейном, появился в 1987 г. (Veyne, 1987. V. I). Другой работой в этом направлении, является труд Фернана Броделя «Структуры повседневной жизни», изданный на английском в 1981 ^(Braudel, 1981. V. 2). Более подробно об истории домашнего обихода можно прочитать в (he Roy Ladurie, 1979; Csikszentmihalyi, Rochberg-Halton, 1981).

С. 27 Поток. Началом моей работы над теоретическим обоснованием феномена потока была защита докторской диссертации, посвящённой исследованию того, как начинающие художники работают над картиной. Некоторые из результатов этой работы вошли потом в книгу «Творческое зрение» (Getzels, Csikszentmihalyi, 1976). С тех пор было опубликовано несколько десятков научных статей по этой тематике. Первой книгой, которая непосредственно описывала феномен потока, была «За пределами скуки и тревоги» СCsikszentmihalyi, 1975). Последняя подборка научных исследований по проблеме потока была представлена в специальном сборнике «Оптимальное переживание: психологические исследования потока в сознании» (Csikszentmihalyi М., Csikszentmihalyi I., 1988).

С. 28 Метод выборки переживаний. Впервые я использовал эту методику в исследованиях рабочих в 1976 г.;

 

первая публикация о нём появилась в связи с исследованиями подростков (Csikszentmihalyi Larson, Prescott, 1977). Подробное описание этого метода можно найти в (Csikszentmihalyi, Larson, 1984,1987).

Практическое применение концепции потока.

Описано в первой главе книги «Оптимальное переживание» (Csikszentmihalyi М., Csikszentmihalyi I., 1988).

С. 30 Цели. Первые попытки объяснения человеческого поведения, предпринятые ещё Аристотелем, исходили из того, что действия побуждаются целями. Современная психология показала, что многое в поведении людей может быть объяснено более простыми причинами, часто подсознательными. Таким образом, роль целей в мотивации поведения отодвинулась на второй план. Некоторые исключения представляют работы Альфреда Адлера (Adler, 1956), который полагал, что человек создаёт ирархию целей, направляющую его решения на протяжении всей жизни. Американские психологи Гордон Олпорт (Allport, 1955) и Абрахам Маслоу (Maslow, 1968) также считали, что по мере того, как удовлетворяются основные нужды человека, его поведение всё больше и больше начинает определяться устанавливаемыми им целями. Значение целей признаётся когнитивной психологией. Так, Миллер, Галантер и При- брам (Miller, Galanter, Pribram, 1960), Манд- лер (Mand/ег, 1975), Найсер (Neisser, 1976) и Эмде (Emde, 1980) использовали это понятие для объяснения процессов принятия решений и регуляции поведения. Я не утверждаю, что большую часть своего времени люди работают над достижением своих целей, однако полагаю, что только в эти моменты они обретают чуство контроля над собой и своим окружением, которое отсутствует, когда их поведение не регулируется осознанно выбранной целью (Csikszentmihalyi, 1989).

С. 34 Хаос. Кому-то может показаться странным, что книга, посвящённая оптимальному переживанию, должна рассматривать вопросы хаоса, заполняющего окружающую нас Вселенную. Однако, не разобравшись в угрозах и опасностях, таящихся в нём, нельзя понять истинную ценность человеческой жизни. Традиция сначала описывать угрозу, исходящую из беспорядка мироздания, а лишь потом переходить к обсуждению путей её устранения восходит к первому известному нам литературному произведению — поэме о Гиль-гамеше, написанной три с половиной тысячи лет назад (Mason, 1971). Наверное, одним из лучших примеров такого подхода можно считать «Божественную комедию» Данте, в которой автор, прежде чем дать читателю своё решение проблем бытия, берёт его с собой в путешествие по аду. Концепция этой книги построена похожим образом, и не только для того, чтобы отдать дань традиции, но потому, что это весьма разумно с психологической точки зрения.

С. 35 Ирархия потребностей. Наиболее

известное описание взаимоотношений между «низшими» потребностями, такими как выживание или безопасность, и «высшими», такими как самореализация, принадлежит Абрахаму Маслоу (Маэкгет, 1968,1971).

С. 36 Рост ожиданий. По мнению многих авторов, хроническая неудовлетворённость, вечное ожидание чего-то лучшего является характерной чертой современного человека. Гётевскому Фаусту — воплощению современного человека — дьявол обещал исполнение любого желания, при условии что тот никогда не будет удовлетворён тем, что имеет. Неплохое изложение этой проблемы можно найти у Бермана (Вегтап, 1982). Более вероятно, однако, что желание иметь больше, чем в данный момент доступно, является универсальной особенностью человека, возможно, связанной с эволюцией сознания. Неоднократно отмечалось, что счастье и удовлетворённость жизнью напрямую зависят от того, насколько мал воспринимаемый разрыв между тем, что человек желает, и тем, что имеет, и что ожидания имеют тенденцию расти. Опрос, проведённый в 1987 г. газетой «Чикаго Трибьюн» (Chicago Tribune. 1987. Sept. 24, sect. 1, P. 3), показывает, например, что американцы, имеющие годовой доход свыше 100 ООО долларов — таких около 2% населения, — полагают, что для комфортной жизни необходимо иметь как минимум 88000 долларов в год, а те, кто зарабатывает меньше, полагают, что достаточно 30 000. Более состоятельные также считают, что им необходимо около четверти миллиона, чтобы исполнить все желания, в то время как средний американец мечтает о сумме в пять раз меньшей. Многие учёные из тех, кто занимался исследованиями в области качества жизни, сообщали о похожих результатах (Campbell Converse, Rodgers, 1976; Davis, 1959; Lewin etal, 1962/1944; Martin, 1981; Michalos; 1985; Williams, 1975). Однако эти исследования касались в основном внешних условий счастья, таких как здоровье, финансовое благосостояние и т.д. Эта же книга рассматривает счастье как результат определённых действий человека.

Управление собственной жизнью. Достижение такого контроля является одной из старейших целей психологии. В своём обзоре нескольких сотен принадлежащих к разным интеллектуальным традициям трудов, посвящённых развитию управления собой, Кла- узнер (Klausner, 1965) обнаружил, что по объекту, или мишени приложения контролирующих усилий, могут различаться четыре основные категории контроля: контроль поведения, контроль базовых физиологических побуждений, контроль интеллектуальных функций, например мышления, и контроль эмоций, например чуств.

С. 37 Культура как защита против хаоса. Смотри, например обзор Нельсона (Nelson, 1965). Интересное понимание так называемых позитивных интегративных эффектов культуры представляют собой понятие «синергия», предложенное Рут Бенедикт (Maslow, Honigmann, 1970), и общий системный подход, предложенный Ласло (Laszlo, 1970; см. также Redfield, 1942; von Bertalanffy, 1960,1968; Polanyi, 1968,1969). Пример того, как смысл создаётся индивидами в контексте культуры, см. (Csikszentmihalyi, Rochberg- Halton, 1981).

Им выпало счастье жить в центре Вселенной. Этноцентризм входит в число основ любой культуры ^eVine, Campbell, 1972; Csikszentmihalyi, 1973).

С. 38 Онтологическая тревога. К экспертам в области онтологической (экзистенциальной) тревоги можно отнести многих писателей, поэтов, художников, драматургов и других людей искусства последних двух столетий. Среди философских трактатов на эту тему следует упомянуть работы Кьеркегора (Kierkegaard, 1944, 1954), Хайдеггера (Heidegger, 1962), Сартра (Sartre, 1956) и Ясперса (Jaspers, 1923, 1955), среди психоаналитиков выделяются труды Салливана (Sullivan, 1953) и Лэнга (Laing, 1960,1961).

Смысл. Переживание осмыслено, только если оно позитивным образом связано с целями личности. Жизнь обретает смысл, когда у нас есть цель, оправдывающая наше существование и когда наши переживания упорядочены. Для того чтобы достигнуть подобной упорядоченности опыта, мы часто нуждаемся в постулировании некой сверхъестественной силы или высшего замысла, без которых жизнь не имеет смысла (Csikszentmihalyi, Rochberg-Halton, 1981). Проблема смысла будет обсуждаться более подробно в гл. 10.

С. 41 Религия и потеря смысла. Тот факт, что религия представляет собой своего рода щит против окружающего нас хаоса, был подробно освещён в целом ряде исследований, которые показали, что религиозные люди, как правило, более удовлетворены жизнью (Bee, 1987, р. 373). В последнее время появляется всё больше работ, показывающих, что культурные ценности, на которых зиждется наше общество, постепенно утрачивают свою эффективность в качестве поддерживающих механизмов. Так, Дэниел Белл (Bell, 1976) указывал на упадок капиталистических ценностей, а Роберт Белла (Bellah, 1975) — на упадок религиозных. В то же время не вызывает сомнений, что «эпоха истинной веры», охватывавшая практически весь период Средневековья, не была свободна от сомнений и нравственных исканий. Духовное смятение этого времени очень хорошо описали Йохан Хейзинга (Huizinga, 1954) иЛеРойЛа- дури (LeRoyLadurie, 1979).

С. 42 Тенденции социальной патологии. Подробнее данные по потреблению электроэнергии смотри в Statistical Abstracts of the US (U. S. Dept. of Commerce 1985, p. 199); по распространению бедности и преступности (U. S. Dept. of Justice’s Uniform Crime Reports, July 25,1987, p. 41, the Statistical Abstracts 1985, p. 166, and the Commerce Department’s

  1. U. S. Social Indicators 1980, p. 235, 241), по венерическим заболеваниям (The Statistical Abstracts of the US 1985, p. 115); по разводам — там же, p. Цифры, относящиеся к душевному здоровью, взяты из (U. S. Social Indicators, p. 93), а цифры бюджета — из (U. S. Statistical Abstracts, 1985, p. 332).

Информация по количеству подростков, живущих в семьях с обоими родителями, имеется в (Brandwein, 1977, Cooper, 1970, Glick, 1979, Weitzman, 1978). Данные по преступности — в (U. S. Statistical Abstracts 1985, p. 189).

С. 43 Подростковая патология. Данные по самоубийствам и убийствам среди подростков содержатся в (Vital Statistics of the United States 1985, U.S. Dept. of Health and Human Services, 1988, табл. 8.5), по уровню грамотности — в (U. S. Statistical Abstracts 1985, p. 147). По достоверным оценкам, количество самоубийств с 1950 по 1980 г. увеличилось на 300%. Причём наибольшее увеличение числа самоубийств произошло среди белых подростков мужского пола из семей со средним достатком (Social Indicators, 1981). Большой рост наблюдался также в отношении убийств, внебрачных беременностей, венерических заболеваний и психосоматических жалоб (Wynne, 1978; Yankelovich, 1981). В 1980 г. каждый десятый старшеклассник ежедневно принимал психотропные препараты (Johnston, Bachman, OTtfalley, 1981). Рассматривая эту мрачную картину, следует, однако, помнить, что во многих культурах подростковый возраст считается самым проблемным (Fox, 1977). «Большая внутренняя неустойчивость и внешне проявляемая ершистость подростков — это универсальное явление, лишь в незначительной мере подверженное культурным влияниям» (Kiell, 1969, Р. 9). Согласно Офферу, Острову и Ховарду (Offer, Ostrov, Howard, 1981), лишь около 20% американских подростков могут быть оценены как «проблемные». Но и эти весьма осторожные оценки означают очень большое число молодых людей.

С. 45 Социализация. На необходимость отсрочки удовлетворения для общественной жизни указывал ещё Фрейд в своей работе «Неудовлетворённость культурой» (Freud, 1930). Браун (Brown, 1959) подверг сомнению некоторые из его аргументов. Признанными работами по социализации считаются труды Клаузена (Clausen, 1968), Циглера и Чайлда (Zigler, Child, 1973). О проблеме социализации в подростковой среде подробно писали Чиксентмихайи и Ларсон (Csikszentmihalyi, Larson, 1984).

С. 46 Социальный контроль. В качестве примеров установления социального контроля путём создания у людей физиологической зависимости можно указать на спаивание испанцами индейцев Центральной Америки (Braudel, 1981, р. 248-249); на распространение виски на территориях, заселённых североамериканскими индейцами; на опиумные войны в Китае. Герберт Маркузе (Marcuse, 1955,1964) подробно рассматривал использование доминантными социальными группами сексуальности и порнографии с целью обеспечения социального контроля. Ещё Аристотель говорил, что «понять удовольствие и страдание — задача для философствующего о государственных делах» («Никомахова этика», кн. 7, гл. XI).

С. 47-48 Гены и индивидуальные особенности. Точка зрения, гласящая, что основной целью генетических программ является дальнейшее распространение генов, а не облегчение жизни их носителю, была впервые сформулирована Докинсом (Dawkins, 1976). Заметим, однако, что выражение «Курица

  • это способ, используемый яйцом, чтобы снести другое», которое очень хорошо передаёт смысл его идеи, было известно гораздо раньше. Другой взгляд на эту проблему см. (Csikszentmihalyi, Massimini, 1985; Csikszentmihalyi, 1988).
  • С. 50 Пути к освобождению. История этого вопроса настолько всеобъемлюща, что невозможно вместить её в столь узкие рамки. Из мистических традиций см. Behanan, 1937; Wood, 1954 о йоге и Scholem, 1969 о еврейском мистицизме. Из философских работ можно выделить посвящённую древнегреческому гуманизму работу Хадаса (Hadas, 1960), посвящённые стоикам труды Арнольда и Мюррея (Arnold, 1911; Murray, 1940) и работу Мак-Венела о философии Гегеля (MacVannel, 1896). Из более современных философов можно указать Тиллиха и Сартра (Tillich, 1952; Sartre, 1956). Современную интерпретацию того, что Аристотель понимал под добродетелью, — которая, кстати, во многом напоминает понятие автотелической активности, или потока, — предложенную в этой книге, можно найти в (Maclntyre, 1984). Из исторических работ выделяются (Сгосе, 1962; ТоупЪее, 1934; Berdyaev, 1952); из социологических (Marx, 1844; Durkheim, 1897, 1912; Sorokin, 1956, 1967; Gouldner, 1968); из психологических (Arigyal, 1941,1965; Maslow, 1968, 1970; Rogers, 1951); из антропологических (Benedict, 1934; Mead, 1964; Geertz, . И это всего лишь отдельные характерные примеры из огромного числа взглядов, теорий и концепций.

Контроль сознания. Контроль сознания в той форме, в какой он представлен в этой главе, включает все четыре аспекта, представленных в работе Клаузнера (Klausner, 1965) и перечисленных в ссылке к с. 35. Одной из древнейших техник достижения такого контроля является йога, появившаяся в Индии более 15 столетий назад. Подробнее это древнее искусство будет рассматриваться в гл. 5. Последователи холистической медицины полагают, что состояние психики пациента крайне важно для его общего здоровья (iCousins, 1979; Siegel, 1986). Наш коллега из Чикагского университета Юджин Джендлин разработал специальную методику по контролю внимания, получившую название «фокусирование» (Gendlin, 1981). Здесь я не собирался предлагать какие-либо техники, моей задачей является концептуальный анализ того, что мы понимаем под контролем и наслаждением, а также ряд поясняющих примеров, позволяющих читателю самому разработать подходящую для себя технику.

С. 52 Быстро увязает в рутине. Приводимая здесь аргументация восходит к Максу Веберу (Weber, 1922), который в своей работе «Социальная психология мировых религий» описывал «профанацию харизмы», и к ещё более ранним идеям Гегеля о том, что «мир духа» рано или поздно замещается «миром природы» (см., в частности, Sorokin, 1950). То же понятие с точки зрения социологии разрабатывалось Бергером и Лукманом (Berger, Luckmann, 1967).

ГЛАВА 2

С. 55-57 Сознание. Понятие сознания занимает центральное место во многих религиозных и философских системах, например у Канта и Гегеля. Психологи начала XX в., например Ах (Ach, 1905), пытались определить его в современных им понятиях, однако без особого успеха. На протяжении нескольких десятилетий сознание было изгнано из наук о поведении, поскольку самоотчёт о внутренних состояниях не считался научно достоверным. Однако в последнее время наблюдается некоторое возобновление интереса к этой теме (Pope, Singer, 1978). Исторические обзоры этого понятия даны Борингом и Клаузнером (Boring, 1953; Klausner, 1965). Смит, введший в обиход понятие «интроспективный бихевиоризм» (Smith, 1969), дал определение сознания, сходное с тем, которое используется в настоящей работе: «Осознанное переживание — это внутреннее событие, по отношению к которому субъект делает именно то, что хочет делать» (Smith, 1969, р. 108). С другой стороны, имеется не так уж много общего между предлагаемым здесь понятием сознания и его другими версиями, представленными в поведенческой психологии, в том числе у Смита. Главное отличие заключается в том, что я подчёркиваю роль субъективной динамики переживания и его феноменологическую первичность. Более полное определение сознания будет дано в конце этой главы.

С. 58 Феноменология. Термин «феноменология» используется мною не для того, чтобы подчеркнуть приверженность той или иной школе или мыслителю. Он лишь указывает на влияние, которое оказали на наш подход соответствующие работы (Husserl, 1962; Heidegger, 1962, 1967; Sartre, 1956; Merleau-

Ponty, 1962, 1964), в том числе в социальных науках (Natanson, 1963; Gendlin, 1962; Fisher, 1969; Wann, 1964; Schutz, 1962). Хорошее краткое введение в феноменологию Гуссерля представляют книги Кохака и Колаков- ского CKohak, 1978; Kolakowski, 1987). Однако для чтения этой книги нет необходимости держать в голове все феноменологические допущения. Используемая аргументация должна содержать всё необходимое и быть понятна сама по себе. Всё это в полной мере относится и к теории информации (Wiener, 1948,1961).

С. 59 Сновидения. Стюарт сообщает, что малазийские синои учатся контролировать собственные сновидения, достигая таким образом необычного мастерства в управлении своим сознанием в бодрствующем состоянии. Если это действительно так, — что представляется маловероятным, — то это необычное «исключение» можно рассматривать в качестве доказательства основного правила. Ведь оно, в сущности, означает, что, тренируя внимание, человек может научиться контролировать содержание своего сознания даже во сне. Один из последних методов «расширения сознания» преследует те же цели: это метод «осознанных сновидений», направленный на обретение контроля над мысленными процессами в состоянии сна CLaBerge, 1985).

С. 62 Границы сознания. Первая общая оценка количества одновременно обрабатываемой сознанием информации была дана Миллером (Miller, 1956). Используя расчёты, предложенные фон Икскюлем, Орме пришёл к выводу, что наименьшей временнбй единицей, распознаваемой сознанием, является 1/18 секунды (Orme, 1969; Uexku.ll, 1957). К учёным, изучавшим ограничения внимания, относятся Simon, 1969,1978; Kahneman, 1973; Hasher; Zacks, 1979; Eysenck, 1982; Hoffman, Nelson, Houck, 1983. Требования к вниманию со стороны когнитивных процессов рассматривали Neisser, 1967, 1976; Treisman, Gelade, 1980; Treisman, Schmidt, 1982. Вопросы хранения и использования сохранённой информации рассматривали Atkinson, Shiffrin, 1968; Hasher, Zacks, 1979. Но важность внимания и его ограничения хорошо понимал ещё Уильям Джеймс (James, 1890).

С. 63 Возможности различения разговорной речи. Человек не может различать информационный поток, если он поступает со скоростью большей, чем 40 бит/сек. (подробнее см. Liberman, Mattingly, Turvey, 1972; Nusbaum, Schwab, 1986).

С. 64 Использование времени. Пожалуй, первым всеобъемлющим исследованием того, как люди используют своё время, был международный проект, освещённый Салаи (Szalai, 1965). Приводимые здесь данные получены в моих исследованиях по методу выборки переживаний (Experience Sampling Method (ESM) — Csikszentmihalyi, Larson, Prescott, 1977; Csikszentmihalyi, Graef, 1980; Csikszentmihalyi, Larson, 1984; Csikszent- mihalyiMCsikszentmihalyi I., 1988).

  1. C. 65 Сидение перед телевизором. В исследованиях по методу выборки переживаний ощущения, которые люди испытывают во время просмотра телевизора, сравнивались с переживаниями во время других занятий (см. Csikszentmihalyi> Larson, Prescott, 1977; Csikszentmihalyi, Kubey, 1981; Larson, Kubey, 1983).

Психическая энергия. Процессы, происходящие в сознании, — мышление, эмоции, воля, память — издавна интересовали философов и психологов (напр., Ach, 1905; Hilgard, 1980). Использование «энергетического» подхода для понимания процессов, происходящих в сознании, описано в (Want, 1902; Lapps, 1899; Robot, 1890; Bidet, 1890; Jung, 1928, 1960). Более современные подходы представлены Канеманом и другими (Kahneman, 1973; Csikszentmihalyi, 1978, 1987; Hoffman, Nelson, Houck, 1983).

С. 69 Внимание и культура. Способность меланезийцев ориентироваться в океане описана у Глэдвина (Gladwin, 1970), а способность эскимосов различать многие виды снега

  • у Бургиньона (Bourguignon, 1979).

С. 70 Личность. Психологи выдумали поистине бесчисленное количество способов описания человеческой личности, от социально-психологических подходов (Mead, 1970/1934; Sullivan, 1953) до аналитической психологии (Jung, 1933/1961). В настоящее время психологи избегают говорить о «личности» как таковой, предпочитая использовать понятие «образ Я». Хорошее описание этого понятия имеется у Дэмона и Харта (Damon, Hart, 1982). Другой подход использует понятие самоэффективности (Bandura, 1982). Предложенная в настоящей работе модель личности проистекает из многих источников (см. подробнее Csikszentmihalyi, 1985а, Csikszentmihalyi М., Csikszentmihalyi I., 1988).

С. 73 Беспорядок в сознании. Отрицательные эмоции, такие как гнев, тревога, печаль, страх, стыд, презрение, отвращение, были предметом исследования многих психологов (Ектап, 1972; Frijda, 1986, Izard, Kagan, Zajonc, 1984; Tomkins, 1962). Однако эти исследователи считают, что каждая из указанных эмоций отдельно встроена в центральную нервную систему как специфическая реакция на определённые стимулы, а не является проявлением общей реакции личности. Клиническим психологам и психиатрам знакомо понятие «дисфорических состояний», таких как тревога или депрессия, которые нарушают концентрацию и нормальное функционирование (Веек, 1976; Blumberg, Hard, 1985; Hamilton, 1982; Lewinsohn, Libet, 1972; Seligman et al 1984).

  1. C. 77 Порядок. О том, что представляет собой упорядоченность сознания, или психическая негэнтропия, будет сказано ниже (см. также Csikszentmihalyi, 1982а; Csikszentmihalyi, Larson, 1984). В общих чертах это состояние, для которого характерно отсутствие противоречий между отдельными фрагментами информации, присутствующими в данный момент в сознании человека. Когда информация находится в гармонии с целями индивида, его сознание упорядочено. То же относится и к межличностным отношениям: отсутствие конфликта — это когда цели разных людей находятся в гармонии друг с другом.
  • С. 79 Впервые результаты исследований и теоретическая модель переживания потока были опубликованы в моей книге «За пределами скуки и тревоги» (Csikszentmihalyi, . С тех пор появилось большое количество публикаций по этой тематике и много новых исследований. Можно назвать приложение этого понятия в антропологии (Turner, , в социологии (Mitchell, 1983), в теории эволюции (Crook, 1980), в теории мотивации (Eckblad, 1981; Amabile, 1983; Deci, Ryan, 1985). Обзоры данных разных иссле- дований см. в (Massimini, Inghilleri, 1986; CsikszentmihalyiМ., CsikszentmihalyiI., 1988).

«Это страшно воодушевляет. . . » — цитата из (Csikszentmihalyi, 1975, р. 95).

С. 80 Сложность зависит от того, в какой степени находящаяся в сознании человека информация дифференцирована и интегрирована. Сложная личность в состоянии получать точную дискретную информацию, умея при этом устанавливать связи между различными её частями. Например, у сложной личности мысли, чуства, желания, ценности и действия в высокой мере индивидуальны и тем не менее не противоречат друг другу (Csikszentmihalyi, 1970; Csikszentmihalyi М., Csikszentmihalyi I., 1988; Csikszentmihalyi, Larson, 1984). Интересно, что понятие сложности, использованное в этой книге, хорошо соотносится не только с пониманием, вкладываемым в него некоторыми сторонниками эволюционной биологии (напр., Dobzhansky, 1962,1967), но и с поэтическими прозрениями Тейяраде Шардена (Teilhard de Chardin, 1965). Довольно многообещающее определение сложности физических систем в терминах «термодинамической глубины» было предложено Хайнцем Пагельсом незадолго до его безвременной кончины ([Pagels, 1988). Согласно этому определению сложность системы есть разница между количеством информации, необходимым для описания системы в её настоящем состоянии, и количеством, необходимым, чтобы описать все состояния, достижение которых возможно после её выхода из настоящего состояния. Применительно к психологии личности сложной личностью можно считать ту, чьи мысли и поведение не поддаются простым объяснениям и чьё дальнейшее развитие непросто предсказать.

С. 81 «Никакая другая ситуация… » — цитата из (iCsikszentmihalyi, 1975, p. 94).

ГЛАВА 3

С. 84 Подробнее о взаимозависимости между счастьем и материальным благосостоянием индивида смотри в (Diener; Horwitz, Emmons, 1985; Bradburn, 1969; Campbell, Converse, Rodgers, 1976).

  1. C. 86 Удовольствие и умение переживать радость. Практически вся «Никомахо- ва этика» посвящена этой проблеме (см., в частности, кн. 3, гл. 11 и кн.7, а также Csikszentmihalyi, Csikszentmihalyi, 1988, p. 24-25).

С. 88 Удовольствие от действия у детей. Немецкие психологи начала прошлого века ввели понятие Funktionslust, или «удовольствие от физической активности», например бега наперегонки, игры в салки и т.п. (Groos, 1901; Buhler, 1930). Несколько позже Жан Пиаже говорил, что одна из сенсо- моторных стадий детского развития характеризуется «удовольствием действия» (Piaget, 1952). В США Мэрфи установил, что причиной сенсорной и моторной активности является ощущение удовольствия, получаемого от визуальных стимулов, звуков или чуства напряжения мышц (Murphy, 1947). Результаты его работ были использованы Хеббом и Берлайном в процессе работы над теорией оптимальной стимуляции или оптимального возбуждения (Hebb, 1955; Berlyne, 1960). Они считали, что удовольствие есть результат некоего баланса между входящей стимуляцией и способностью нервной системы воспринять её. Эти в значительной мере физиологические объяснения сути ощущения человеком удовольствия были перенесены на психологию личности в работах Уайта, де Чарм- са, Деси и Райана (White, 1959; deCharms, 1968; Deci, Ryan, 1985). Их объяснение держалось на том, что действие порождает удовольствие, потому что оно создаёт ощущение компетентности, эффективности или автономии.

С. 89 Обучение во взрослом возрасте. Важность продолжения самообразования в зрелом возрасте особенно подчёркивается в последнее время. Важнейшие идеи по этой проблематике можно найти в работах Мортимера Адлера, Тафа и Гросса (Adler, 1956; Tough, 1978; Gross, 1982).

С. 90 Интервью. Большинство представленных в этой книге интервью было собрано в процессе исследований, описанных в (Csikszentmihalyi, 1975; Csikszentmihalyi М., Csikszentmihalyi L, 1988). Более 600 интервью было собрано профессором Фаусто Массими- ни и его коллегами в Европе, Азии и на юго- западе Соединённых Штатов.

С. 92 Экстаз. Обширная коллекция описания конкретных случаев переживания религиозного экстаза собрана Маргаритой Ласки (Laski, 1962). Абрахам Маслоу, который ввёл термин «пиковые переживания» для описания этого феномена, внёс большой вклад в его признание психологами (Maslow, 1971). При этом необходимо отметить, что и Ласки, и Маслоу рассматривали экстаз в качестве некой случайности, удачи, чего-то, что случается само по себе, а не как естественный процесс, который можно развивать и которым можно управлять. Сравнение между концепциями пиковых впечатлений и потока содержится в (Privette, 1983). Экстатические переживания человек испытывает гораздо чаще, чем это может показаться на первый взгляд. В США в репрезентативном опросе общенациональной выборки из 1000 человек в марте 1989 г. на вопрос: «Не кажется ли вам, что иногда вы попадаете в руки некой высшей силы, которая как бы возносит вас над самим собой?» — 30% опрошенных ответили утвердительно. Причём 12% заявили, что испытывали такое чуство часто или неоднократно (General Social Survey, 1989).

Чтение как наиболее распространённое потоковое занятие. Об этом сообщает исследование Massimini, Csikszentmihalyi, Delle Fave, 1988. Одна из недавних книг подробно раскрывает то, как чтение приносит человеку наслаждение (Nell 1988).

С. 93 Общение как потоковое занятие. Практически все исследования, в которых применялся метод выборки переживаний, показали, что даже просто нахождение в обществе других людей способствует улучшению настроения, независимо от других обстоятельств. Это справедливо как для подростков (Csikszentmihalyi, Larson, 1984), так и для взрослых (Larson, Csikszentmihalyi, Graef, 1980) и пожилых людей (Larson, Mannell, Zuzanek, 1986). Но для того чтобы действительно получать наслаждение от общения с другими людьми, необходимы специальные навыки общения.

С. 94 «Большинство работ… » — цитата из исследования, посвящённого тому, как искусствоведы описывают свои эстетические впечатления во время рассмотрения произведений искусства (Csikszentmihalyi, Robinson, 1990, p. 51).

С. 95 Профессор Майер-Лейбниц в личной беседе с автором описал изобретённый им способ отмерять время через выстукивание ритмов (Maier-Leibnitz, 1986).

С. 96 Важность микропотоковых занятий исследовалась в книге «За пределами скуки и тревоги» (Csikszentmihalyi, 1975, р. 140-178). Эти исследования показали, что, если людей просят воздерживаться от совершения неких привычных им действий, таких как постукивание пальцами, напевание мелодий, насвистывание, перешучивание с друзьями, они в течение нескольких часов становятся раздражительными. После дня лишения таких «микропотоковых» действий испытуемые часто сообщали о потере контроля и разрушении обычных паттернов поведения. Мало кто мог вынести такую депривацию больше суток.

С. 96-97 Баланс между сложностью задач и уровнем умений, необходимых для их выполнения, с самого начала наших исследований считался важнейшим условием возникновения потока (напр., Csikszentmihalyi, 1975, р. 49-54). Исходная модель подразумевала, что наслаждение действием может испытываться на протяжении всей «диагонали соответствия» — как при одинаково низком, так и при одинаково высоком уровне сложности задачи и развития умений. Проведённые позднее эмпирические исследования заставили нас изменить модель. Люди не испытывают наслаждения от ситуаций, когда баланс достигается на уровне, более низком, чем тот, на котором они привыкли действовать. Поэтому новая модель предсказывает возникновение потока при наличии баланса задач и умений на уровне выше среднего для данного индивида. Это получило подтверждение при помощи метода выборки переживаний (Carli, 1986; Csikszentmihalyi, Nakamura, 1989; Massimini, Csikszentm ihalyi, Carli, 1987). В добавление к этому, наши исследования показали, что условия тревоги (требования выше, чем уровень мастерства) достаточно редко встречаются в повседневной жизни и воспринимаются гораздо негативнее, чем условия скуки (уровень требований ниже, чем уровень мастерства).

С. 97 «Концентрация становится всеобъемлющей. . . », «Тебя так захватывает. . . », «Концентрация становится такой же естественной. . . » — цитаты взяты из (Csikszentmihalyi, 1975, р. 39), а «Чтение совершенно…» — из (Allison, Duncan, 1988, p. 129). Зависимость между степенью сосредоточения внимания и чуством наслаждения была описана ещё Монтенем четыре века назад (Montaigne, 1580/1958, р. 853): «Я наслаждаюсь жизнью вдвое сильнее других, ведь степень наслаждения напрямую зависит от того, сколько внимания мы уделяем ей».

С. 98 «Тайна скалолазания заключается в самом скалолазании» — цитата из Csikszentmihalyi, 1975, р. 47-48;

С. 99 «Я получаю огромное наслаждение. .. » — цитата из (Delle Fave, Massimini, 1988, p. 197); «Я ощутил чуство удовлетворения. .. » — Hiscoc, 1968, р. 45;

С. 100 «Каждый раз, когда рождается… »

  • цитата из (Moitessier, 1971, р. 159); две последние цитаты взяты из работы (Macbeth, 1988, р. 228).

Рисование. Различие между более и менее творческим художником заключается в том, что первый начинает работу, имея лишь общую идею того, что он хочет создать, в то время как второй уже имеет в голове чёткий образ готовой картины. Творческой личности ещё только предстоит «открыть» свою картину, используя для этого интенсивную обратную связь со своим детищем, обнаруживая в ходе работы новые творческие ходы и решения. Менее творческая личность просто переносит на бумагу уже готовый замысел, так и не получая шанса повысить собственный творческий уровень. Однако для того чтобы добиться успеха в бесконечном процессе совершенствования, у творческой личности должны иметься чёткие критерии оценки качества своей работы (Getzels, Csikszentmihalyi, 1976).

С. 101 Хирургия как потоковая деятельность описана в (Csikszentmihalyi, 1975,1985b;.

С. 102 Повышенная восприимчивость. Считается, что дети имеют различные задатки для развития тех или иных талантов: кто-то имеет способности к физическим упражнениям, кто-то — к музыке или языкам, кто-то проявляет успехи в искусстве общения. Подобная точка зрения нашла своё отражение в «теории множественного интеллекта», предложенной Хо-вардом Гарднером (Gardner, 1983). Он и его коллеги по Гарвардскому университету в настоящее время работают над разработкой специальных тестов для каждого из семи главных измерений интеллекта, которые им удалось выделить.

С. 103 Об особой роли обратной связи для слепых сообщалась в (Massimini, Csikszentmihalyi, Delle Fave, 1988, p. 79-80).

С. 104 «В такие моменты… », «Единственное, что важно, — это площадка… », «Ребята моего возраста… », «Ничто другое… », «Во время восхождения. . . » — цитаты из (Csikszentmihalyi, 1975, р. 40-41, 81); «На море приходится… » — из работы Crealock, 1951, р. 99-100 (цит. по Macbeth, 1988, р. 221); «Сознание должно быть…» — из (Johnson, 1988, р. 6).

С. 106-107 Притягательная сила риска исследовалась Марви-ном Цукерманом (Zuckerman, 1979), описавшим такую личностную черту, как «поиск острых ощущений» (sensation seeking). Более доступное изложение данной проблемы можно найти в последней книге Ральфа Кейза (Keyes, 1985).

С. 108 Одним из первых исследований по проблеме азартных игр является (Kusyszyn, 1977). То, что азартные

игры происходят от религиозных обрядов гадания, утверждали (Culin, 1906, Р. 32, 37, 43; David, 1962; Huizinga, 1939/1970).

С. 109 Морфи и Фишер. Схожесть жизненных путей этих двух великих шахматистов, разделённых столетием, бросается в глаза. Пол Чарльз Морфи (1837-1884) стал шахматным мастером, будучи ещё подростком. В возрасте 22 лет он совершил путешествие в Европу, где победил всех, кто отважился играть против него. По возвращении в Нью-Йорк его потенциальные соперники отказывались играть против него, так как считали его непобедимым. Лишённый единственного источника переживания потока, он начал вести жизнь затворника, а в его поведении появились эксцентрические и параноидальные черты. О похожих проблемах, имевшихся в жизни Бобби Фишера, читай в (Waitzkin, 1988). Существует два возможных объяснения подобному феномену. С одной стороны, можно предположить, что людей с хрупкой психической организацией больше привлекает игра в шахматы, с другой — что игра в шахматы на высоком уровне требует полного вовлечения всей имеющейся в распоряжении психической энергии, что, в свою очередь, может привести к возникновению зависимости. Если шахматист становится чемпионом, то есть исчерпывает все возможности для дальнейшего совершенствования в деле, которому уделял столько внимания, он рискует утратить ориентацию, поскольку цель, организовывавшая его сознание, лишилась смысла.

Исследованию азартных игр среди североамериканских индейцев посвящены (Culin, 1906; Cushing, 1896; Kohl, I860). Карвер (Carver, 1796, P. 238) сообщает, что ирокезы нередко играют до тех пор, пока не лишатся всего, что им принадлежит, включая собственные мокасины. Окончив игру, они раздетыми идут обратно в свой лагерь по сугробам высотой три фута. Бытописатель индейцев Тарахумара в Мексике сообщал, что «они могут предаваться азартным играм чуть ли не месяц без перерыва, до тех пор, пока не потеряют всё, что имеют, кроме, пожалуй, жены и детей» CLumholtz, 1902/1987, р. 278).

Рассказ хирурга, рассказывающего о «наркотическом» эффекте хирургических операций, приведён в (Csibzentmihalyi, 1975, р. 138-139).

С. 110 «Это чуство сродни… » — там же, р. 87.

«Ты забываешь себя… » — слова взяты из Moitessier, 1971, р. 52 (цит. по Macbeth, 1988, р. 22); «Я что-то понимаю…» — из (Sato, 1988, р. 113).

С. 111 О расширении Я, стирании границ собственной личности в ходе занятий альпинизмом см. в (Robinson, 1969), а во время игры в шахматы — в (Steiner, 1974).

С. 114 Об опасности утраты чуства Я в трансцендентном опыте написано множество работ. Одним из ранних источников по этой тематике является книга Ле Бона ! (Le Bon, 1895/1960), которая оказала значительное влияние на дальнейшие исследования в этой области (McDougall, 1920; Freud, 1921). В числе последних исследований, рассматривающих взаимоотношения между самосознанием и поведением, можно назвать (Diener, 1979; Wicklund, 1979; Scheier, Carver, 1980). ! В терминах нашей модели комплексности де- индивидуализированного человека, который утрачивает своё Я в группе, можно назвать интегрированным, но не дифференцированным. Такой человек передаёт группе контроль над своим сознанием и может быть легко вовлечён в опасные формы поведения. Чтобы получать пользу от трансценденции, необходимо I быть также дифференцированной личностью с сильным ощущением индивидуальности. Джордж Герберт Мид (Mead G.H., 1934/1970) внёс большой вклад | в прояснение диалектических взаимосвязей между двумя аспектами человеческого Я: «/» — активным ; центром, и «те» — отражённым образом Я.

С. 114 «Происходит две вещи… » — цитата из (Csikszentmihalyi, 1975, р. 116).

С. 115 О глубинной связи между счастьем, радостью и даже добродетелью, с одной стороны, и внутренними, или автотелически- ми, вознаграждениями, — с другой, говорили философы и мыслители разных культурных традиций. К таковым относятся, например, даосская концепция Ю — учение «правильного» пути Сём., напр., тексты Чжуан-цзы — Watson, 1964); аристотелевское понятие добродетели (Maclntyre, 1984); индуистское отношение к жизни, воплощённое в Бхагавадгите.

С. 117 Суждения о людях, недовольных своей работой и своим досугом, сформировались в результате наших исследований по методу выборки переживаний (напр., Csikszentmihalyi, Graef, 1979, 1980; Graef, Csikszentmihalyi, Gianinno, 1983; Csikszentmihalyi LeFevre, 1987,1989; LeFevre, 1988). Они основывались на оценках своих переживаний, которые давали рабочие по сигналу, поступавшему к ним через пейджер в случайное время. Отметим, что при более традиционных масштабных опросах они часто дают гораздо более позитивные оценки. Анализ результатов 15 исследований удовлетворённости трудом, проведённых между 1972 и 1978 гг., говорит о том, что в США только 3% рабочих «крайне недовольны» работой, 9 — «частично недовольны», 36 — «частично довольны» и 52% «очень довольны» (Argyle, 1987, р. 31-63). Результаты недавнего общенационального опроса, проведённого Роберт Хэлф Интер- нэйшнл (Robert Half International), которые печатались в «Чикаго Трибьюн» (Chicago Tribune. 1987. Oct. 18, sect. 8), куда менее оптимистичны. В соответствии с ними 24% всех наёмных тружеников США, то есть каждый четвёртый, весьма недовольны своей работой. Наши методы измерения степени неудовлетворённости работой могут показаться слишком жёсткими, при этом методы, использованные в других опросах, дают, пожалуй, чересчур оптимистичные результаты. Казалось бы, совсем несложно выяснить, довален ли человек своей работой или нет. На самом деле «удовлетворённость»

крайне относительное понятие и её очень трудно оценить объективно, как и ответить, наполовину полон стакан с водой или наполовину пуст. В одной из последних работ на эту тему два известных немецких социолога пришли к диаметрально противоположным точкам зрения, а именно: один утверждал, что немецкий рабочий «любит» свою работу, в то время как другой был уверен, что он «ненавидит» её. При этом для своего анализа оба использовали одну и ту же базу данных (Noelle-Neumann, Strumpel, 1984). Несколько исследователей обратили внимание на противоречащие ожиданиям данные, говорящие, что люди более удовлетворены своей работой, чем своим досугом (напр., Andrews, Withey, 1976; Robinson, 1977). Так Верофф, Дуван и Кулка (Veroff, Douvan, Kulka, 1981) приходят к выводу, что 49% занятого населения более удовлетворены своей работой, чем своим досугом. При этом только 19% получают большее удовлетворение от досуга.

С. 118 Опасность попадания в зависимость от потоковых впечатлений более детально описана в (Csikszentmihalyi, 1985bj.

С. 119 Преступление как источник потока. Описание того, как подростковая преступность может служить источником потока, дано в (Csikszentmihalyi, Larson, 1978). Высказывание Оппенгеймера цитируется по (Weyden, 1984).

С. 121 «Вода может быть хорошей и плохой… » — высказывание Демокрита приведено по (de Santillana, 1961/1970, p. 157).

ГЛАВА 4

С. 124 Игра. Наряду с «Ношо Ludens» Хейзинги, вышедшей ещё в 1939 г. (Huizinga, 1939), другой сильной работой, посвящённой играм, является книга Роже Калуа «Игры и люди» (Caillois, 1958).

С. 126 Мимикрия. Прекрасный пример того, как ритуальное переодевание может раздвинуть рамки обычного восприятия, даёт Монти (Monti, 1969, р. 9-15), когда он описывает западно-африканские церемониальные маски: «С точки зрения психологии происхождение масок может быть также объяснено атавистическим стремлением человека уйти от себя, чтобы обогатиться опытом иных способов существования. . . Это желание не может быть реализовано на «физическом» уровне. Человек стремится увеличить свою собственную мощь, идентифицируясь со вселенскими, божественными или демоническими силами. По сути, это желание выйти за рамки ограничений, помещающих человека в конкретную и неизменную оболочку, простёртую между рождением и смертью, которая не оставляет ему возможности сознательного выбора экзистенциальных приключений».

С. 127 Поток и открытия. Когда группу испытуемых, в которую входили скалолазы, композиторы и шахматисты, попросили про- ранжировать 16 различных видов деятельности по критерию «похожести на поток», на первое место они поставили «Создание или открытие чего-то нового».

С. 128 Поток и личностный рост. То, каким образом переживание потока способствует личностному росту, подробно описано в (Deci, Ryan, 1985; Csikszentmihalyi, 1982b, 1985a;. Анна Уэлс показала, что у женщин, которые проводят больше времени в потоке, формируется более позитивный образ себя (Wells, 1988).

С. 130 Поток и ритуалы. Известный антрополог Виктор Тернер (Turner, 1974) увидел в практически повсеместном присутствии ритуалов в древних человеческих культурах доказательство того, что ритуальные действа были санкционированной обществом возможностью для переживания потока. Религиозные ритуалы в значительной мере благоприятствуют потоковым впечатлениям (Carrington, 1977; Csikszentmihalyi, 1987; Csikszentmihalyi I., 1988; Wilson, 1985, in press). Хорошее изложение исторического развития взаимоотношений между «сакральными» и «светскими» аспектами досуговых занятий дано в учебнике (Kelly, 1982, р. 5368).

Поток и искусство. Описание того, как пассивные визуальные и эстетические впечатления могут привести к потоку, даны в (Csikszentmihalyi, Robinson, 1990).

Религиозное значение игр с мячом индейцев майя описано в CBlom, 1932; Gilpin, 1948). Игра «пок-та-пок» во многом похожа на современный баскетбол. В неё играли на каменной площадке, целью каждой из команд было забросить мяч в находящуюся на высоте 28 футов каменную «корзину» своих оппонентов, не дотрагиваясь до мяча руками. Отец Диего Дюран, испанский миссионер, дал яркое описание этого состязания: «Это было нечто, доставлявшее массу удовольствия и наслаждения играющим. При этом игроки обладали настолько высоким мастерством, что умудрялись держать мяч «в воздухе» в течение почти целого часа, гоняя его с одного конца площадки к другому. Вся трудность заключалась в том, что мяча нельзя было касаться ни руками, ни ступнями, а только бёдрами.» — цитата из (Blom, 1932). Иногда эти игры заканчивались человеческим жертвоприношением или убийством игроков проигравшей команды (Pina Chan, 1969).

  • Поток и общество. Мысль о том, что по виду потоковой деятельности, которую общество предлагает своим членам, можно в значительной мере судить о сущности общества в целом, была впервые высказана в (Csikszentmihalyi, 1981 a, 1981b; см. также Argyle, 1987, р. 65).
  • Тема культурного релятивизма слишком сложна для непредвзятого анализа, и поэтому мы не останавливаемся на ней. Хороший, однако не лишённый пристрастности обзор дан известным антропологом Мел- фордом Спиро (Spiro, 1987), который в одной из своих последних работ, носящей автобиографический характер, рассказал о том, почему он изменил свою точку зрения в отношении утверждения о якобы одинаково хорошем (или плохом) действии различных культурных укладов на общество. Он убеждён, что культуры способны время от времени принимать поистине патологические очертания. Философы и прочие мыслители- гуманисты часто упрекают социологов — видимо, по праву — в том, что они недооценивают значение абсолютных общечеловеческих ценностей, которые играют важнейшую роль в обеспечении выживания самой культуры (напр., Arendt, 1958; Bloom, 1987). Виль- фредо Парето был одним из первых социологов, который активно указывал на опасность релятивизма, широко пропагандируемого социологией (Pareto, 1917, 1919).

С. 133 Английские рабочие. Ставшая классической история о том, как свободные английские рабочие постепенно превратились в работающие «машины», заключённые в жёсткие рамки дисциплины, рассказана Томпсоном (Thompson, 1963).

С. 134 Подозрительность жителей островов Добу описана антропологом Форчу- ном (Fortune, 1932/1963). Трагический «тупик» культуры ик из Уганды исследовался в (7hrnbull, 1972).

Йономамо. Жестокость этого племени была описана у (Chagnon, 1979). Депрессивные нигерийские племена исследовались Лорой Боэннан (Laura Bohannan), писавшей под псевдонимом Боуэн (Bowen, 1954). Колин ТУрнбулл с любовью описал пигмеев итури (Turnbull, 1961). Цитата, описывающая индейцев Шушвапа, взята из письма Ричарда

Кула автору (JCoof, 1986).

С. 136 Информация о святилище в Изе получена в личной беседе с Марком Чиксентми- хайи.

  • С. 138 Информация о доле счастливых людей в различных странах приводится по результатам опроса службы Гэллапа (Gallup, . То, что американцы считают себя почти такими же счастливыми, как кубинцы и египтяне, выяснилось в ходе исследований Истёрли-на CEasterlin, 1974). Обзор проблемы культурных различий счастья содержится в (Argyle, 1987, р. 102-111).

Счастье и благосостояние. И Аргайл, и Винховен, анализировавшие результаты достаточно большого количества опросов, сходятся во мнении, что определённая положительная зависимость степени удовлетворённости жизнью от уровня материального благосостояния существует, но она очень невелика (Argyle, 1987; Veenhoven, 1984).

С. 139 Затраты времени среднего американского рабочего приведены на основе опросов по методу выборки переживаний (напр., Csikszentmihalyi Graef, 1980; Graef, Csikszentmihalyi, Gianinno, 1983; Csikszentmihalyi, LeFevre, 1987,1989). Полученные оценки очень близки к результатам более масштабных опросов, выполненных обычными методами (напр., Robinson, 1977).

С. 141 Симптом сверхвключенности в шизофрении. Понятие ангедонии было предложено психиатром Роем Гринкером (Roy Grinker). Сверхвключенность и симптомы расстройства внимания исследовались многими учёными, среди которых Хэрроу, Хольц- ман, Кэйтон и др. (Harrow, Grinker, Holzman, Kayton, 1977; Harrow, Tucker, Hanover, Shield, 1972). Цитаты взяты из (McGhie, Chapman, 1961, p. 109, 114). Я обосновывал связь между неспособностью человека к потоку вследствие серьёзных психических патологий и более лёгкими расстройствами внимания, часто порождаемыми социальной депривацией (Csikszentmihalyi, 1978,1982а).

С. 143 Среди исследований, посвящённых жизни эскимосов, выделяются работы Карпентера (Carpenter, 1970, 1973). Причины разрушения культур индейцев, ранее населявших острова Карибского бассейна, описаны в Mintz, 1985. Понятие аномии было впервые сформулировано Эмилем Дюркгей- мом в работе «Самоубийство» (Suicide, Emile Durkheim, 1897/1951). Классическое введение в понятие отчуждения содержится в ранних рукописях Карла Маркса, в частности, в его «Экономическо-философских рукописях 1844 года» (Tucker, 1972). Известный социолог Ричард Митчел (Mitchell, 1983, 1988) считал аномию и отчуждение не чем иным, как отражением скуки и тревоги на социальном уровне. Они возникают, когда людям не удаётся получить потоковые переживания из- за чрезмерной хаотичности либо чрезмерной урегулированности их повседневной жизни.

С. 144 Нейропсихологическое объяснение работы механизма внимания опирается на исследования Хамил-тон и других ([Hamilton, 1976,1981; Hamilton, Holcomb, De la Репа, 1977; Hamilton, Haier, Buchsbaum, 1984). Эти исследования продолжаются в настоящее время с использованием современного оборудования для изучения активности мозга.

С. 146 Активность коры головного мозга — мера электрической активности в коре головного мозга в данный момент. Её амплитуда (в микровольтах) используется как мера общего напряжения мозга. В процессе концентрации внимания активность коры головного мозга обычно возрастает, что говорит о росте психического напряжения.

С. 147 Изучением автотеличных семей занимался Рэт-хунде (Rathunde, 1988). Полученные им результаты во многом коррелируют с различными проводимыми ранее исследованиями. Так, безопасная привязанность в раннем возрасте делает ребёнка более активным в познании окружающей его действительности (Ainsworth, Bell, Stay ton, 1971; Matas, Arend, Sroufe, 1978). Важное значение имеет также баланс между «любовью» и «дисциплиной» (Bronfenbrenner, 1970; Devereux, 1970; Baumrind, 1977). Системный подход к изучению семьи, очень близкий к предложенному в данной книге, был впервые предложен в клинической работе Боуэна (Bowen, 1978).

С. 149 Люди потока. Этот термин впервые был использован Ричардом Логаном (Logan, 1985, 1988) для характеристики людей, способных преобразовывать разнообразные жизненные испытания в потоковые события. «В условиях резкого ограничения. . . » — цитата приведена по (Вигпеу, 1952, р. 16-18).

С. 150 Воспоминания Евы Цейзел напечатаны в журнале «Нью-Йоркер» (New Yorker) (Lessard, 1987, p. 33-35).

С. 151 С. 152 С. 153 ГЛАВА 5 С. 156 С. 158

Злоключения китайских дам во время культурной революции описаны в работе (Cheng, 1987). История Солженицына — из его книги «Архипелаг ГУЛАГ» (Solzhenitsyn, 1976).

История Тибора Толлаша восстановлена по памяти по нашей беседе летом 1957 г. после освобождения его из тюрьмы благодаря венгерской революции.

Цитата Солженицына приведена по (Logan, 1985). Беттельгейм обобщает опыт своего заключения в концентрационном лагере в статье (Bettelheim, 1943).

Работы Франкла, посвящённые этой же теме (Frankl, 1963,1978).

Высказывание Бертрана Рассела (В. Russell) приводится по статье в журнале Self(Merser, 1987, р. 147).

Во время праздников у индейцев та- рахумара проходили состязания бегунов на расстояния в несколько сот миль. О них сообщают Лумхольц и Набоков (Lumholtz, 1902/1987; Nabokov, 1981). Ритуальные элементы в современных олимпийских видах спорта проанализированы в работе Мак- Алуна (MacAloon, 1981).

Так называемый комплекс Икара был описан Генри Мюрреем (Murray, 1955). Говоря о нём, необходимо обратить внимание читателя на концепцию сублимации, предложенную Фрейдом. Если оставить её без внимания, может возникнуть чуство некоей недоговорённости. Поверхностное понимание идей Фрейда побуждает многих рассматривать любое действие, непосредственно не направленное на удовлетворение сексуальных желаний, либо как защиту, помогающую скрыть ту или иную потребность, либо как сублимацию, преобразующую невыполнимое желание в замещающие его реальные цели и задачи.

  • В лучшем случае сублимация служит слабой заменой нереализованных удовольствий, которые она помогает замаскировать. Берг- лер, например, считает, что игры, построенные на риске, облегчают чуство вины за сексуальные или агрессивные побуждения (Bergler, 1970). Согласно концепции «комплекса Икара» прыгун в высоту стремится вырваться из клубка эдиповых связей социально приемлемым образом, но реально не разрешая при этом тот базовый конфликт, который мотивирует его действия. Подобно этому Джонс CJones, 1931) и Файн (Fine, объясняют игру в шахматы желанием справиться со «страхом кастрации»: поставить мат своим ферзём королю соперника означает не что иное, как символическое представление кастрации отца при помощи матери. Альпинистами же движет сублимированная зависть к пенису. В соответствии с этой логикой всё в жизни делается не иначе как ради переработки полученных в детстве потрясений.

Однако логическим следствием сведения всей мотивации к поиску удовольствий, побуждаемому несколькими генетически запрограммированными желаниями, выступает неспособность понять большую часть поведения, отличающего людей от остальных видов животных. Для иллюстрации этого обратимся к роли удовольствия в эволюции.

Не только прошлое, но и будущее определяет настоящее. Первая рыба, которая покинула океан, чтобы начать жизнь на суше, не была запрограммирована на это. Она пыталась использовать новые, неведомые возможности, пытаясь воспользоваться преимуществами новой среды обитания. Обезьяны, которые используют палочки, чтобы выуживать Муравьёв из муравейника, скорее всего, не следуют заложенным в их генах инструкциям, но экспериментируют с возможностями. Это может привести в будущем к более сознательному использованию орудий и ко всему тому, что мы называем прогрессом. По сути, вся история может быть понята как стремление людей реализовывать свои смутные мечты. И дело совсем не в телеологии

  • вере в некоторую предустановленность развития, ведь это тоже механистическая идея. Цели, которые мы преследуем, не предопределены ничем вне или внутри нас. Они обнаруживаются, когда мы наслаждаемся совершенствованием наших навыков в новых условиях.

Пожалуй, именно радость является механизмом естественного отбора, который

обеспечивает эволюцию в направлении роста сложности. Этот тезис выдвигался в работах (Csikszentmihalyi, Massimini, 1985; Csikszentmihalyi I., 1988; Csikszentmihalyi M., 1988). Следствия потока для эволюционного развития анализировались в работе Крука (Crook, 1980). Так же как удовольствие от еды заставляет нас снова принимать пищу, удовольствие от физической близости заставляет нас искать её снова и снова. Оба этих инстинкта обеспечивают выживание и продолжение рода — не более. И только радость заставляет нас стремиться к чему-то, что лежит за пределами настоящего, в будущем. В самом деле, нет никаких оснований утверждать, что лишь удовольствие есть признак «нормального» желания, а все остальные стремления и искания, непосредственно не направленные на него, вторичны и представляют собой их бледную тень. Награда за достижение новых целей не уступает награде за удовлетворение прежних потребностей.

С. 161 Зависимость между переживаниями счастья и уровнем потребления энергии исследовалась в (Graef, Gianinno, Csikszentmihalyi, 1981).

С. 162 Слова американского подростка о наслаждении танцем взяты из работы (Csikszentmihalyi, 1975, р. 104). Рассказ итальянской танцовщицы приведён по (Delle Fave, Massimini, 1988, p. 212).

  • С. 164 Культивация сексуальности. Прекрасный обзор развития на Западе идей о любовных взаимоотношениях дан в трёхтомнике «Природа любви» Ирвинга Син-гера (Singer, . Хороший обзор различных психологических точек зрения относительно феномена любви даёт Кеннет Поп (Pope, 1980). Одной из последних публикаций на эту тему является работа психолога из Йельского университета Роберта Стернберга СБ1егпЬе^, 1988). В ней он дополняет классическое разделение видов любви на «эрос» и «агапе» третьим компонентом: близость, страсть и преданность. Американский антрополог Лайза Дэлби провела несколько лет в Киото, изучая искусство японских гейш. Ей принадлежит хорошее описание тонкостей «восточного» понимания сексуальности (Ба1Ъу, 1983). Об отсутствии романтичности в античных любовных отношениях см. (Уеупе, 1987, р. 202).

С. 169 Правила ордена иезуитов, разработанные Игнатием Лойолой, организуют жизнь послушников как единую активность, потенциально подходящую для создания потока. См об этом у Изабеллы Чиксентми- хайи и Тоскано (С$1к^еп1шШа1у1 1,1986,1988;

Toscano, 1986).

Краткое описание патанджали-йоги содержится в Британской энциклопедии (Encyclopaedia Britannica 1985. V. 12, p. 846). Более подробное описание даёт Элиаде (Eliade, 1969).

С. 173 Наиболее значимый вклад в современную психологию эстетики представляют собой работы Арнхей-ма и Гом- брича (Arnheim, 1954,1971,1982; Gombrich, 1954,1979). В частности, они подчёркивают важную роль в искусстве отрицательной энтропии, или упорядоченности. Психоаналитическое понимание проблемы содержится в работах Мэри Гедо (Gedo, 1986, 1987,1988).

«Знаменитые «Купальщицы» Сезанна . . . »; «Когда я вижу произведения…»; «Однажды утром…» — цитаты из (Csikszentmihalyi, Robinson, 1990).

С. 176 Использование музыки африканскими пигмеями описано в (Turnbu.ll, 1961).

Важность музыки в жизни американцев подчёркивается в моей книге «Смысл вещей» (Csikszentmihalyi, Rochberg-Halton, 1981). В ней, в частности, говорится, что наиболее важной для себя вещью домашнего обихода подростки считают музыкальный центр.

Интервью с полицейским также приводится по этой книге. О том, как музыка помогает подросткам восстановить хорошее настроение, о её роли в качестве поддерживающей матрицы подростковой солидарности рассказывается в (Csikszentmihalyi, Larson, 1984; Larson, Kubey, 1983).

С. 177 Музыкальные записи обогащают жизнь. Мне довелось услышать эту точку зрения из уст известного философа-эстетика Элизео Виваса (Eliseo Vivas) во время его лекции в Колледже Лэйк Форест в Иллинойсе в конце 1960-х гг.

С. 178 В своей знаменитой работе «Элементарные формы религиозной жизни» Эмиль Дюркгейм ввёл понятие «коллективного воодушевления» для характеристики состояния, предшествующего становлению в обществе религиозности (Durkheim, 1912/1967). Современную трактовку важности «коллективных» ощущений — чуства локтя — даёт в своей работе Виктор Тернер (Turner, 1969,1974).

Книги Карлоса Кастанеды, которые пользовались большой популярностью ещё десятилетие назад, сегодня не оказывают заметного влияния на общественное мнение (напр., Castaneda, 1971,1974). В самом деле, многое было сделано для того, чтобы дискредитировать его наследие. Последние книги его длинной саги о годах, проведённых в учении у колдуна, выглядят слабыми и сбивчивыми. Первые же четыре книги содержат много важных и интересных идей, изложенных достаточно увлекательно; к ним применима старая итальянская поговорка: «Если и неправда, то хорошо придумано».

С. 179 Указанные стадии восприятия музыкального произведения были описаны в неопубликованной работе Майкла Хейфеца из Чикагского университета. Похожую траекторию развития ранее постулировал музыковед Леонард Мейер (Meyer, 1956).

С. 180 Похожую точку зрения в отношении музыки высказывал ещё Платон в «Государстве», книга 3, в диалоге между Главко- ном и Сократом, посвящённом целям образования. Её суть сводится к тому, что детям не должна навязываться ни слишком «печальная», ни слишком «расслабляющая» музыка, поскольку в обоих случаях это негативным образом будет сказываться на характере. Поэтому музыка ионического и лидийского стиля должна быть исключена из учебного плана. Единственно приемлемыми являются произведения дорического и фригийского стиля, так как они несут в себе «мотивы долга и свободы», внушая молодым чуства отваги и выдержки. Важно не то, как мы сегодня относимся к музыкальным вкусам Платона, но то, что великий мыслитель предавал музыке очень большое значение. Сократ говорит: «Так вот, Главкон <… > в этом главнейшее воспитательное значение мусического искусства: оно более всего проникает вглубь души и всего сильнее её затрагивает; ритм и гармония несут с собой благообразие, а оно делает благообразным и человека».

Алан Блум (Bloom, 1987, особенно р. 6881) разделяет точку зрения Платона и выдвигает обвинения в адрес современной музыки, вероятно по причине её сходства с ионическими или лидийскими гармониями.

С. 181 Лорин Холлэндер рассказала мне эту историю в 1985 г.

С. 182 Еда. Наши исследования по методу выборки переживаний выявили, что для взрослых американцев еда является процессом, обладающим самой высокой внутренней мотивированностью из всех повседневных действий (Graef, Csikszentmihalyi, Giannino, 1983). Для подростков процесс еды находится на втором месте по степени удовольствия после общения со сверстниками и занимает достаточно высокую позицию по внутренней мотивации, уступая лишь прослушиванию музыки, занятиям спортом и участию в

играх (Csikszentmihalyi, Larson, 1984, p. 300).

С. 184 Кир Великий. О нём писал древнегреческий историк Ксенофонт (431-350 до н.э.) в своей «Киропедии» — вымышленных записях о жизни царя Кира. Ксенофонт был единственным современником царя Кира, служившим в его армии, кто оставил письменные свидетельства, восхваляющие деяния этого человека (см. также его «Анабасис» — Warner; 1965).

С. 186 Пуритане и наслаждение. Историю вопроса см. в ([Dulles, 1965), а также в исследованиях Джейн Карсон об отдыхе в колониальной Вирджинии (Carson, 1965), и главу 5 книги Келли (.Kelly, 1982).

ГЛАВА 6

С. 189 Чтение. В результате опросов, проведённых профессором Массимини в различных уголках земного шара, выяснилось, что чтение наиболее часто называлось в качестве деятельности, позволяющей испытывать поток, особенно среди представителей традиционных сообществ, находящихся в процессе модернизации (Massimini Csikszentmihalyi, DelleFave, 1988, p. 74-75). О механизмах наслаждения чтением см. также (Nell, 1988).

Интеллектуальные головоломки. Голландский историк Йохан Хейзинга считает, что современная наука и образование происходят от древних игр по разгадыванию загадок (Huizinga, 1939/1970).

«За произведениями искусства. . . » — цитата из (Csikszentmihalyi Robinson, 1990).

С. 191 Нормальным состоянием сознания является хаос.

Это утверждение основано на разных свидетельствах, связанных с методом выборки переживаний. Например, из всех занятий, свойственных подросткам, «размышление» меньше всего внутренне мотивировано и сильнее всего связано с негативными эмоциями и пассивностью (Csikszentmihalyi, Larson, 1984, p. 300). Причина этого — в их убеждении, что они «думают» лишь тогда, когда им нечем заняться, когда нет никаких внешних задач, требующих напряжения их интеллекта. Та же логика справедлива и для взрослых. Они также чуствуют себя наименее счастливыми и мотивированными, когда не вовлечены в какую-либо структурированную извне деятельность OKubey, Csikszentmihalyi, 1990).

Эксперименты по сенсорной депривации показали, что без непрерывного поступления структурированной информации упорядоченность сознания легко разрушается. По мнению Джорджа Миллера, «разум живёт, питаясь информацией» (Miller, 1983, Р. 111). В более обобщённом виде можно утверждать, что организмы выживают, поглощая негэн- тропию ^ckr-oedinger, 1947).

С. 192 Негативная оценка сидения перед телевизором зафиксирована во многих опросах по методу выборки переживаний (напр., Csikszentmihalyi, Kubey, 1981; Csikszentmihalyi, Larson, 1984; Csikszentmihalyi, Larson, Prescott, 1977; Kubey, Csikszentmihalyi, 1990, Larson, Kubey, 1983).

  1. C. 193 Мысленные образы. Подробнее о грёзах и фантазиях см. (Singer, 1966,1973,1981; Singer, Switzer, 1980). В последнее время всё больше людей в США интересуются «ментальными образами».

С. 194 Высказывание Бунюэля приведено по книге Сакса (Sacks, 1970/1987, р. 23).

Перечисление имён предков. В большинстве случаев задача заучивания доверялась старейшинам племени или его вождю. «У вождя меланезийского племени нет административных обязанностей, строго говоря, нет функции. Однако в нём заложена история племени, его миф, традиция, союзы и силы. Когда с его губ сходят магические заклинания или имена из истории клана, вдохновлявшие не одно поколение, время расширяет свои пределы для каждого члена племени. Власть вождя, его авторитет заключается в том, что он один являет собой Слово племени» СЬеепЬаг^, 1947/1979, р. 117-118). Хороший пример того, насколько сложными могут быть родственные связи в племени, дан в работе Эванс-Притчарда, посвящённой суданским нуэрам. Это племя различало своих предков по наиглавнейшим, главным, средним и незначительным линиям, каждая из которых прослеживалась на пять-шесть поколений назад CEvans-Pritchard, 1940/1978).

С. 195 Загадки. Стихотворение в переводе Шарлотты Гест (Charlotte Guest), а также материал на следующей странице отражают знаменитые идеи о происхождении поэзии и словесности, которые Роберт Грейвс изложил в «Белой богине» (Graves, 1960). Грейвс работал как раз в тот счастливый период развития английской науки, когда серьёзные исследования ещё не потеряли налёта романтики и двигались вперёд в свободном полёте мысли. Именно в это время К. Льюис и Р. Тол- киен преподавали в Оксфорде классическую литературу и одновременно создавали свои бессмертные фантастические произведения. Можно спорить о мифопоэтических реконструкциях Грейвса, однако их заслугой является то, что они в состоянии помочь непосвящённому читателю понять остроту мысли и полёт воображения древнего творца, расширив тем самым трактовку, даваемую более осторожными учёными.

С. 197 Заучивание наизусть. Гаретт собрал многочисленные экспериментальные доказательства в пользу исключения заучивания из школьных программ ССаггеи, 1941; см. также Бирр1е$, 1978). Суть их сводятся к тому, что заучивание бессмысленной информации не развивает способности к запоминанию. Однако трудно понять, почему на этом основании следует освободить школьников от запоминания вполне осмысленных текстов.

С. 198 Контроль памяти. Похоже, что запоминание, подобно сновидениям, невозможно полностью контролировать произвольным усилием. Например, мы вряд ли можем вынудить наше сознание запомнить то, что оно отказывается запомнить. Однако — так же, как и в случае со сновидениями, — если человек готов вложить определённый объём своей энергии в процесс запоминания, его качество может быть значительно улучшено. Следуя определённым правилам и проявляя немного дисциплины, можно выработать целый ряд мнемических средств, помогающих запомнить информацию, которая в противном случае была бы обречена на забвение. Об истории развития подобных методов запоминания в период от античности до Ренессанса писал, например, Спенс (Spence, 1984).

С. 200 Подробнее о мыслительных экспериментах Архита см. (de Santillana 1961/1970, p. 63).

Развитие арифметики и геометрии. Витт- фогель даёт прекрасный материалистический взгляд на историю развития этих наук (а также политических форм) в связи с развитием ирригационных технологий (Wittfogel, 1957).

Достижения той или иной культуры появлялись вследствие стремления к радости, а не вследствие необходимости (см. Csikszentmihalyi, 1988). Этот тезис справедлив и по отношению к основным технологическим прорывам, например таким, как использование металла: «В различных уголках мира отмечалось, в частности, в контексте развития металлургии, что, прежде чем началось производство бронзы и других металлов для хозяйственных целей, они использовались в качестве украшений <… > Во многих случаях использование металлов входило в практику именно потому, что они обнаруживали новые ценные свойства в качестве символов или предметов, привлекающих внимание, повышающих престиж их обладателя» (Renfrew, 1986, р. 144, 146). Йохан Хейзинга считал, что многие общественные институты, такие как религия, закон, правительство, армия, зародились в качестве своего рода игр и только затем обрели свойственную им сегодня организационную жёсткость и серьёзность (Huizinga, 1939/1970). Аналогичную точку зрения высказывал и Макс Вебер, объясняя развитие капитализма желанием предпринимателей играть в некую захватывающую игру. И лишь позже он оделся в жесткии каркас норм и правил, превратившись в пресловутую «железную клетку».

С. 201 История из жизни Демокрита приведена по (de Santillana, 1961/1970, p. 142 и далее).

С. 203 Подробнее об исландских сагах можно прочитать в сборнике С. Джонсона

(.Johnson, 1930).

С. 206 Тезис о том, как общение помогает сохранять символическую Вселенную, рассматривается в (Berger, Luckmann, 1967).

С. 207 Обучение поэзии живущих в гетто подростков и пожилых людей, не имеющих школьного образования, описано в работе Коха (Koch, 1970,1977).

С. 208 Талант писателя и депрессия. По крайней мере со времён Романтизма всех творческих людей часто воспринимают как «мучеников» или «одержимых дьяволом». Есть немало сведений о том, что среди людей искусства в наше время многие подвержены обсессивным либо депрессивным расстройствам психики (напр., Alvarez, 1973; Вегтап, 1988; Csikszentmihalyi, 1988; Matson. 1980). В последнее время много писалось о связях между маниакально-депрессивным психозом и литературным творчеством (Andreasen, 1987; Richards et at, 1988). При этом весьма вероятно, что эта связь между психической энтропией и художественным творчеством есть результат определённых общественных ожиданий и весьма неустойчивого общественного положения людей искусства, а не свойственные самому творчеству черты. Другими словами, если для того, чтобы заниматься искусством и при этом выживать в обществе человек должен смириться с неопределённо- стью, пренебрежением, насмешками, нехваткой общепринятых символов самоутверждения, то немудрено, что следствия этого отразятся на его психике. Вазари одним из первых ещё в 1550 г. выразил озабоченность духовным состоянием молодых художников своего времени. Эти люди, находившиеся под влиянием маньеризма — предвестника барокко и романтизма, — зачастую демонстрировали элементы «дикости и безумия», которые в, свою очередь, делают их поведение «странным и эксцентричным» по сравнению с художниками предыдущих эпох (Vasari, 1550/1959, р. 232). В более ранние времена, например в древнем Египте и даже в средневековой Европе, люди искусства вели достаточно комфортную и адаптированную жизнь (Hauser, 1951). И, конечно, есть немало примеров великих гениев искусства — таких как Бах, Гёте, Диккенс или Верди, — жизнь которых опровергает мнение о существовании связи между творчеством и неврозом.

С. 210 Припоминание собственного прошлого. Отчасти под влиянием психобиографических исследований жизни Гитлера, Горького, Лютера и Ганди, выполненных Эриксоном (Erikson, 1950, 1958,1969), в психологии жизненного пути получила распространение идея «личного нарратива», или «сюжета жизни» (см. Cohler, 1982; Freeman, 1989; Gergen, Gergen, 1983,1984; McAdams, 1985; Robinson, 1988; Sarbin, 1986; Schafer, 1980). Суть её в следующем: то, как человек рассматривает своё прошлое, лучше всего позволяет предсказать его действия в будущем.

Каждый дом является в некотором роде музеем жизни его обитателей. К этой точке зрения мы пришли во время нашего опроса 300 семей, живущих в окрестностях Чикаго и состоящих из представителей трёх поколений. Мы просили показать нам любимые предметы в доме и назвать причины подобного предпочтения (Csikszentmihalyi, Rochberg- Halton, 1981).

С. 212-213 Четыре цитаты приведены по книге Томаса Куна «Структура научных революций» (Kuhn, 1962, р. 24, 36, 38). Одной из наиболее интересных перспектив практического применения теории потока является, то, что она может помочь объяснить, почему одни идеи, институты, продукты или технологии находят признание в обществе, в то время как другие отвергаются им. Ведь до сих пор проблемы подобного рода объяснялись исключительно с позиций экономического детерминизма. В самом деле, было бы интересно проанализировать, каким образом ход истории направлялся радостью, которую люди испытывали или ожидали от своих действий- В качестве первого шага в этом направлении можно рассматривать работу Изабеллы Чиксентмихайи (Csikszentmihalyi 1988), в которой рассматриваются причины успехов ордена иезуитов в XVI и XVII столетиях.

С. 213 Прорывы в науке. То, что поток «необходим» нам потому, что позволяет достигнуть успеха в науке и в любой другой области человеческой деятельности, идёт вразрез с главной мыслью этой книги. Подчеркнём ещё раз: самым важным является качество переживания, испытываемого в данный момент, и это намного важнее для счастья, чем богатство и слава, В то же время было бы несправедливо игнорировать тот факт, что люди, действительно достигшие высот, часто получают огромное наслаждение от своего занятия. Это, в частности, говорит о том, что те, кто наслаждается любимым делом, скорее всего, делают его хорошо, хотя, как мы знаем, корреляция ещё не означает причинной связи. Много лет назад Морис Шлик указывал на важность компонента наслаждения в творческой научной работе СБсЬИск, 1934).

В рамках одного из своих последних проектов Б. Гриссман взял интервью у ряда людей, достигших жизненного успеха: от Фрэнсиса Крика, первооткрывателя «двойной спирали» ДНК, до Ханка Аарона, Джулии Эндрюс и Теда Тернера. Пятнадцать знаменитостей заполнили опросные листы, в которых они должны были оценить важность 33 личностных характеристик в деле достижения жизненного успеха. В их число входили уровень творческих способностей, компетентность, широта знаний и т.д. В результате выяснилось, что наиболее часто называлась способность испытывать радость от работы: 9,86 балов из 10 (Griessman, 1987, р. 294-295).

Другое соображение по поводу того, как поток может способствовать достижению успеха, высказано в работе Ларсона (Larson, 1985,1988). В своём исследовании, посвящённом изучению качества курсовых работ студентов высшей школы, он обнаружил, что работы тех ребят, которые испытывали скуку во время подготовки заданий, оказывались скучными. Работы, написанные тревожными студентами, испытывавшими беспокойство, выглядели путанными и бессвязными. А курсовые, написанные студентами, наслаждавшимися работой, читались легко и с интересом. Всё это не зависело от их уровня интеллекта и способностей. Вывод очевиден: результаты труда тех, кто испытывает во время работы состояние потока, будут представлять наибольшую ценность для окружающих.

С. 214 Интервью с Сусуму Тонегавой было опубликовано в USA Today (Oct. 13,1987, p. 2A).

  • С. 215-216 To, насколько разнообразными могут быть интересы, которым взрослые люди посвящают свой досуг, хорошо описано у Алена Тафа (Tough, 1978; см. также Gross, . Одной из областей знания, в развитие которой внесли и продолжают вносить большой вклад так называемые дилетанты, является медицина. Часто слышишь о том, как люди (часто матери) замечают некоторые особенности, связанные с состоянием здоровья членов их семьи, которые, будучи сообщены профессионалам, оказываются очень важными. Так, одна женщина из Новой Англии обратила внимание на то, что её сын и некоторые из его друзей жалуются на странные, артритные боли в коленке. Она обратилась к врачам, заострив их внимание на подозрительной частоте случаев заболевания. В результате была открыта так называемая болезнь Лайма — потенциально опасная инфекция, передаваемая клещами.
  • С. 218 Наверное, слишком самонадеянно рекомендовать читателю перечень великих философов, однако перечисление одних имён без точных ссылок оскорбит профессиональных буквоедов. Наиболее эпохальные работы в разных областях философии будут включать следующее. В области онтологии: Кристиан фон Вольф «Умные мысли», Иммануил Кант «Критика чистого разума», Эдмунд Гуссерль «Введение в чистую феноменологию», Мартин Хайдеггер «Бытие и время». Перед прочтением работ двух последних авторов есть смысл обратиться к работам Коха- ка (Kohak, 1978) и Колаковского (Kolakowski, , посвящённым Гуссерлю, и исследованию Георга Штайнера, посвящённому Хайдеггеру (Steiner, 1978/1987).

Что касается этики, в первую очередь надо назвать «Никомахову этику» Аристотеля, трактаты Фомы Аквинского о действиях, о привычках, о жизни деятельной и жизни созерцательной, входящие в его «Сумму теологии»; «Этику» Бенедикта Спинозы и «По ту сторону добра и зла» и «Генеалогию морали» Ницше. В области эстетики выделяются произведения Александра Баумгартена «Размышления о поэзии», Бенедетто Кроче «Эстетика», Дж. Сантаяны «чуство прекрасного», Дж. Коллингвуда «Принципы искусства».

54-томник «Величайшие книги Запада», подготовленный Мортимером Адлером и вышедший в издательстве Британской энциклопедии, представляет собой хорошее введение в творчество большинства великих мыслителей нашей культуры. Первые два тома, дающие обзор основных идей всего издания, особенно полезны для философов-любителей (Great Books of the Western World, ed. by

Mortimer Adler, the Encyclopaedia Britannica).

  1. 220 В своей работе Ж. Медведев рассказывает о том, как аграрная политика Т. Лысенко, построенная на ленинистских догмах, привела к нехватке продовольствия в Советской России (Medvedev, 1971; см. так же Lecourt, 1977).

ГЛАВА 7

С. 223 О распределении времени по видам занятий первобытных людей можно посмотреть в замечательной книге Маршалла Салинса (Sahlins, 1972; Lee, 1975). Структура труда в средневековой Европе освещается в работах Ле Гоффа и Ле Роя Ладури (Le Goff, 1980;

Le Roy Ladurie, 1979), график рабочего дня среднего рабочего в Англии до и после индустриальной революции реконструирован Томпсоном (Thompson, 1963). Изменения роли женщины на производстве обсуждаются в работах (Clark, 1919; Howell, 1986).

С. 226 Серафина Виньон была опрошена группой профессора Массимини (DelleFave, Massimini, 1988).

С. 226-227 Высказывания Серафины Виньон цитируются по (Delle Fave, Massimini, 1988).

С. 231 Личностное развитие и сложность. В то время как почти вся психология развития придерживается «свободного от ценностей» подхода (если не по сути, то на словах), психологи Университета Кларка придерживаются достаточно строгой ценностной ориентации, основанной на идее, что именно рост сложности является целью человеческого развития (напр., Kaplan, 1983; Werner; 1957; Werner, Kaplan, 1956). Последними работами на эту тему являются труды Робинсона и Фримена (Robinson, 1988; Freeman, Robinson, in press).

С. 232 «Тинг разделывал бычьи туши… »

  • цитата из перевода «Внутренних глав» Чжуан-цзы (Watson, 1964, р. 46).
  • В дополнение несколько критических замечаний. Предположение, что концепция потока описывает образцы мышления, свойственные исключительно западному сознанию, было отвергнуто в самом начале. На якобы существующие противоречия между учением Ю и потоковой философией указывает, в частности, Сан (Sun, 1987). Мы надеемся, что новые сравнительно-культурные данные, представленные в моих работах (Csikszentmihalyi М., Csikszentmihalyi , , развеют эти сомнения. Потоковые переживания описываются представителями различных культур практически одинаково.

С. 233

«Однако всякий раз… » — по Watson 1964, р. 97. Уоли, в частности, считает, что приведённая цитата

описывает не систему Ю, а нечто противоположное (Waley, 1939, р. 39). Напротив, Грэм и Уотсон придерживаются мнения, что в ней описывается способ разделки, используемый самим Тингом, и поэтому это не что иное, как описание Ю (Graham, цит. по Crandall 1983; Watson, 1964).

С. 235 Навахо. Разговоры с пастухами племени навахо были записаны профессором Массимини летом 1984 и 1985 гг.

С. 236 Жизнь английских ткачей XVII и XVIII вв. описана Э. Томпсоном (ThompsonE., 1963).

С. 239 Опрос врачей-хирургов проводила Джин Хамилтон (Dr. Jean Hamilton), результаты описаны ею вместе с Изабеллой Чик- сентмихайи (Csikszentmihalyi М, 1975, р. 123139).

С. 240-241 Две цитаты из (Csikszentmihalyi, 1975, р. 129), следующие две оттуда же (р. 136).

С. 244 Результаты исследований по методу выборки переживаний, посвящённых переживанию потока американскими рабочими на работе и во время досуга, приведены в (Csikszentmihalyi, LeFevre, 1987, 1989; LeFevre, 1988).

С. 247 Неудовлетворённость. Достаточно низкий процент неудовлетворённых рабочих был выявлен в результате многочисленных национальных опросов, проведённых с 1972 по 1978 г. (см. Argyle, 1987, р. 32).

С. 247 Наши опросы американских рабочих. Кроме упомянутых исследований по методу выборки переживаний мною в течение 1984-1988 гг. было опрошено около 400 менеджеров различных компаний из числа тех, кто посещал мои семинары, организованные отделением постдипломного обучения Чикагского университета.

С. 250

За работой легче испытывать радость. Организация свободного времени часто оказывается проблемой, что давно подмечено психологами и психиатрами. Группа прогресса психиатрии (Group for the Advancement of Psychiatry) сообщает в своём отчёте за 1958 г.: «Для многих американцев досуг таит в себе опасность». К такому же выводу приходит Гуссен, который анализировал психологические недуги людей, не способных организовать свой досуг (Gussen, 1967). Роль телевидения как средства, помогающего скрыть проблему свободного времени, тоже часто отмечалась психологами. Так, Конрад пишет: «Технологическая революция была направлена на экономию времени. Однако безудержное потребление, которое мы сейчас переживаем, постепенно уничтожает это сэкономленное нами время. Институтом, созданным для обслуживания этой цели, является телевидение… » (Conrad, 1982, р. 108).

Индустрия досуга. Трудно оценить общие (прямые и косвенные) затраты на досуг в рамках всей нашей экономики. Мы не можем оценить, например, ни стоимость государственной недвижимости, используемой для досуга, ни личные затраты на него. Однако непосредственные расходы на досуг известны. Они составили в США в 1980 г. 160 млрд долл., что в два раза больше суммы, потраченной в 1970 г., с учётом инфляции.

Средняя семья расходует непосредственно на досуг около 5% своих доходов (Kelly, 1982, р.

9).

ГЛАВА 8

С. 254 Важность человеческого общения. Судя по результатам наших исследований с использованием метода выборки переживаний, люди чуствуют себя значительно лучше в обществе других людей. При этом качество их переживаний ухудшается, когда они остаются одни, даже если одиночество было следствием их свободного выбора (Larson, Csikszentmihalyi, 1978, 1980; Larson, Csikszentmihalyi, Graef, 1980). Живое и красочное описание того, как и почему люди опираются в своих убеждениях на общественное мнение, даётся в книге Элизабет Ноэль- Нойман CNoelle-Neumann, 1984). Философские аспекты проблемы анализировал Мартин Хайдеггер (1962). Он, в частности, рассматривал нашу постоянную зависимость от обобщённого психического образа других людей в нашем сознании (das Man). С этим сходны понятия «обобщённый другой» Чарльза Кули (Cooley, 1902) и «супер-эго» Зигмунда Фрейда.

С. 255 Быть среди людей. Этот раздел написан под влиянием блестящего анализа публичного и частного пространства Ханной Арендт (Arendt, 1958).

Общество других людей. Здесь мы снова ссылаемся на наши исследования по методу выборки переживаний. То, что даже простой разговор с другими людьми может улучшить настроение на целый день, отмечается во многих работах (Lewinsohn, Graf, 1973; Lewinsohn, Libet, 1972; MacPhillamy, Lewinsohn, 1974; Lewinsohn et al., 1982). Группой Левинсона было предложено клиническое приложение психотерапии, основанное на создании благоприятных условий для общения пациентов и их участия в разнообразных приятных занятиях. Следующим этапом могла бы быть разработка клинической методики, основанной на принципах потока. Первые шаги в этом направлении уже сделаны в Миланском университете. Этот подход делает акцент в первую очередь на увеличение частоты и интенсивности оптимальных переживаний, а не на снижение частоты появления негативных.

С. 256 Бабуины. Стюарт и Джин Альтманы, пожалуй, наиболее тщательно исследовали социальные взаимоотношения этих приматов (.AltmannS., 1970; Altmann J., 1970,1980). Их работы, в частности, раскрывают роль общения в обеспечении выживания, помогая тем самым осмыслить пути развития социальных «инстинктов» у человека.

С. 256-257 Психика людей достаточно подвижна и изменчива. Работая над своей диссертацией по результатам метода выборки переживаний, Патрик Майер обратил наше внимание на то, что подростки часто оценивали общение со сверстниками двойственным образом: как наиболее радостные и как наиболее тревожные или скучные впечатления дня. Интересно, что подобная двойственность оценок не распространялась на другие виды занятий, которые обычно бывали либо всегда скучными, либо всегда радостными. Наши дальнейшие исследования выявили подобную закономерность и у взрослых.

С. 257 Важность навыков общения для управления организациями была подтверждена данными, собранными в ходе реализации Программы постдипломного обучения, реализуемой Чикагским университетом (см. прим. к с. 247). Участвующие в ней менеджеры среднего звена ставили их на первое место среди навыков, которые они бы хотели приобрести.

Книги по этикету. Образец книг такого рода, вводящий в полный ступор, написала Летиция Болдридж (Baldridge, 1987). В ней она без всяких экивоков называет вещи своими именами: «Лесть — весьма полезная штука… », или: «Любой хозяин был бы очень польщён, если бы его гости пришли к нему изысканно одетыми. Своим внешним видом они как бы распространяют сладкий запах успеха». (Сравните эту цитату с высказыванием Сэмюэля Джонсона, опубликованным на страницах газеты Life Босуэлла (March 27,1776): «Изысканная одежда лишь тогда уместна, когда она согласуется с желанием получить определённую долю уважения другими средствами».) См. также рецензию в Newsweek (Oct. 5,1987, p. 90).

С. 258 Человеческие взаимоотношения податливы. Это утверждение было одним из главных постулатов символического ин- теракционизма в социологии и антропологии (Goffman, 1969, 1974; Suttles, 1972). На нём строится системный подход к терапии семейных отношений (см. Jackson, 1957; Bateson, 1978; Bowen, 1978; Hoffman, 1981).

С. 259 Невыносимое одиночество. Смотри пояснения кс. 254.

Воскресное утро. То, что именно воскресным утром люди особенно часто испытывают нервные срывы, было отмечено ещё венскими психоаналитиками в самом начале XX в. (Ferenczi, 1950). Однако в числе причин большинство авторов называют более сложные зависимости, чем те, которые рассматриваются в настоящей работе.

С. 260 Литература, посвящённая просмотру телевизора, настолько обширна, что даже краткая выжимка из них заняла бы слишком много места. Один из обзоров дан в работе Кьюби и Чиксентмихайи (Kubey, Csikszentmihalyi, 1990). С учётом масштаба явления и его социальных и экономических последствий очень тяжело при его анализе сохранить научную объективность. Одни учёные упрямо защищают его, утверждая, что телезритель имеет в своём распоряжении всё необходимое для того, чтобы использовать телевидение для своей пользы. Другие с данными в руках показывают, что телевизор делает зрителей пассивными и неудовлетворёнными. Нет необходимости говорить о том, что

автор принадлежит ко второй партии.

С. 261 Утверждение о том, что наркотики не расширяют сознание, подтверждается результатами наших интервью с людьми искусства в течение последних 25 лет (Getzels, Csikszentmihalyi, 1965, 1976; Csikszentmihalyi Getzels, Kahn, 1984). Хотя художники и склонны превозносить действие наркотиков, мне не доводилось встречать действительно великие произведения (или хотя бы такие, которые сам художник считал бы великими), созданные полностью под воздействием зелья.

С. 262 Кольридж и «Кубла Хан». Одним из наиболее часто употребляемых аргументов в пользу наркотиков, якобы способствующих раскрытию творческих способностей, является заявление Ксшьриджа о том, что он написал «Кубла Хан» вследствие прилива вдохновения под воздействием опиума. Однако Шнайдер (Schneider, 1953) высказал серьёзные сомнения по поводу этой истории, приводя в подкрепление своих взглядов многочисленные наброски, сделанные Кольриджем в процессе работы над поэмой. Он считал, что поэт специально выдумал историю с наркотиком, чтобы придать своему детищу налёт романтичности, предназначенный для удовлетворения романтических вкусов читательской публики начала XIX в. Наверное, если бы поэт жил сегодня, он сделал бы то же самое.

С. 263 Результаты проводимых нами в настоящее время исследований среди одарённых подростков утверждают нас во мнении, что причиной того, что ребятам не удаётся развить свои умения, является не отсутствие каких-то когнитивных функций, а их неспособность выносить одиночество. В результате их обгоняют сверстники, способные выдерживать трудности обучения и оттачивания навыков для развития своих талантов. Первые отчёты на эту тему появились в работах (Nakamura, 1988; Robinson, 1986). В исследовании Робинсона одинаково одарённые студенты-математики были разделены на две группы: тех, кто по объективным и субъективным данным продолжал сохранять заинтересованность предметом к последнему году обучения, и тех, кто терял интерес. Обнаружилось, что заинтересованные студенты проводили 15% своего времени бодрствования вне стен университета за самостоятельной учёбой, 6% посвящали структурированным досуговым занятиям —например, игре на музыкальных инструментах, занятиям спортом, и 14% — неструктурированному досугу, например, общению с друзьями. Среди тех, кто утратил интерес к учёбе, соотношение составляло соответственно 5, 2 и 26%. Поскольку каждый процент соответствует примерно одному часу в неделю, получается, что заинтересованные студенты посвящали учёбе на один час в неделю больше, чем общению с друзьями, в то время как утратившие интерес проводили с друзьями на 21 час больше времени, чем уделяли самостоятельной учёбе. Если ребята становятся слишком зависимыми от компании сверстников, у них остаётся мало возможностей для развития у себя сложных навыков.

]

С. 266 Описание образа жизни Дороти составлено по собственным впечатлениям от её посещения.

С. 267 Подробнее о Сьюзен Батчер см.

(The New Yorker, Oct. 5.1987, p. 34-35).

С. 270 Родственные связи. Одним из самых наглядных исследований влияний семейных отношений на становление человека является работа Леви-Стросса (Levi- Strauss, 1947 /1969). Социобиологический подход был впервые провозглашён Гамильтоном СHamilton, 1964; Trivers, 1972; Alexander, 1974; Wilson Е., 1975). Последними наиболее интересными публикациями на эту тему являются труды (Sahlins, 1976; Alexander, 1979; Lumdsen, Wilson, 1983; Boyd, Richerson, 1985).

Литература, посвящённая проблеме привязанности, весьма обширна. В качестве классики можно порекомендовать работы Дж. Боулби и М. Эйнсворт (Bowlby, 1969; AinsworthM. etal, 1978).

С. 271 Первородство. Влияние законов наследования на экономическое и социальное развитие Европы анализируется в работах Habakuk, 1955; Pitts, 1964; Mitterauer, Sieder, 1983.

С. 274 Моногамия. Согласно мнению некоторых социобио-логов, моногамия имеет абсолютное преимущество по сравнению с другими формами супружества. Если предположить, что сила взаимопомощи родственников напрямую зависит от количества их общих генов, то дети от моногамных браков будут интенсивнее помогать друг другу, чем дети от полигамных браков, потому что у них больше общих генов. Таким образом, дети от моногамных пар получат больше шансов на выживание и продолжение рода, чем дети от полигамных пар при тех же условиях. На культурном уровне рассмотрения можно утверждать, что при прочих равных условиях стабильные моногамные пары смогут обеспечивать своим детям более устойчивую психологическую и финансовую поддержку. Однако если принимать во внимание возможность разводов, «последовательная» моногамия, то есть цепочка браков и разводов, представляет собой экономически неэффективный способ распределения собственности и дохода. Проблемы семей с одним родителем описываются в (Hetherington, 1979; McLanahan, 1988; Tessman, 1978).

Cistothorus palustris (лат.). Брачная жизнь болотного крапивника описана в Британской энциклопедии (Encyclopaedia Britannica. V. 14.1985, p. 701).

С. 275 Высказывание Цицерона о свободе было напечатано на моём школьном дневнике. Мне не удалось найти источник публикации, поэтому остаётся только искренне надеяться, что эта цитата достоверна.

С. 276 Сложность семьи. Используя определение Пагельса (Pagels, 1988), можно сказать, что та семья, отношения в которой труднее поддаются описанию и чьё будущее менее предсказуемо на основе имеющейся информации, сложнее, чем та, чьи отношения более понятны и более прогнозируемы. Это определение, возможно, приведёт к тем же критериям сложности, что и определение её через дифференциацию и интеграцию.

С. 280 Подростки из пригородов. Несколько десятилетий назад известный антрополог Дж. Генри (Henry, 1965) дал подробное и разностороннее описание того, что представляло собой взросление подростков, живущих в пригородах. Позднее Шварц сравнил шесть общин Среднего Запада с точки зрения наличия возможностей, позволяющих подросткам почуствовать свободу и самоуважение (Schwartz, 1987). Выяснилось, что существуют весьма значительные различия. Таким образом, нельзя обобщённо говорить о том, что значит быть подростком в нашем обществе.

Даже если родители просто говорят… В исследовании учащихся одной весьма престижной гимназии мы выяснили, что подростки проводят с родителями лишь 12,7% своего времени. Время, проведённое наедине с отцом, составляет всего 5 минут в день, при этом половину из него дети и родители проводят перед телевизором (Csikszentmihalyi, Larson, 1984, p. 73). Трудно представить, как можно сказать друг другу что-то важное в это короткое время. Понятно, что важно качество, а не количество. Однако начиная с какого-то момента недостаток «количества» просто не может обеспечивать надлежащее качество.

С. 281 Случаи беременности у девочек- подростков. США

занимают сегодня первое место среди развитых стран по числу случаев подростковой беременности, абортов и родов. На 1000 девочек в возрасте от 15 до 19 лет в год приходится 96 случаев беременности. За США следует Франция с 43 случаями СМа11, 1985). С 1960 по 1980 г. количество внебрачных беременностей среди подростков удвоилось (Schiamberg, 1988, р. 718). По сегодняшним оценкам, 40% девочек, которым сейчас 14, хотя бы раз забеременеют до 20 лет (Wallis et al, 1985).

С. 282 Семьи, в которых созданы условия для переживания потока. Характеристики семей, стимулирующих развитие детей по типу автотелических личностей, описаны в (Rathunde, 1988).

С. 284 Друзья и хорошее настроение. Когда подростки находятся в компании друзей, они чуствуют себя гораздо более счастливыми, уверенными в себе, сильными и мотивированными. При этом они сообщают о более низком уровне концентрации и эффективности по сравнению с тем, что наблюдается в другом социальном окружении (Csikszentmihalyi, Larson, 1984). Те же особенности распространяются на взрослых, предпочтения которых исследовались по методу выборки переживаний. Например, женатые мужчины среднего возраста и пенсионеры находятся в более хорошем настроении, когда проводят время в кругу друзей, а не в обществе супруга (супруги) или детей — или ещё кого-нибудь.

Особенности пьянства. Различия в традициях потребления алкоголя в публичных местах и, как результат, в человеческих взаимоотношениях на почве этого описаны в (Csikszentmihalyi, 1968).

С. 287 Инструментальные и экспрессивные навыки. Эти два понятия были впервые введены в социологическую науку Толкоттом Парсонсом (Parsons, 1942). Их современная трактовка дана Шварцем (Schwartz, 1987). Он считает, что одна из главных проблем подросткового возраста в том, что в рамках существующего общественного порядка у ребят слишком мало возможностей для выражения своих эмоций. В результате этого они часто находят выход в нарушении закона.

С. 290 Политика. Ханна Арендт (Arendt, 1958) определяет политику как способ взаимодействия, позволяющий людям получать объективную обратную связь о своих сильных и слабых сторонах. В политической ситуации, когда человек получает шанс выразить своё мнение и убедить других принять его, обнаруживаются скрытые возможности индивида. Однако подобный способ непредвзятой обратной связи становится возможным только в «публичном пространстве», где каждый готов слушать и оценивать оппонента по достоинству. По мнению Арендт, «публичное пространство» представляет собой лучшую среду для личностного роста, творчества и самораскрытия.

С. 292 Иррациональность экономических подходов.

Ещё Макс Вебер в своём знаменитом труде о протестантской этике указывал, что кажущаяся рациональность экономических расчётов обманчива (Weber, 1958/1930). Тяжёлый труд, сбережения, капиталовложения, вся наука о производстве и потреблении оправданы уверенностью людей в том, что это сделает их счастливее. Но, по мнению Вебера, после того как была создана эта гигантская машина капиталистического производства, она начала работать в собственных интересах, а не в интересах обеспечения человеческого счастья. С этого момента экономическое поведение перестало быть рациональным, потому что оно уже не направляется той целью, которая первоначально его оправдывала. Веберовский подход распространяется и на многие другие виды человеческой деятельности, которые после выработки чётких целей и правил обрели независимость от тех целей, для достижения которых создавались, и продолжают автономное существование по внутренним мотивам — просто потому, что приносят удовольствие. Сам Вебер считал, что капитализм, возникновение которого напоминало рождение новой религии, постепенно деградировал до уровня «спорта для избранных»

  • узкого круга предпринимателей — и «железной клетки» для всех остальных. См. также (Csikszentmihalyi, Rochberg-Halton, 1981, 9).

ГЛАВА 9

С. 296 В тексте главы использованы расшифровки многих интервью, переданные мне профессором Массимини и переведённые мною на английский.

Высказывание Франца Александера приводится по CSiegel, 1986, р. 1).

Стратегия, использованная Норманом Казинсом с целью установления контроля над своей болезнью, описана в его книге «Анатомия болезни» (Cousins, 1979).

С. 303 «Ничто так хорошо не помогает сконцентрироваться. . . » — цитата из письма Джонсона Босуэллу (Johnson’s Letters to Boswell, Sept. 19,1777).

Стресс. Ганс Селье начал изучать психологию стресса в 1934 г. Он определяет его как общий результат воздействия на организм психологической или физической нагрузки (Selye, 1978/1956). Значительный прогресс в выявлении психологических последствий такой нагрузки был достигнут в результате разработки шкалы, позволяющей измерить её степень СHo1mes, Rahe, 1967). По этой шкале наиболее сильным стрессом является потеря супруга — 100 баллов, женитьба оценивается в 50 баллов, а празднование Рождества

  • в 12. Другими словами, стрессовое воздействие женитьбы примерно равняется эффекту от четырёх рождественских праздников. Не надо забывать, что стресс вызывают и позитивные, и негативные события, так как и те и другие представляют собой нагрузку на нервную систему.

С. 304 Поддержка. Из всех ресурсов, смягчающих воздействие стресса, наиболее подробно была изучена социальная поддержка, или сеть социальных связей (Lieberman et at., 1979). Семья и друзья часто служат источниками материальной, эмоциональной и информационной поддержки (Schaefer; Coyne, Lazarus, 1981). Даже просто интерес к проблемам других людей позволяет легче перенести собственный стресс. «Те, кто сосредоточен не только на своих собственных интересах, меньше подвержены тревоге, депрессии и враждебности. Эти люди более активны в попытках самостоятельного решения своих проблем» (Crandall, 1984, р. 172).

С. 305 Стили совладания. Переживание стресса опосредуется индивидуальным стилем совладания. Одно и то же событие может оказывать психологически позитивное или негативное влияние, в зависимости от внутренних ресурсов, которыми располагает личность. Сальваторе Мадци и Сьюзан Ко- бейса ввели понятие «жизнестойкость» для обозначения свойственной некоторым людям способности трансформировать угрозы в поддающиеся решению задачи. Тремя важнейшими компонентами жизнестойкости служат: включённость в реализацию целей, чуство контроля над ситуацией и принятие исходящих извне вызовов (Kobasa, Maddi, Kahn, 1982). С этим перекликаются понятия «зрелая защита» Vaillant, 1977), «совладание» (Lazarus, Folkman, 1984) и «сила личности» (Noelle-Neurnann, 1983, 1985). Все эти стили совладания — жизнестойкость, зрелые защиты и трансформационное совладание — имеют много общего с характеристиками автоте- лической личности, приведёнными в настоящей работе.

305 Мужество. То, что именно мужество люди считают качеством, в первую очередь достойным восхищения, было выявлено в моих исследованиях, посвящённых семейным отношениям трёх поколений. Берт Лайон использовал эти данные в своей диссертации (Lyon, 1988).

С. 307 Диссипативные структуры. Этот термин введён в естествознание И. Пригожи- ным (Prigogine, 1980).

С. 309 Навыки трансформации переживаний в подростковом возрасте. В одном из наших лонгитюдных исследований по методу выборки переживаний выяснилось, что подростки старшего возраста переживают в среднем столько же негативных ситуаций в семье, с друзьями или в одиночестве, сколько и их более молодые товарищи, однако справляются они с ними гораздо лучше. То, что в 13 лет кажется трагедией, легко поддаётся решению в 17 (Freeman, Larson, Csikszentmihalyi, 1986).

С. 311 «Неэгоцентричная самоуверенность». Подробнее об этом см. (Logan, 1985,1988).

С. 313 «Каждый кристаллик в гранитной стене. . . » — цитируется по (Robinson, 1969, р. 6).

С. 314 «Моя кабина очень мала… » — цитируется по (Lindbergh, 1953, р. 227-228).

С. 317 Выявление новых целей. О том, что сложная структура личности развивается в результате разнообразных переживаний мира, подобно тому как творчество художника берёт своё начало в диалоге мастера с картиной, говорилось в (Csikszentmihalyi, 1985а;

Csikszentmihalyi, Beattie, 1979).

Художественные открытия. Процесс открытия, постановки новых задач в искусстве описан в целом ряде работ, начиная с (Csikszentmihalyi, 1965) и заканчивая (Csikszentmihalyi, Getzels, 1989); см. также (Getzels, Csikszentmihalyi, 1976). Полученные нами результаты показали, что те студенты- художники, которые в 1964 г. подходили к своему творчеству так, как описано в этой книге (т.е. начинали рисовать, не имея в голове чёткого образа законченной картины), оказались спустя 18 лет гораздо успешнее (по стандартам, принятым среди художников), чем их коллеги, представлявшие себе картину в деталях перед началом работы. Другие характеристики, такие как уровень техники и т.п., были примерно одинаковы в обеих группах.

С. 319 Постановка реалистичных целей. В литературе уже сообщалось о том, что люди, которые ставят себе слишком долгосрочные цели, приносящие мало сиюминутного удовольствия, испытывают от жизни меньшее удовлетворение, чем люди, ориентированные на простые, краткосрочные задачи (Bee, 1987, р. 373). С другой стороны, слишком лёгкие для достижения цели часто не могут обеспечить необходимое для состояния потока напряжение. Ни одна из этих крайностей не в состоянии дать людям радость жизни.

ГЛАВА 10

С. 333 Ханна Арендт описывает в своей книге «Ситуация человека» различия между смысловыми системами, основанными на понятиях вечности и бессмертия (Arendt, 1958).

С. 333 Питирим Сорокин предложил свою классификацию культур в 4-томнике «Социальная и культурная динамика» (Sorokin, 1937). Сокращённый вариант этой работы вышел в 1962 г. К сожалению, эта работа почти полностью забыта современной социологической наукой. Виной тому либо её старомодный идеализм, либо то, что как раз в это время в Гарварде были опубликованы труды Толкотта Парсонса (Talcott Parsons), впрочем, теоретически ещё более запутанные. В этой связи остаётся надеяться, что наука ещё оценит по заслугам новаторскую методологию и широту мыслей Сорокина.

С. 337 Этапы развития личности. Очень близкие теории стадий развития, в которых чередуются этапы преимущественной фиксации внимания на себе и на социальном окружении, предложили Эриксон (Erikson, 1950), который считал, что взросление происходит через этапы становления идентичности, обретения интимности, достижения продуктивности и заканчивается обретением интегрированности; Маслоу (Maslow, 1954), чья ирар- хия человеческих потребностей начиналась с физиологической безопасности и через любовь и чуство принадлежности вела к самоактуализации; Колберг (Kohlberg, 1984), который считал, что формирование морали начинается с различения «хорошего» и «плохого», исходя из личного интереса, и заканчивается этикой, основанной на универсальных принципах, и Лёвинджер (Loevinger, 1976), рассматривавшей процесс развития эго в диапазоне от импульсивных самозащитных действий до ощущения интеграции с окружающим миром. В работе Хелен Би (Bee, 1987) имеется неплохой обзор этих и других «спиральных» моделей развития.

С. 343 Vita activa and vita contemplativa

  • «Жизнь деятельная и жизнь созерцательная». Эти введённые Аристотелем понятия использовались Фомой Аквинским в его размышлениях о хорошей жизни. Их также использовала Ханна Арендт (Arendt, 1958).

С. 344 Описание того, как правила ордена иезуитов помогают «наводить порядок» в сознании, дано в (Csikszent-mihalyi I., 1986,1988; Toscano, 1986).

С. 346 Появление сознания. Интересную теорию того, как возникло человеческое сознание, выдвинул Джейнс (Jaynes, 1977). По его мнению, разгадка заключается в установлении связи между левым и правым полушариями мозга, которое, по его словам, произошло только 3 тысячи лет назад. См. также (Alexander, 1987; Calvin, 1986). Однако, вероятнее всего, на этот вопрос никогда не удастся ответить с необходимой точностью.

С. 346-347 Душевная жизнь животных. Вопрос о том, в какой мере животные способны чуствовать, как люди, широко обсуждался в научных кругах (Uexku.ll, 1921). Последние исследования приматов, общающихся с людьми, похоже, говорят о существовании у них определённых эмоций даже в отсутствие соответствующих внешних стимулов. Например, они могут грустить, вспоминая о разлуке с сородичем. Однако строгих доказательств этого пока не существует.

С. 347 Сознание первобытного человека. Одни учёные, в частности известный антрополог Роберт Редфилд, считают, что племенные общества были слишком простыми и гомогенными, чтобы их члены могли осознавать и анализировать свои действия и убеждения. До первой урбанистической революции, в результате которой 5000 лет назад возникли первые города, человек воспринимал то представление о действительности, которое существовало в его культуре, как само собой разумеющееся и не имеющее альтернатив. Другие, в том числе антрополог Пол Радин (Radin, 1927), видят у первобытных людей чуть ли не способность философского понимания и свободу совести. Вряд ли этот спор будет разрешён в ближайшее время.

С. 348 Эта повесть Льва Толстого переиздавалась много раз.

То, что усложнение социальных ролей человека приводит к усложнению структуры его сознания, отмечалось в работах Де Роберти и Драгическо (De Roberty, 1878; Draghicesco, 1906). Они разработали достаточно подробные теоретические модели социальной эволюции, основанные на предположении, что интеллект человека есть функция частоты и интенсивности межчеловече- ских контактов. Эта точка зрения разделяется многими, в том числе русскими психологами Л. С. Выготским и А. Р. Лурией (см. Vygotsky, 1978; Luria, 1976).

С. 349 То, что Сартр понимал под «проектом», описано в его работе «Бытие и ничто» (Sartre, 1956). Понятие про- приативных стремлений введено Олпортом (Allport, 1955). О понятии жизненных тем, определяемых как «набор проблем, которые человек стремится разрешить прежде остального, и средств, которые он находит для решения», см. (Csikszentmihalyi, Beattie, 1979).

С. 351 Ханна Арендт сделала основательный анализ жизни Адольфа Эйхмана (Arendt, 1963).

Автобиография Малькольма Икс (Malcolm X, 1977) представляет собой классическое описание формирования жизненной темы.

С. 355 Проектирование негэнтропийных жизненных сценариев. На первый взгляд неочевидная идея о том, что смещение внимания с собственных проблем на проблемы других способствует личностному развитию, подтверждается многими работами в области психологии развития (см. примечания к с. 303 и 337, а также Crandall, 1984).

С. 356 Лучшая биография Антонио Грамши на английском языке — работа Джузеппе Фиоре (Fiore, 1973).

С. 357 Эдисон, Рузвельт и Эйнштейн. Гертцель и Гертцель, проанализировав жизни 300 прославленных личностей, пришли к выводу о том, что условия жизни в детстве практически не позволяют предсказать последующие успехи (Goertzel, Goertzel, 1962).

Концепция культурной эволюции была поспешно отвергнута науками об обществе последних десятилетий. В числе тех, кто стремится доказать жизненность её основных положений, находятся многие известные учёные (Burhoe, 1982; Csikszentmihalyi, Massimini, 1985; Lumdsen, Wilson, 1981, 1983; Massimini, 1982; White, 1975).

  1. C. 358 Книги как средство социализации. Влияние детских сказок, рассказанных историй, прочитанных книг на последующую жизнь человека рассматривается в (Csikszentmihalyi, Beattie, 1979; Beattie, Csikszentmihalyi, 1981).

С. 360-361 Религия и энтропия. Смотри, например, раннюю работу Гегеля (написанную в 1798 г., но опубликованную лишь 110 лет спустя) «Дух христианства и его судьба», в которой он размышляет о том, что произошло с учением Христа после того, как оно воплотилось в структурах Церкви.

С. 362 Эволюция. Многие представители разных областей знания с совершенно различных точек зрения высказывали предположение о том, что научное понимание эволюции, принимающее во внимание цели существования человека и законы мироздания, обеспечат необходимую основу для появления новых смыслов (см .Burhoe, 1976; Campbell, 1965,1975,1976; Csibzent-mihalyi, Massimini, 1985; Csikszertmihalyi, Rathunde, 1989; Teilhard de Chardin, 1965; Huxley, 1942; Mead, 1964; Medawar, 1960; Waddington, 1970). На этой новой «вере» может быть построена новая цивилизация. Но процесс эволюции сам по себе не гарантирует прогресса (Nitecki, 1988). Человек может остаться за бортом эволюции. Произойдёт это или нет, зависит от решений, которые нам суждено принять в будущем. И эти решения будут более продуманными, если мы лучше разберёмся в механизмах эволюции.

Литература

Ach N. 1905. Uber die Willenst tigkeit und das Denkens. G ttingen: Vandenhoeck &. Ruprecht.

Adler A. 1956. The individual psychology of Alfred Adler. New York: Basic Books.

Adler M.J. 1956. Why only adults can be educated // Great issues in education. Chicago: Great Books Foundation.

AinsworthM. D. S„ Bell S. M, StaytonD.J. 1971. Individual differences in strange-situation behavior of one-year-olds // The origins of human social relations/H.R. Schaffer (ed.). London: Academic Press.

AinsworthM., BleharM., Waters E., WallS. 1978. Patterns of attachment. Hillsdale, N. J.: Erlbaum.

Alexander R. D. 1974. The evolution of social behavior // Annual Review of Ecology and Systematics. V. 5. P. 325-383.

Alexander R. D. 1979. Evolution and culture // Evolutionary biology and human social behavior: An anthropological perspective/N. A. Chagnon, W. Irons (eds.) North Scituate, Mass.: Duxbury Press. P. 59-78.

Alexander R. D. 1987. The biology of moral systems. New York: Aldine de Guyter.

Allison М. Т., Duncan М. С. 1988. Women, work, and flow // Optimal experience: Studies of flow in consciousness/М. Csik szentmihalyi, I.S.

Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 118-137.

Allport G. W. 1955. Becoming: Basic considerations for a psychology of personality. New Haven: Yale University Press. Рус. пер.: Олпорт Г. Становление: основные положения психологии личности // Олпорт Г. Становление личности: избранные труды/под ред. Д. А. Леонтьева. — М.: Смысл, 2002. С. 166-216.

Altmann J. 1980. Baboon mothers and infants. Cambridge: Harvard University Press.

Altmann S.A., Altmann J. 1970. Baboon ecology: African field research. Chicago: University of Chicago Press.

Alvarez A. 1973. The savage god. New York: Bantam.

Amabile Т. M. 1983. The social psychology of creativity. New York: SpringerVerlag.

Andreasen N. C. 1987. Creativity and mental illness: Prevalence rates in writers and their first-degree relatives // American Journal of Psychiatry. Vol. 144 (10). P. 1288-1292.

Andrews F. M., Withey S. B. 1976. Social indicators of well-being. New York: Plenum.

AngyalA. 1941. Foundations for a science of personality. Cambridge: Harvard University Press.

AngyalA. 1965. Neurosis and treatment: A holistic theory. New York: Wiley.

Aquinas T. 1985. Summa Theologica // GratschE.J. Aquinas’ Summa: An introduction and interpretation. New York: Alba House. Рус. пер.: Аквинский Ф. Сумма теологии (разные части этого многотомного издания выходили в разные годы в разных издательствах — Ред.).

Archimedes Foundation. 1988. Directory of human happiness and well-being. Toronto.

ArendtH. 1958. The human condition. Chicago: University of Chicago Press. Рус. пер.: Арендт X. VitaActiva, или о деятельной жизни. — СПб.: Алетейя, 2000.

ArendtH. 1963. Eichmann in Jerusalem. New York: Viking Press. Рус.

пер.: АрендтХ. Банальность зла. Эйхман в Иерусалиме. — М.: Европа, 2008.

Argyle М. 1987. The psychology of happiness. London: Methuen. Рус.

пер.: Аргайл M. Психология счастья. М.: Прогресс, 1990; 2-е изд., перераб. — СПб.: Питер, 2003.

Aries P., Duby G. (gen. eds.). 1987. A history of private life. Cambridge, Mass.: Belknap Press.

Aristotle, 1980. NicomacheanEthics. //Aristotle’s NicomacheanEthics.

Commentary and analysis by F. H. Eterovich. Washington, D. C.: University

Press of America. Рус. пер.: Аристотель. Ни- комахова этика // Аристотель. Сочинения: в

  • х гг. Т. 4. — М.: Мысль, 1983. С. 53-294.

Arnheim R. 1954. Art and visual perception: A psychology of the creative eye. Berkeley: University of California Press. Рус. пер.: Арн- хейм P. Искусство и визуальное восприятие.

  • М.: Прогресс, 1974.

Arnheim R* 1971. Entropy and art. Berkeley: University of California Press.

Arnheim R. 1982. The power of the center. Berkeley: University of California Press.

Arnold E. V. 1911/1971. Roman Stoicism. New York: Books for Libraries Press.

Atkinson R. C, Shiffrin R. M. 1968. Human memory: A proposed system and its control processes // The psychology of leaning and motivation/K. Spence, J. Spence (eds.) New York: Academic Press. V. 2.

Baldridge L. 1987. Letitia Baldridge’s complete guide to a great social life. New York: Rawson Assocs.

Bandura A. 1982. Self-efficacy mechanisms in human agency // American Psychologist. V. 37. P. 122-147.

Bateson G. 1978. The birth of a double bind // Beyond the double bind/M. Berger (ed.). New York: Brunner/Mazel. P. 53.

Baumgarten A. 1735/1936. Reflections on poetry // Aesthe-tica/B. Croce (ed.). Bari: Laterza.

Baumrind D. 1977. Socialization determinants of personal agency.

Paper presented at biennial meeting of the Society for Research in Child Development. New Orleans.

Beattie O., Csikszentmihalyi M. 1981. On the socialization influence of books // Child

Psychology and Human Development. V. 11(1). P. 3-18.

Beck A. T. 1976. Cognitive therapy and emotional disorders. New York: International Universities Press.

BeeH.L. 1987. The journey of adulthood. New York: Macmillan.

BehananK. T. 1937. Yoga: A scientific evaluation. New York: Macmillan.

BellD. 1976. The cultural contradictions of capitalism. New York: Basic Books.

Bellah R N. 1975. The broken covenant: American civil religion in a time of trial. New York: Seabury Press.

Benedict Я 1934. Patterns of culture. Boston: Houghton Mifflin.

BerdyaevN. 1952. The beginning and the end. London: Geoffrey Bles.

Berger P. L., Luckmann T. 1967. The social

construction of reality.

Garden City, N. Y.: Anchor Books. Рус. пер.: Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. — М.: Академия-Центр; Медиум, 1995.

BerglerE. 1970. The psychology of gambling. New York: International Universities Press.

BerlyneD.E. 1960. Conflict, arousal, and curiosity. New York: McGraw-Hill.

Berman M. H. 1982. All that is solid melts into air. New York: Simon & Schuster.

BermanM. 1988. The two faces of creativity //The reality club/J. Brockman (ed.). New York: Lynx Books. P. 9-38.

Bettelheim B. 1943. Individual and mass behavior in extreme situations //Journal of Abnormal and Social Psychology. V. 38. P. 417452.

Binet A. 1890. La concurrence des etats psychologiques // Revue Philosophique de la France et de TEtranger. V. 24. P. 138-155.

Blom F. 1932. The Maya ball-game // Middle American Research Series, 1/M. Ries (ed.). New Orleans: Tulane University Press.

Bloom A. 1987. The closing of the American mind. New York: Simon 8c Schuster.

Blumberg S. H., Izard С. E. 1985. Affective and cognitive characteristics of depression in 10- and 11-year-old children // Journal of Personality and Social Psychology, V. 49. P. 194-202.

Boring E. G. 1953. A history of introspection // Psychological Bulletin. V. 50 (3). P. 169-189.

Boswell J. 1964. Life of Samuel Johnson. New York: McGraw. Рус.

пер.: Босуэлл Дж. Жизнь Сэмюэля Джонсона. — М.: Текст, 2003.

Bourguignon Е. 1979. Psychological anthropology. New York: Holt, Rinehart & Winston.

Bowen E. S. (pseud, of Laura Bohannan). 1954. Return to laughter. New York: Harper &. Bros.

Bowen M. 1978. Family therapy in clinical practice. New York: Aronson.

Bowlby J. 1969. Attachment and loss. V. 1: Attachment. New York: Basic Books. Рус. пер.: БоулбиДж. Привязанность. — М.: Гардарики, 2003.

Boyd R., Richerson RJ. 1985. Culture and the evolutionary process. Chicago: University of Chicago Press.

Bradburn N. 1969. The structure of psychological well-being. Chicago: Aldine.

Brandwein R.A. 1977. After divorce: A focus on single parent families // Urban and Social Change Review. V. 10. P. 21-25.

Braudel F. 1981. The structures of everyday life. V. 2: Civilization and capitalism, 15th — 18th century. New York: Harper & Row. Рус. пер.: Бродель Ф. Структуры повседневности: возможное и невозможное (Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв.) /Пер. с фр. —М.: Прогресс, 1986.

Bronfenbrenner U. 1970. Two worlds of childhood. New York: Russell Sage. Рус. пер.: Бронфенбреннер У. Два мира детства. Дети в США и СССР. — М.: Прогресс, 1976.

Brown N. О. 1959. Life against death. Middletown, Conn.: Wesleyan University Press.

Buhler C. 1930. Die geistige Entwicklung des Kindes. Jena: G. Fischer.

Рус. пер.: Бюлер К. Духовное развитие ребёнка. — М.: Новая Москва, 1924.

Burhoe R. W. 1976. The source of civilization in the natural selection of coadapted information in genes and cultures // Zygon. V. 11 (3). P. 263-303.

Burhoe R. W. 1982. Pleasure and reason as adaptations to nature’s requirements // Zygon. V. 17 (2). P. 113-131.

Burney C. 1952. Solitary confinement. London: Macmillan.

Caillois R. 1958. Les jeux et les hommes. Paris: Gallimard.

Calvin W. H. 1986. The river that flows uphill: A journey from the big bang to the big brain New York: Macmillan.

Campbell A. P. 1972. Aspiration, satisfaction, and fulfillment // The human meaning of social change/А. P. Campbell, P. E. Converse (eds.) New York: Russell Sage. P. 441-466.

Campbell A. P., Converse P. E., Rodgers W.

  1. 1976. The quality of American life. New York: Russell Sage.

Campbell D. T. 1965. Variation and selective retention in socio-cultural evolution // Social change in developing areas/H.R. Barringer, G.I. Blankston, R.W. Monk (eds.) Cambridge: Schenkman. P. 19-42.

Campbell D. T. 1975. On the conflicts between biological and social evolution and between psychology and moral tradition // American Psychologist. V. 30. P. 1103-1125.

Campbell D. T. 1976. Evolutionary epistemology // The library of living philosophers/D.A. Schlipp (ed.). LaSalle, 111.: Open Court. P. 413-463.

Carli M. 1986. Selezione psicologica e qualita dell’esperienza // L’esperienza quotidiana/F. Massimini, P. Inghilleri (eds.) Milan: Franco Angeli. P. 285-304.

Carpenter E. 1970. They became what they beheld. New York: Ballantine.

Carpenter Е. 1973. Eskimo realities. New York: Holt.

Carrington P. 1977. Freedom in meditation. New York: Doubleday Anchor.

Carson J. 1965. Colonial Virginians at play. Williamsburg, Va.: Colonial Williamsburg, Inc.

Carver J. 1796. Travels through the interior parts of North America. Philadelphia.

Castaneda C. 1971. A separate reality. New York: Simon & Schuster.

Рус. пер.: КастанедаК. Отдельная реальность. — М.: ИД «София», 2003.

Castaneda С. 1974. Tales of power. New York: Simon & Schuster. Рус.

пер.: Кастанеда К. Сказки о силе. — М.: ИД «София», 2003.

Chagnon N. 1979. Mate competition, favoring close kin, and village fissioning among the Yanomamo Indians // Evolutionary biology and human social behavior/N. A. Chagnon, W. Irons (eds.). North Scituate, Mass.: Duxbury Press. P. 86-132.

Cheng N. 1987. Life and death in Shanghai. New York: Grove Press.

Chicago Tribune. 1987. 24 September.

Chicago Tribune. 1987.18 October.

Clark A. 1919. The working life of women in the seventeenth century. London.

Clausen J. A. (ed.) 1968. Socialization and society. Boston: Little, Brown.

CohlerB.J. 1982. Personal narrative and the life course // Life span development and behavior. V. 4/P.B. Bates, O.G. Brim (eds.). New York: Academic Press.

Collingwood R. G. 1938. The principles of art. London: Oxford University Press. Рус. пер.:

Колингвуд P. Принципы искусства. — М.: Языки русской культуры, 1999.

Conrad Р. 1982. Television: The medium and its manners. Boston: Routledge & Kegan.

Cooley С. H. 1902. Human nature and the social order. New York: Charles Scribner’s Sons.

Cooper D. 1970. The death of the family. New York: Pantheon.

Cousins N. 1979. Anatomy of an illness as perceived by the patient.

New York: Norton. Рус. пер.: Козине H. Анатомия болезни с точки зрения пациента. Размышления о лечении и выздоровлении. — М.: Физкультура и спорт, 1991.

Crandall J. Е. 1984. Social interest as a moderator of life stress // Journal of Personality and Social Psychology. V. 47. P. 164-174.

Crandall M. 1983. On walking without touching the ground: «Play» in the Inner

Chapters of the Chuang-TZu // Experimental essays on Chuang-Tzu. V. H. Muir (ed.). Honolulu: University of Hawaii Press. P. 101123.

Crealock W.I. B. 1951. Vagabonding under sail. New York: David McKay.

Croce B. 1902/1909. Aesthetics. New York: Macmillan. Рус. пер.: Кроче Б. Эстетика как наука о выражении и как общая лингвистика. Ч. I. Теория/пер. с ит. В. Яковенко. — М.: Изд. «М. и С. Сабашниковых», 1920.

Сгосе В. 1962. History as the story of liberty. London: Allen &. Unwin.

Crook J. H. 1980. The evolution of human consciousness. New York: Oxford University Press.

Csikszentmihalyi 1.1986. II flusso di coscienza in un contesto storico: И casodei gesuiti // L’esperienza quotidiana/F.

Massimini, P. Inghilleri (eds.). Milan: Franco Angeli. P. 181-196.

Csikszentmihalyi I. 1988. Flow in a historical context: The case of the Jesuits // Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness/М. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 232-248.

Csikszentmihalyi M. 1965. Artistic problems and their solution: An exploration of creativity in the arts. Unpublished doctoral dissertation, University of Chicago.

Csikszentmihalyi M. 1968. A cross-cultural comparison of some structural characteristics of group drinking // Human Development. V. 11. P. 201-216.

Csikszentmihalyi М. 1969. The Americanization of rock climbing // University of Chicago Magazine. V. 61 (6). P. 20-27.

Csikszentmihalyi M. 1970. Sociological implications in the thought of Teilhard de Chardin // Zygon. V. 5 (2). P. 130-147.

Csikszentmihalyi M. 1973. Socio-cultural speciation and human aggression // Zygon. V. 8 (2). P. 96-112.

Csikszentmihalyi M. 1975. Beyond boredom and anxiety. San Francisco: Jossey-Bass.

Csikszentmihalyi M. 1978. Attention and the wholistic approach to behavior // The stream of consciousness/К. S. Pope, J. L, Singer (eds.) New York: Plenum. P. 335-358.

Csikszentmihalyi M. 1981a. Leisure and socialization // Social Forces. V. 60. P. 332-340.

Csikszentmihalyi M. 1981 b. Some paradoxes in the definition of play // Play as context/A. Cheska (ed.). New York: Leisure Press. P. 14-26.

CsikszentmihalyiM. 1982a. Towards a psychology of optimal experience // Review of personality and social psychology. V. 2/L. Wheeler (ed.). Beverly Hills, Calif.: Sage.

Csikszentmihalyi M. 1982b. Learning, flow, and happiness // Invitation to life-long learning/R. Gross (ed.). New York: Fowlett. P. 167-187.

CsikszentmihalyiM. 1985a. Emergent motivation and the evolution of the self // Motivation in adulthood/D. Kleiber, M. H. Maehr (eds.). Greenwich, Conn.: JAI Press. P. 93-113.

Csikszentmihalyi M. 1985b. Reflections on enjoyment // Perspectives in Biology and Medicine. V. 28 (4). P. 469-497.

Csikszentmihalyi M. 1987. The flow experience // The encyclopedia of religion. V. 5/M. Eliade (ed.). New York: Macmillan. P. 361-363.

Csikszentmihalyi M. 1988. The ways of genes and memes // Reality Club Review V. 1 (1). P. 107-128.

Csikszentmihalyi M. 1989. Consciousness for the 21st century. Paper presented at the ELCA Meeting, Year 2000 and Beyond, March 30 — April 2, St. Charles, Illinois.

Csikszentmihalyi М., Beattie О. 1979. Life themes: A theoretical and empirical exploration of their origins and effects // Journal of Humanistic Psychology. V. 19. P. 45-63.

Csikszentmihalyi M., Csikszentmihalyi I. S. (eds.) 1988. Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness. New York: Cambridge University Press.

Csikszentmihalyi M., Getzels J. W. 1989. Creativity and problem finding. // The foundations of aesthetics/F. H. Farley & R. W. Neperud (eds.). New York: Praeger, P. 91-116.

CsikszentmihalyiM., Getzels J. W., KahnS.

  1. Talent and achievement: A longitudinal study of artists. A report to the Spencer Foundation and to the MacArthur Foundation. Chicago: University of Chicago.

CsikszentmihalyiM., GraefR. 1979. Flow and the quality of experience in everyday life. Unpublished manuscript, University of Chicago.

Csikszentmihalyi M., Graef R 1980. The experience of freedom in daily life // American Journal of Community Psychology. V. 8. P. 401414.

Csikszentmihalyi M., Kubey R. 1981. Television and the rest of life // Public Opinion Quarterly. V. 45. P. 317-328.

Csikszentmihalyi M., Larson R. 1978. Intrinsic rewards in school crime // Crime and Delinquency. V. 24. P. 322-335.

Csikszentmihalyi M., Larson R. 1984. Being adolescent: Conflict and growth in the teenage

years. New York: Basic Books.

Csikszentmihalyi M., Larson R. 1987. Validity and reliability of the Experience- Sampling Method // Journal of Nervous and Mental Disease. V. 175 (9). P. 526-536.

Csikszentmihalyi M., Larson R„ Prescott S. 1977. The ecology of adolescent activity and experience // Journal of Youth and Adolescence. V. 6. P. 281-294.

Csikszentmihalyi M., LeFevre J. 1987. The experience of work and leisure // Third Canadian Leisure Research Conference. May 2225. Halifax, N. S.

Csikszentmihalyi М., LeFevre J. 1989. Optimal experience in work and leisure // Journal of Personality and Social Psychology. V. 56 (5). P. 815-822.

Csikszentmihalyi M. Massimini F. 1985. On the psychological selection of bio-cultural information // New Ideas in Psychology. V. 3 (2). P. 115-138.

Csikszentmihalyi M., Nakamura J. 1989. The dynamics of intrinsic motivation // Handbook of motivation theory and research. V. 3/R. Ames, C. Ames (eds.). New York: Academic Press. P. 45-71.

Csikszentmihalyi M., Rathunde K. 1989. The psychology of wisdom: An evolutionary interpretation // The psychology of wisdom/R. J. Sternberg (ed.). New York: Cambridge University Press.

Csikszentmihalyi M., Robinson R. 1990. The art of seeing. Malibu, Calif.: J. P. Getty Press.

Csikszentmihalyi M., Rochberg-Halton E. 1981. The meaning of things: Domestic symbols and the self. New York: Cambridge University Press.

Culin S. 1906. Games of North American

Indians // 24th Annual Report. Washington, D. C.: Bureau of American Ethnology.

Cushing F. H. 1896. Outlines of Zuni creation myths // 13th Annual Report. Washington, D. C.: Bureau of American Ethnology.

DalbyLC. 1983. Geisha. Berkeley: University of California Press.

Damon W., HartD. 1982. The development of self-understanding from infancy through adolescence // Child Development. V. 53. P. 831-857.

Dante A. 1965. The divine comedy/Trans. G. L. Bickerstein.

Cambridge: Harvard University Press. Рус. пер.: Данте A. Божественная комедия/пер с итал. М. Лозинского. — М.: Наука, 1967.

David F. N. 1962. Games, gods, and gambling. New York: Hafner.

Davis J. A. 1959. A formal interpretation of the theory of relative deprivation // Sociometry. V. 22. P. 280-296.

Dawkins R. 1976. The selfish gene. New York: Oxford University Press.

Рус. пер.: Докинз P. Эгоистичный ген. — М.: Мир, 1993.

deCharms R. 1968. Personal causation: The internal affective determinants of behavior. New York: Academic Press.

Deci E. L., Ryan R. M. 1985. Intrinsic motivation and self-determination in human behavior. New York: Plenum Press.

Delle Fave A., Massimini F. 1988. Modernization and the changing contexts of flow in work and leisure // Optimal experience: Studies of flow in consciousness/M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.) New York: Cambridge University Press. P. 193-213.

DeRobertyE. 1878. La sociologie. Paris. Рус. пер.: Де Роберти Е. Социология. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1880.

de Santillana G. 1961/1970. The origins of scientific thought. Chicago: University of Chicago Press.

Devereux E. 1970. Socialization in cross- cultural perspective: Comparative study of England, Germany, and the United States // Families in East and West: Socialisation process and kinship ties/R. Hill. R. Konig (eds.) Paris: Mouton. P. 72-106.

Diener E. 1979. Deindividuation: The absence of self-awareness and self-regulation in group members // The psychology of group influence/P. Paulus, (ed.). Hillsdale, N. J.: Erlbaum.

Diener E. 1979. Deindividuation, selfawareness, and disinhibition // Journal of

Personality and Social Psychology. V. 37. P. 1160-1171.

Diener Horwitz J., Emmons R.A. 1985. Happiness of the very wealthy // Social Indicators Research. V. 16. P. 263-274.

Dobzhansky T. 1962. Mankind evolving: The evolution of the human species. New Haven: Yale University Press.

Dobzhansky T. 1967. The biology of ultimate concern. New York: New American Library.

Draghicesco D. 1906. Du role de I’individu dans le determinisme social. Paris.

Dulles F. R. 1965. A history of recreation: America learns to play. 2d ed. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall.

Durkheim E. 1897/1951. Suicide. New York: Free Press. Рус. пер.: Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. — М.: Директ- медиа Паблишинг, 2007.

Durkheim Е. 1912/1967. The elementary forms of religious life. New York: Free Press, Рус. пер.: Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни // Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология/пер. с англ., нем., фр.; сост. и общ. рад. А. Н. Красникова. — М.: Канон+, 1998.

Easterlin R.A. 1974. Does economic growth improve the human lot?

Some empirical evidence // Nations and households in economic growth/P. A. David, M. Abramovitz (eds.) New York: Academic Press.

Eckblad G. 1981. Scheme theory: A conceptual framework for cognitive-motivational processes. London: Academic Press.

Ekman P. 1972. Universale and cultural differences in facial expressions of emotions // Current theory in research on motivation, Nebraska symposium on motivation. V. 19.

Lincoln: University of Nebraska Press. P. 207283.

Eliade M. 1969. Yoga: Immortality and freedom. Princeton: Princeton University Press.

Emde R. 1980. Toward a psychoanalytic theory of affect // The course of life/S. Greenspan, E. Pollack (eds.). Washington, D. C.: U. S. Government Printing Office.

Encyclopaedia Britannica. 1985. 15th ed. Chicago: Encyclopaedia Britannica, Inc.

Erikson E.H. 1950. Childhood and society. New York: W. W. Norton.

Рус. пер.: Эриксон Э. Детство и общество/пер. с англ. и науч. ред. А. А. Алексеев.

  • СПб.: Летний сад, 2000.

Erikson Е. Н. 1958. Young man Luther. New York: W. W. Norton.

Рус. пер.: Эриксон Э. Молодой Лютер. Психоаналитическое историческое исследование/пер. с англ. А. М. Каримского. — М.: Медиум, 1996.

Erikson Е.Н. 1969. Gandhi’s truth: On the origins of militant nonviolence. New York: W. W. Norton.

Evans-Pritchard E.E. 1940 (1978). The Nuer. New York: Oxford University Press. Рус. пер.: Эванс-Причард Э. Нуэры: Описание способов жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов/отв. ред Л.Е. Куббель. — М.: Наука, 1985.

Eysenck М. W. 1982. Attention and arousal. Berlin: Springer Verlag.

Ferenczi S. 1950. Sunday neuroses // Further contributions to the theory and technique of psychoanalysis/S. Ferenczi (ed.) London: Hogarth Press. P. 174-177.

FineR. 1956. Chess and chess masters // Psychoanalysis. V. 3. P. 7-77.

Fiore G. 1973. Antonio Gramsci: Life of a revolutionary. New York: Schocken Books.

Fisher A. L. 1969. The essential writings of Merleau-Ponty. New York: Harcourt Brace.

Fortune R. F. 1932/1963. Sorcerers of Dobu. New York: Dutton.

Fox V. 1977. Is adolescence a phenomenon of modern times? // Journal of Psychiatry. V. 1. P. 271-290.

Frankl V. 1963. Man’s search for meaning. New York: Washington Square. Рус. пер.: Фран- кл В. Сказать жизни «Да»!/под ред. Д. А. Леонтьева. — М.: Смысл; Альпи-на нон- фикшн, 2009.

Frankl V. 1978. The unheard cry for meaning. New York: Simon & Schuster.

Freeman M. 1989. Paul Ricoeur on interpretation: The model of the text and the idea of development // Human Development V.

  1. P. 295-312.

FreemanM., Larson R, CsikszentmihalyiM. 1986. Immediate experience and its recollection // Merrill Palmer Quarterly. V. 32 (2). P. 167185.

Freeman M., Robinson R. E. In press. The development within: An alternative approach to the study of lives // New Ideas in Psychology.

Freud S. 1921. Massenpsychologie und Ich- Analyse // Vienna Gesammelte Schriften. V. 6. P. 261. Рус. пер.: Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого «Я» // Фрейд 3. Психоанализ и культура. Леонардо да Винчи. — СПб.: Алетейя 1997. С. 80-162.

Freud S. 1930/1961. Civilization and its discontents. New York: Norton. Рус. пер.: Фрейд 3. Недовольство культурой // Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. — М.: Ренессанс, 1992. С. 65-134.

FrijdaN.H. 1986. The emotions. New York: Cambridge University Press.

Gallup G. H. 1976. Human needs and satisfactions: A global survey // Public Opinion Quarterly. V. 40. P. 459-467.

Gardner H. 1983. Frames of mind. New York: Basic Books.

Garrett H. E. 1941. Great experiments in psychology. Boston: Appleton Century Crofts.

GedoM.M. (ed.) 1986-1988. Psychoanalytic perspectives on art. 1986.

  1. 1.1987. V. 2.1988. V. 3. Hillsdale, N. J.: Analytic Press.

Geertz C. 1973. The interpretation of culture. New York: Basic Books.

Рус. пер.: Гирц К. Интерпретация культур. – М.: РОС-СПЭН, 2004.

Gendlin Е. Т. 1962. Experiencing and the creation of meaning. Glencoe: Free Press.

Gendlin E. T. 1981. Focusing. New York: Bantam. Рус. пер. Дженд-лин Ю. Фокусирование: Новый психотерапевтический метод работы с переживаниями. — М.: Независимая фирма «Класс», 2000.

General Social Survey. 1989 (March). Chicago: National Opinion Research Center.

Gergen K., Gergen M. 1983. Narrative of the self // Studies in social identity/T. Sarbin, K. Scheibe (eds.) New York: Praeger. P. 254-273.

Gergen K., Gergen M. 1984. The social construction of narrative accounts // Historical social psychology/K. Gergen, M. Gergen (eds.) Hillsdale, N. J.: Erlbaum. P. 173-189.

Getzels J. W., Csikszentmihalyi M. 1965. Creative thinking in art students: The process of discovery // HEW Cooperative Research Report

S-080, University of Chicago.

Getzels J. W., Csikszentmihalyi M. 1976.

The creative vision: A longitudinal study of problem finding in art. New York: Wiley Interscience.

Gilpin L. 1948. Temples in Yucatan. New York: Hastings House.

Gladwin T. 1970. East is a big bird: Navigation and logic on Puluat atoll. Cambridge: Harvard University Press.

Glick P. G. 1979. Children of divorced parents in demographic perspective //Journal of Social Issues. V. 35. P. 170-182.

Goertzel V., Goertzel M. G. 1962. Cradles of eminence. Boston: Little, Brown.

Goffman E. 1969. Strategic interaction. Philadelphia: University of Pennsylvania Press.

Goffman E. 1974. Frame analysis: An essay on the organization of experience. New York: Harper&Row. Рус. пер.: Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта/пер. с англ. под ред. Г. С. Батыгина и Л. А. Козловой. — М.: Институт социологии РАН, 2003.

Gombrich Е.Н. 1954. Psychoanalysis and the history of art // International Journal of Psychoanalysis. V. 35. P. 1-11.

Gombrich E.H. 1979. The sense of order. Ithaca, N. Y.: Cornell University Press.

Gouldner A. W. 1968. The sociologist as partisan: Sociology and the welfare state // American Sociologist. V. 3. P. 103-116.

GraefR. 1978. An analysis of the person by situation interaction through repeated measures. Unpublished doctoral dissertation, University of Chicago.

Graef R., Csikszentmihalyi M., Giannino S. M. 1983. Measuring intrinsic motivation in everyday life // Leisure Studies. V. 2. P. 155168.

Graef R., McManama Gianinno S., Csikszentmihalyi M. 1981. Energy consumption in leisure and perceived happiness //

Consumers and energy conservation/J. D. Clayton et al. (eds.) New York: Praeger.

Graves Я 1960. The white goddess: A historical grammar of poetic myth. New York: Vintage Books. Рус. пер.: ГрейвсР. Белая богиня. — Екатеринбург: У-Фактория, 2007.

Griessman В. Е. 1987. The achievement factors. New York: Dodd, Mead.

GroosK. 1901. The play of man. New York: Appleton.

Gross Я (ed.) 1982. Invitation to life-long learning. New York: Fowlett.

Group for the Advancement of Psychiatry. 1958 (August). The psychiatrist’s interest in leisure-time activities. Report 39, New York.

Gussen J. 1967. The psychodynamics of leisure // Leisure and mental health: A psychiatric viewpoint/P. A. Martin (ed.) Washington, D. C.: American Psychiatric Association. P. 51-169.

Habakuk HJ. 1955. Family structure and economic change in nineteenth century Europe // Journal of Economic History 15 (January). P. 1-12.

Hadas N. 1960/1972. Humanism: The Greek ideal and its survival. Gloucester, Mass.: C. P. Smith.

Hamilton J. A. 1976. Attention and intrinsic rewards in the control of psychophysiological states // Psychotherapy and Psycho-somatics. V. 27. P. 54-61.

Hamilton J. A. 1981. Attention, personality, and self-regulation of mood: Absorbing interest and boredom // Progress in Experimental Personality Research/B. A. Maher (ed.). V. 10.

  1. 282-315.

Hamilton J. A., Haier Я J., Buchsbaum M. S. 1984. Intrinsic enjoyment and boredom coping scales: Validation with personality evoked potential and attentional measures // Personality and Individual Differences. V. 5 (2). P. 183-193.

Hamilton J. A., Holcomb H. H., De la Репа

  1. Selective attention and eye movements while viewing reversible figures // Perceptual and Motor Skill. V. 44. P. 639-644.

Hamilton М. 1982. Symptoms and assessment of depression // Handbook of affective disorders/Е. S. Paykel (ed.). New York: Guilford Press.

Hamilton W. D. 1964. The genetical evolution of social behavior: Parts 1 and 2 // Journal of Theoretical Biology. V. 7. P. 1-52.

Harrow M., Grinker R. R., Holzman R S., Kayton L. 1977. Anhedonia and schizophrenia // American Journal of Psychiatry. V. 134. P. 794-797.

Harrow M., Tucker G.J., Hanove N.H., Shield R 1972. Stimulus overinclusion in schizophrenic disorders // Archives of General Psychiatry. V. 27. P. 40-45.

Hasher L., Zacks R. T. 1979. Automatic and effortful processes in memory // Journal of Experimental Psychology: General. V. 108. P. 356-388.

Hauser A. 1951. The social history of art. New York: Knopf.

Hebb D. O. 1955. Drive and the CNS // Psychological Review (July) 243-252.

Hegel G. F. 1798/1974. Lectures on the philosophy of religion, together with a work on the proofs of the existence of God/Trans. E. B. Speirs. New York: Humanities Press. Рус. пер.:

Гегель Г. Философия религии: в 2-х тт. — М.: Мысль, 1975.

Heidegger М. 1962. Being and time. London: SCM Press. Рус. пер.: Хайдеггер M. Бытие и время/пер. с нем. В. В. Бибихина. — М.: Ad Marginem, 1997.

Heidegger М. 1967. What is a thing? Chicago: Regnery. Рус. пер.: Хайдеггер M. Вещь // Хайдегтер М. Бытие и время. — М.: Республика, 1993. С. 316-326.

Henry J. 1965. Culture against man. New York: Vintage.

Hetherington E. M. 1979. Divorce: A child’s perspective // American Psychologist. V. 34. P. 851-858.

Hilgard E. 1980. The trilogy of mind: Cognition, affection, and conation // Journal of the History of the Behavioral Sciences. V. 16. P. 107-117.

Hiscock E. C. 1968. Atlantic cruise in Wanderer III. London: Oxford University Press.

Hoffman J. ENelson В., Houck M. R. 1983. The role of attentional resources in automatic detection // Cognitive Psychology. V. 51. P. 379-410.

Hoffman I. 1981. Foundations of family therapy: A conceptual framework for systems change. New York: Basic Books.

Holmes Т. H., Rahe R. H. 1967. The social readjustment rating scale // Journal of Psychometric Research. V. 11. P. 213-218.

Howell M. C. 1986. Women, production, and patriarchy in late medieval cities. Chicago: University of Chicago Press.

Huizinga J. 1939/1970. Homo ludens: A study of the play element in culture. New York: Harper & Row. Рус. пер.: Хейзинга Й Homo Ludens. Статьи по истории культуры. — М.:

Прогресс-Традиция, 1997.

Huizinga J. 1954. The waning of the Middle Ages. Garden City, N. Y.: Doubleday, Рус. пер.: Хейзинга Й Осень Средневековья. — М.: Прогресс, 1995.

Husserl Е. 1962. Ideas: General introduction to pure phenomenology.

New York: Collier. Рус. пер.: Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. — М.: Академический проект, 2009.

Huxley J. S. 1942. Evolution: The modern synthesis. London: Allen and Unwin.

Izard С. E., Kagan J., Zajonc R. B. 1984. Emotions, cognition, and behavior. New York: Cambridge University Press.

Jackson D. D. 1957. The question of family homeostasis // Psychiatric Quarterly Supplement. V. 31. P. 79-90.

James W. 1890. Principles of psychology. New York: Henry Holt. V. 1.

Рус. пер.: Джеймс У. Научные основы психологии. — Минск: Харвест, 2003.

Jaspers К. 1923. Psychopathologie generale. 3d ed. Paris. Рус. пер.: Ясперс К. Общая психопатология/пер. с нем. Л. О. Акопяна. — Москва: Практика, 1997.

Jaspers К. 1955. Reason and Existenz. New York: Noonday.

Jaynes J. 1977. The origin of consciousness in the breakdown of the bicameral mind. Boston: Houghton Mifflin.

Johnson R. 1988. Thinking yourself into a win // American Visions. V. 3. P. 6-10.

Johnson S. 1958. Works of Samuel Johnson. New Haven; Yale University Press.

Johnson S. 1930. Pioneers of freedom: An account of the Icelanders and the Icelandic free

state 879-1262. Boston: Stratford Co.

Johnston L., Bachman J., O’Malley P. 1981. Student drug use in America. Washington, D. C.: U. S. Department of Health and Human Services, National Institute of Drug Abuse.

Jones E. 1931. The problem of Paul Morphy // International Journal of Psychoanalysis. V. 12. P. 1-23.

Jung C. G. 1928/1960. On psychic energy // C. G. Jung, collected works. V. 8. Princeton: Princeton University Press. Рус. пер.: Юнг К. О психической энергии // Юнг К. Структура и динамика психического — М.: Когито-Центр, 2008.

Jung С. G. 1933/1961. Modem man in search of a soul. New York: Harcourt Brace Jovanovich. Рус. пер.: Юнг К. Проблемы души нашего времени. — М.: Прогресс; Универс, 1996.

Kahneman D. 1973. Attention and effort.

Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall. Рус. пер.: Канеман Д. Внимание и усилие. — М.: Смысл, 2007.

Kant 1. 1781/1969. Critique of pure reason/Trans. N. Smith. New York: St. Martin’s. Рус. пер.: Кант И. Критика чистого разума: в 6 тт. Т. 3. — М.: Мысль, 1964.

Kaplan В. 1983. A trio of trials // Developmental psychology: Historical and philosophical perspectives/R. M. Lerner (ed.). Hillsdale, N. J.: Erlbaum.

Kelly J. Я 1982. Leisure. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall.

Keyes R. 1985. Chancing it: Why we take risks. Boston: Little, Brown.

Kiell N. 1969. The universal experience of adolescence. London: University of London Press.

Kierkegaard S. 1944. The concept of dread.

Princeton: Princeton University Press. Рус. пер.: Кьеркегор С. Понятие

страха // Кьеркегор С. Страх и трепет. — М.: Республика, 1993. С. 115-250.

Kierkegaard S. 1954. Fear and trembling, and the sickness unto death. Garden City, N. Y.: Doubleday. Рус. пер.: Кьеркегор С. Страх и трепет. — М.: Республика, 1993.

KlausnerS.Z. 1965. The quest for self-control New York: Free Press.

Kobasa S.C., Maddi S.R., Kahn S. 1982. Hardiness and health: A prospective study // Journal of Personality and Social Psychology. V. 42. P. 168-177.

Koch K. 1970. Wishes, lies, and dreams: Teaching children to write poetry. New York: Chelsea House.

Koch K. 1977. I never told anybody: Teaching poetry writing in a nursing home. New

York: Random House.

Kohak E. 1978. Idea & experience: Edmund Husserl’s project of phenomenology. Chicago: University of Chicago Press.

Kohl J. G. 1860. Kitchi-Gami: Wanderings round Lake Superior. London.

Kohlberg L. 1984. The psychology of moral development: Essays on moral development. San Francisco: Harper 8c. Row. V. 2.

Kolakowski L. 1987. Husserl and the search for certitude. Chicago: University of Chicago Press.

Kubey R., Csikszentmihalyi M. 1990. Television and the quality of life. Hillsdale, N. J.: Erlbaum.

Kuhn T. S. 1962. The structure of scientific revolutions. Chicago: University of Chicago Press. Рус. пер.: Кун Т. Структура научных революций. — М.: Прогресс, 1977.

Kusyszyn1.1977. How gambling saved me from a misspent sabbatical // Journal of Humanistic Psychology. V. 17. P. 19-25.

La Berge, S. 1985. Lucid dreaming: The power of being awake and aware of your dreams. Los Angeles: Jeremy Tarcher. Рус. пер.: Ла- берж С. Осознанное сновидение. — М.: Изд-во Трансперсонального института, 1996.

Laing R.D. 1960. The divided self. London: Tavistock. Рус. пер.: Лэнг P. Расколотое «Я».

  • М.: Академия; СПб.: Белый кролик, 1995.

Laing&D. 1961. The self and others. London: Tavistock. Рус. пер.: Лэнг P. «Я» и Другие. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

Larson R. 1985. Emotional scenarios in the writing process: An examination of young writers’ affective experiences // When a writer can’t write/M. Rose (ed.). New York: Guilford Press. P. 19-42.

Larson ft. 1988. Flow and writing // Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness/M. Csikszentmihalyi & I. S. Csikszentmihalyi (eds). New York: Cambridge University Press. P. 150-171.

Larson R., CsikszentmihalyiM. 1978. Experiential correlates of solitude in adolescence // Journal of Personality. V. 46 (4). P. 677-693.

Larson ft., Csikszentmihalyi M. 1980. The significance of time alone in adolescents’ development // Journal of Adolescent Medicine. V. 2 (6). P. 33-40.

Larson ft., Csikszentmihalyi M. 1983. The Experience Sampling Method // Naturalistic approaches to studying social interaction (New Directions for Methodology of Social and Behavioral Science, No. 15)/Н. T. Reis (ed.) San Francisco: Jossey-Bass.

Larson ft., Csikszentmihalyi M, GraefR.

  1. Mood variability and the psychosocial adjustment of adolescents // Journal of Youth and Adolescence. V. 9. P. 469-490.

Larson ft., Kubey R. 1983. Television and music: Contrasting media in adolescent life // Youth and Society. V. 15. P. 13-31.

Larson R., Mannell R., ZuzanekJ. 1986. Daily well-being of older adults with family and friends // Psychology and Aging. V. 1 (2). P. 117-126.

Laski M. 1962. Ecstasy: A study of some secular and religious experiences. Bloomington: Indiana University Press.

Laszlo E. 1970. System, structure and experience. New York: Gordon & Breach.

Lazarus R. S., Folkman S. 1984. Stress, appraisal and coping. New York: Springer.

Le Bon G. 1895/1960. The crowd. New York: Viking.

Lecourt D. 1977. Proletarian science. London: New Left Books.

Lee Я В. 1975. What hunters do for a living // Man the hunter/R. B. Lee, I. de Vore (eds.) Chicago: Aldine. P. 30-48.

LeenhardtM. 1947/1979. Do Kamo. Chicago: University of Chicago Press.

LeFevre J. 1988. Flow and the quality of experience in work and leisure // Optimal experience: Psychological studies of flow in со nsciousness/M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 317-318.

Le GoffJ. 1980. Time, work, and culture in the Middle Ages. Chicago: University of Chicago Press. Рус. пер.: Ле Гофф Ж. Другое Средневековье: Время, труд и культура Запада/пер. с франц. под ред. В. А. Бабинцева. — Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2002.

Le RoyLadurie L. 1979. Montaillou. New York: Vintage.

Lessard S. 1987. Profiles: Eva Zeisel // New Yorker. April, 13. P. 60-82.

LeVineR, A., Campbell D. T. 1972. Ethnocentrism: Theories of conflict, ethnic attitudes, and group behavior. New York: Wiley.

Levi-Strauss C. 1947/1969. Les structures elementaires de la parente. Paris: PUF.

Lewin K. et al 1944/1962. Level of aspiration // Personality and behavioral disorders/J. McV. Hunt (ed.). New York: Ronald Press. P. 333-378. Рус. пер.: Левин К., Дембо Т., Фестингер Л., Сире Р. Уровень притязаний // Психология мотивации и эмоций, ред. Ю. Б. Гиппенрей- тер, М. В. Фаликман. — М.: ЧеРо, 2002. С. 489-494.

Lewinsohn P.M., GrafM. 1973. Pleasant activities and depression // Journal of Consulting and Clinical Psychology. V. 41. P. 261-268.

Lewinsohn P. M., LibetJ. 1972. Pleasant events, activity schedules, and depression // Journal of Abnormal Psychology. V. 79. P. 291295.

Lewinsohn P. M. et al 1982. Behavioral therapy: Clinical applications // Short-term therapies for depression/A. J. Rush (ed.). New York: Guilford.

Liberman A. M., Mattingly I. G., Turvey M. T. 1972. Language codes and memory codes // Coding processes in human memory/A. W. Melton, E. Martin (eds.). New York: Wiley.

Lieberman M.A. et al 1979. Self-help groups for coping with crisis: Origins, members, processes, and impact. San Francisco: Jossey- Bass.

Lindbergh C. 1953. The Spirit of St. Louis. New York: Scribner.

Lipps G. F. 1899. Grundriss der Psychophysik. Leipzig: G. J. Goschen.

Рус. пер.: Липпс Г. Основы психофизики. Общеобразовательная библиотека. Серия V, №3. — СПб.: Издательство О. Н. Поповой, 1903.

LoevingerJ. 1976. Ego development. San Francisco: Jossey-Bass.

Logan R. 1985. The «flow experience» in solitary ordeals // Journal of Humanistic Psychology. V. 25 (4). P. 79-89.

Logan R. 1988. Flow in solitary ordeals // Optimal experience: Psychological studies of flow in conscious-ness/M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 172-180.

Lumdsen C. J., Wilson E. 0.1981. Genes, mind, culture: The revolutionary process. Cambridge: Harvard University Press.

Lumdsen C.J., Wilson E. O. 1983. Promethean fire: Reflections on the origin of mind. Cambridge: Harvard University Press.

Lumholtz C. 1902/1987. Unknown Mexico. New York: Dover Publications. V. 1.

Luria Л. R. 1976. Cognitive development: Its cultural and social foundations. Cambridge: Harvard University Press.

Lyons A. W. 1988. Role models: Criteria for selection and life cycle changes. Unpublished doctoral dissertation, University of Chicago.

McAdams D. 1985. Power, intimacy and the life story. Homewood, III.: Dorsey Press.

MacAloon J. 1981. This great symbol. Chicago: University of Chicago Press.

Macbeth J. 1988. Ocean cruising // Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness/M. Csikszentmihaly i, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 214-231.

McDougall W: 1920. The group mind. Cambridge: Cambridge University Press.

McGhie A., Chapman J. 1961. Disorders of attention and perception in early schizophrenia // British Journal of Medical Psychology. V. 34. P. 103-116.

Maclntyre A. 1984. After virtue: A study in moral therapy. Notre Dame: University of Notre Dame Press. Рус. пер.: Md-кинтайрА. После добродетели: Исследования теории морали.

  • М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000.

McLanahan S. 1988. Single mothers and their children: A new American dilemma. New York: University Press of America.

MacPhillamy D. JLewinsohn P. M. 1974.

Depression as a function of levels of desired and obtained pleasure // Journal of Abnormal Psychology. V. 83. P. 651-657.

MacVannel J. A. 1896. Hegel’s doctrine of the will. New York: Columbia University Press.

Malcolm X. 1977. The autobiography of Malcolm X. New York: Ballantine.

Mall J. 1985. A study of U. S. teen pregnancy rate // Los Angeles Times. March, 17. P. 27.

Mandler G. 1975. Man and emotion. New York: Wiley.

Marcuse H. 1955. Eros and civilization. Boston: Beacon. Рус. пер.: Маркузе Г. Эрос и цивилизация. — М.: ACT, 2003.

Marcuse Я. 1964. One-dimensional man. Boston: Beacon. Рус. пер.: Маркузе Г. Одномерный человек. — М.: ACT, 2009.

Martin J. 1981. Relative deprivation: A theory of distributive injustice for an era of shrinking resources // Research in Organizational Behavior. V. 3. P. 53-107.

Marx К. 1844/1956. Karl Marx: Selected writings in sociology and social philosophy/T. B. Bottomore, M. Rubel (ed.). London: Watts.

Maslow A. 1954. Motivation and personality. New York: Harper. Рус.

пер.: Маслоу А. Мотивация и личность. — СПб.: Евразия, 1999.

Maslow А. 1968. Toward a psychology of being. New York: Van Nostrand. Рус. пер.: Маслоу А. Психология бытия. — М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997.

Maslow А. 1969. The psychology of science. Chicago: Regnery.

Maslow A. (ed.) 1970. New knowledge in human values. Chicago: Regnery.

Maslow A. 1971. The farther reaches of human nature. New York: Viking. Рус. пер.:

Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. — М.: Смысл, 1999.

Maslow A., Honigmann J.J. 1970. Synergy: Some notes of Ruth Benedict //American Anthropologist. V. 72. P. 320-333.

Mason H. (trans.) 1971. Gilgamesh. Boston: Houghton Mifflin.

Massimini F. 1982. Individuo e ambiente: I papua Kapauku della Nuova Guinea occidentale // Psicologia ed ecologia/F. Perussia (ed.). Milan: Franco Angeli. P. 27-154.

Massimini F., Csikszentmihalyi M., Carli M.

  1. The monitoring of optimal experience: A tool for psychiatric rehabilitation // Journal of Nervous and Mental Disease. 175 (9). P. 545549.

Massimini F., Csikszentmihalyi M., Delle Fave A. 1988. Flow and biocultural evolution // Optimal experience: Studies of flow in consciousness/M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 60-81.

Massimini F., InghilleriP. (eds.) 1986. L’Esperienza quotidiana: Teoria e metodo d’analisi. Milan: Franco Angeli.

Matas L., Arend R.A., Sroufe L.A. 1978. Continuity of adaptation in the second year: The relationship between quality of

attachment and later competence // Child Development. V. 49. P. 547-556.

Matson К. 1980. Short lives: Portraits of creativity and self-destruction. New York: Morrow.

Mayers P. 1978. Flow in adolescence and its relation to the school experience. Unpublished doctoral dissertation, University of Chicago.

Mead G.H. 1934/1970. Mind, self and society/C. W. Morris (ed.). Chicago: University

of Chicago Press.

Mead M. 1964. Continuities in cultural evolution. New Haven: Yale University Press.

Medawar R 1960. The future of man. New York: Basic Books.

MedvedevZ. 1971. The rise and fall of Dr. Lysenko. Garden City, N. Y.: Doubleday. Рус. пер.: Медведев Ж. А. Взлёт и падение Лысенко. — М.: Книга, 1993.

Merleau-Ponty М. 1962. Phenomenology of perception. New York: Humanities. Рус. пер.: Мерло-Понти M. Феноменология восприятия/пер. с фр. под ред. И.С. Вдовиной, С.Л. Фокина. — СПб.: Ювента; Наука, 1999.

Merleau-Ponty М. 1964. The primacy of perception/J. M. Edie (ed.). Evanston, III.: Northwestern University Press.

Merser C. 1987. A throughly modern identity crisis // Self. October, 147.

Meyer L. В. 1956. Emotion and meaning in music. Chicago: University of Chicago Press.

Michalos A. C. 1985. Multiple discrepancy theory (MDT) // Social Indicators Research. V. 16. P. 347-413.

Miller G.A. 1956. The magical number seven, plus or minus two: Some limits on our capacity to process information // Psychological Review. V. 63. P. 81-97. Рус. пер.: Миллер Дж. Магическое число семь, плюс или минус два: О некоторых пределах нашей способности перерабатывать информацию // Инженерная психология: Сб. статей /под ред. Д.Ю. Панова, В.П. Зинченко. — М.: Прогресс, 1964. С. 191225.

Miller G. A 1983. Informavors // The study of information/F. Machlup, U. Mansfield (eds.). New York: Wiley.

Miller G.A., Galanter E.H., Pribram K. 1960.

Plans and the structure of behavior. New York: Holt. Рус. пер.: Миллер Дж., Га-лантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения.

  • М.: Прогресс, 1964.

Mintz S. 1985. Sweetness and power: The place of sugar in modern history. New York: Viking.

Mitchell R. G., Jr. 1983. Mountain experience: The psychology and sociology of adventure. Chicago: University of Chicago Press.

Mitchell R. G., Jr. 1988. Sociological implications of the flow experience // Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness/M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 36-59.

Mitterauer M., Sieder R. 1983. The European family: Patriarchy to partnership from the

Middle Ages to the present. Chicago: University of Chicago Press.

Moitessier B. 1971. The long way/Trans. W. Rodarmor. London: Granada.

Montaigne M. de. 1580/1958. The complete essays of Montaigne/Trans.

Donald M. Frame. Stanford: Stanford University Press. Рус. пер.: Монтенъ M. Опыты: в 3-х тт. Любое издание.

Monti К 1969. African masks. London: Paul Hamlyn.

Murphy G. 1947. Personality: A biosocial approach to origins and structure. New York: Harper.

Murray G. 1940. Stoic, Christian and humanist. London: S. Allen & Unwin.

Murray H. A. 1955. American Icarus // Clinical Studies of Personality. New York: Harper. V. 2.

Nabokov P. 1981. Indian running. Santa Barbara: Capra Press.

Nakamura J. 1988. Optimal experience and the uses of talent // Optimal experience: Psychological studies of flow in

consciousness/M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press. P. 319-326.

Natanson M. A. (ed.) 1963. Philosophy of the social sciences. New York: Random House.

Neisser U. 1967. Cognitive psychology. New York: Appleton-Century-Crofts.

Neisser U. 1976. Cognition and reality. San Francisco: Freeman. Рус. пер.: Найсер У. Познание и реальность.—М.: Прогресс, 1981.

Nell V. 1988. Lost in a book: The psychology of reading for pleasure. New Haven: Yale University Press.

NebonA. 1965. Self-images and systems of spiritual direction in the history of European civilization // The quest for self-control/S. Z. Klausner (ed.). New York: Free Press. P. 49-103.

Newsweek. 1987. October, 5.

New Yorker. 1987. October, 5. P. 33-35.

Nietzsche К 1886/1989. Beyond good and evil: Prelude to a philosophy of the future/Trans. W. Kaufmann. New York: Random House. Рус. пер.: Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. К генеалогии морали.

  • М.: Академический проект, 2007.

Nietzsche F. 1887/1974. Genealogy of morals and peoples and countries. New York: Gordon Press. Рус. пер.: Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. К генеалогии морали. — М.: Академический проект, 2007.

Nitecki М.Н. (ed.) 1988. Evolutionary progress. Chicago: University of Chicago Press.

Noelle-Neumann E. 1983. Spiegel-

Dokumentation: Pers nlickeitsst rke. Hamburg: Springer Verlag.

Noelle-Neumann E. 1984. The spiral of silence: Public opinion — our social skin. Chicago: University of Chicago Press. Рус. пер.: Ноэлъ-НойманЭ. Общественное мнение. Открытие спирали молчания. — М.: Прогресс- Академия; Весь Мир, 1996.

Noelle-Neumann Е. 1985. Identifying opinion leaders. Paper presented at the 38th ESO-MAR Conference, Wiesbaden, West Germany, Sept. 15.

Noelle-Neumann E., Strumpel B. 1984. Mach Arbeit krank? Macht Arbeit glucklich? Munich: Pieper Verlag.

NusbaumH. C, Schwab E. C. (eds.) 1986. The role of attention and active processing in speech perception // Pattern recognition by humans and machines. New York: Academic Press. V.

  1. 113-157.

Offer D., Ostrov E., Howard K. 1981. The adolescent: A psychological self-portrait. New York: Basic Books.

Orme J. E. 1969. Time, experience, and behavior. London: Iliffe.

Pagels H. 1988. The dreams of reason — the computer and the rise of the sciences of complexity. New York: Simon & Schuster.

Pareto V. 1917. Traite de sociologie generale. Paris. V. 1.

Pareto V. 1919. Traite de sociologie generale. Paris.. V. 2.

Parsons T. 1942. Age and sex in the social structure // American Sociological Review. V. 7. P. 604-616.

Piaget J. 1952. The origins of intelligence in children. New York: International Universities Press.

Pina Chan R. 1969. Spiele und Sport in alten Mexico. Leipzig: Edition Leipzig.

Pitts J. R. 1964. The case of the French bourgeoisie // The family: Its structure and functions/R. L. Coser (ed.). New York: St. Martin’s Press.

Plato. Republic. Book 3. P. 401. Рус. пер.: Платон. Государство // Собр. соч. в 4-х тт. Т. 3. — М.: Мысль, 1994. С. 79-420.

Polanyi М. 1968. The body-mind relation // Man and the science of man/W. R. Coulson, C. R. Rogers (eds.). Columbus: Bell & Howell. P. 84-133.

Polanyi M. 1969. Knowing and being/M. Grene (ed.). Chicago: University of Chicago Press.

Pope K. S. 1980. On love and loving. San Francisco: Jossey-Bass.

Pope К. S., Singer J. L. 1978. The stream of

consciousness. New York: Plenum.

Prigogine 1. 1980. From being to becoming: Time and complexity in the physical sciences. San Francisco: W.H. Freeman. Рус. пер.: При- гожин И. От существующего к возникающему: время и сложность в физических науках.

  • М.: УРСС, 2002.

Privette G. 1983. Peak experience, peak performance, and flow: A comparative analysis of positive human experiences // Journal of Personality and Social Psychology. V. 83 (45). P. 1361-1368.

Radin P. 1927. Primitive man as philosopher. New York: D. Appleton & Co.

Rathunde K. 1988. Optimal experience and the family context // Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness /М. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). New York: Cambridge University Press.

  1. 342-363.

Redfield R. (ed.) 1942. Levels of integration in biological and social systems. Lancaster, Pa.: J. Catell Press.

Redfield Я 1955. The little community: Viewpoints for the study of a human whole. Chicago: University of Chicago Press.

Renfrew C. 1986. Varna and the emergence of wealth in prehistoric Europe // The social life of things/A. Appadurai (ed.). New York: Cambridge University Press. P. 141-168.

Ribot T. A. 1890. The psychology of attention. Chicago: Open Court Publishing. Рус. пер.: Рибо Т. Психология внима- ния.—СПб., 1892.

Richards Я, Kinney D. К, Lunde /., Benet М. et al 1988. Creativity in manic depressives, cyclothymes, their normal relatives, and control subjects // Journal of Abnormal Psychology. V.

97 (3). P. 281-288.

Robinson D. 1969. The climber as visionary // Ascent. V. 9. P. 4-10.

Robinson J. P. 1977. How Americans use time. New York: Praeger.

Robinson Я E. 1988. Project and prejudice: Past, present, and future in adult development // Human Development. V. 31. P. 158-175.

Rogers С. 1951. Client-centered therapy. Boston: Houghton Mifflin.

Рус. пер.: Роджерс К. Клиент- центрированная психотерапия. — М.: Психотерапия, 2007.

RouecheB. 1988. Annals of medicine // New Yorker. Sept., 12. P. 83-89.

Sacks O. 1970/1987. The man who mistook his wife for a hat. New York: Harper & Row. Рус. пер.: Сакс О. Человек, который принял жену за шляпу. — М.: ACT, 2010.

Sahlins М. D. 1972. Stone age economics. Chicago: Aldine Press.

Sahlins M. D. 1976. The use and abuse of biology: An anthropological critique of sociobiology. Ann Arbor: University of Michigan Press.

Santayana G. 1986. The sense of beauty. New York: Charles Scribner’s Sons.

Sarbin T. (ed.). 1986. Narrative psychology: The storied nature of human conduct. New York: Praeger.

Sartre J. P. 1956. Being and nothingness. New York: Philosophical Library. Рус. пер.: Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. — М.: Республика, 2000.

Sato I. 1988. Bosozoku: Flow in Japanese motorcycle gangs // Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness/M. Csikszentmihalyi, I. S.

Csikszentmihalyi (eds.) New York: Cambridge University Press. P. 92-117.

Schaefer C., Coyne J. C, Lazarus Я S. 1981. The health-related functions of social support // Journal of Behavioral Medicine. V. 4 (4). P. 381—406.

Schafer Я 1980. Narration in the psychoanalytic dialogue // Critical Inquiry. V. 7. P. 29-54.

ScheierM. F., Carver C. S. 1980. Private and public self-attention, resistance to change, and dissonance reduction // Journal of Personality and Social Psychology. V. 39. P. 390-405.

Schiamberg L. В. 1988. Child and adolescent development. New York: Macmillan.

Schlick M. 1934. Uber das Fundament der Erkentniss // Erkentniss 4.

English translation in A. J. Ayer (ed.) // Logical positivism.

New York: Free Press. 1959) Рус. пер.: ШликМ. О фундаменте познания //Аналитическая философия: Избранные тексты. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1993. С. 33-50.

Schneider Е. 1953. Coleridge, opium, and Kubla Khan. Chicago: University of Chicago Press.

Scholem G. 1969. Major trends in Jewish mysticism. New York: Schocken Books.

SchrodingerE. 1947. What is life? The physical aspects of the living cell.

New York: Macmillan. Рус. пер.: Шрёдин- гер Э. Что такое жизнь? С точки зрения физика. — М.: Атомиздат, 1972.

Schutz А. 1962. The problem of social reality. The Hague: Martinus Nijhoff.

Schwartz G. 1987. Beyond conformity and rebellion. Chicago: University of Chicago Press.

Schwarz N., Clore G. L 1983. Mood, misattribution, and judgments of well-being: Informative and directive functions of affective states // Journal of Personality and Social Psychology. V. 45. P. 513-523.

SeligmanM.E. P. 1975. Helplessness: On depression, development, and death. San Francisco: Freeman.

Seligman M. E. P., Peterso Cf Kaslow N. J., Tannenbaum R. L., Alloy L. В., Abramson L. Y. 1984. Attributional style and depressive symptoms among children // Journal of Abnormal Psychology. V. 93. P. 235-238.

SelyeH. 1956/1978. The stress of life. Rev. ed. New York: McGraw-Hill.

Siegel В. S. 1986. Love, medicine, and miracles. New York: Harper& Row.

Simon H.A. 1969. Sciences of the artificial. Boston: MIT Press. Рус.

пер.: Саймон Г. Науки об искусственном.

  • М.: Еди-ториал УРСС, 2004.

Simon Н. А. 1978. Rationality as process and as product of thought // American Economic Review. V. 68. P. 1-16.

Singer 1.1981. The nature of love (2d ed.). V. 1: Plato to Luther; vol. 2: Courtly and romantic; vol. 3: The modern world. Chicago: University of Chicago Press.

Singer J. L. 1966. Daydreaming: An introduction to the experimental study of inner experiences. New York: Random House.

Singer J. L. 1973. The child’s world of make- believe. New York: Academic Press.

Singer J. L. 1981. Daydreaming and fantasy. Oxford: Oxford University Press.

Singer J. L., Switzer E. 1980. Mind play: The creative uses of fantasy. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall.

Smith K.R. 1969. Behavior and conscious experience: A conceptual analysis. Athens: Ohio University Press.

SotehenitsynA. 1976. The gulag archipelago. New York: Harper & Row.

Рус. изд.: Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Любое издание.

Sorokin Р. 1950. Explorations in altruistic love and behavior, a symposium. Boston: Beacon Press.

Sorokin P. 1956. Fads and foibles in modem sociology. Chicago: Regnery.

Sorokin P. 1962. Social and cultural dynamics. New York: Bedminster.

Рус. пер.: Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. — М.: Республика, 1992. С. 425-504.

Sorokin Р. 1967. The ways and power of love. Chicago: Regnery.

Spence J. D. 1984. The memory palace of

Matteo Ricci. New York: Viking Penguin.

Spinoza B. de. 1675/1981. Ethics/Trans. G. Eliot. Wolfeboro, N. H.: Longwood Publishing Group. Рус. пер.: Спиноза Б. Этика. Любое издание.

Spiro М. Е. 1987. Culture and human nature: Theoretical papers of Melford E. Spiro. Chicago: University of Chicago Press.

Steiner G. 1974. Fields of force. New York: Viking.

Steiner G. 1978 (1987). Martin Heidegger. Chicago: University of Chicago Press.

Sternberg R.J. 1988. The triangle of love: Intimacy, passion, commitment. New York: Basic Books.

Stewart K. 1972. Dream exploration among the Sinoi // Sources/T. Roszak (ed.). New York: Harper & Row.

Stracfc R, Argyle M., Schwarz N. (eds.) 1990.

The social psychology of subjective well-being. New York: Pergamon.

Sullivan H. S. 1953. The interpersonal theory of psychiatry. New York: Norton. Рус. пер.: СалливанГ. Интерперсональная теория в психиатрии. — М.: КСП4-; СПб.: Ювента, 1999.

Sun W. 1987. Flow and Yu: Comparison of Csikszentmihalyi’s theory and Chuang-tzu’s philosophy. Paper presented at the meetings of the Anthropological Association for the Study of Play, Montreal, March.

Suppies R 1978. The impact of research on education. Washington, D. C.: National Academy of Education.

Suttles G. 1972. The social construction of communities. Chicago: University of Chicago Press.

SzalaiA. (ed.) 1965. The use of time: Daily activities of urban and suburban populations in

twelve counties. Paris: Mouton.

Teilhard de Chardin P. 1965. The phenomenon of man. New York: Harper & Row. Рус. пер.: Тейяр де Шарден П. Феномен человека. — М.: Наука, 1987.

Tessman J. 1978. Children of parting parents. New York: Aronson.

Thompson E.P: 1963. The making of the English working class. New York: Viking.

Tillich P. 1952. The courage to be. New Haven: Yale University Press.

Рус. пер.: ТиллихП. Мужество быть // Тиллих П. Избранное. Теология культуры. — М.: Юрист, 1995. С. 7-131.

Tolstoy L. 1886/1985. The death of Ivan llych/M. Beresford (ed.).

Oxford and New York: Basil Blackwell. Рус. изд.: Толстой Л. Н. Смерть Ивана Ильича. Любое издание.

Tomkins S.S. 1962. Affect, imagery and consciousness. V. 1: The positive affects. New York: Springer Verlag.

Toscano М. 1986. Scuola е vita quotidiana: Un caso di selezione culturale // L’esperienza quotidiana/F. Massimini, P. Inghilleri (eds.). Milan: Franco Angeli. P. 305-318.

Tough A. 1978. Adults’ learning prospects: A fresh approach to theory and practice in adult learning. Toronto: Ontario Institute for Studies in Education.

Toynbee A J. 1934. A study of history. London: Oxford University Press. Рус. пер.: ТойнбиА. Постижение истории. — М.: Айрис- пресс, 2010.

Treisman А. М., Gelade G. 1980. A feature integration theory of attention // Cognitive Psychology. V. 12. P. 97-136.

Treisman A. M., Schmidt H. 1982. Illusory conjunctions in the perception of objects // Cognitive Psychology. V. 14. P. 107-141.

Trivers R. L. 1972. Parental investment and sexual selection // Sexual selection and the descent of man, 1871-1971/B.H. Campbell (ed.). Chicago: Aldine. P. 136-179.

Tucker R. C. 1972. Philosophy and myth in Karl Marx. 2d ed. Cambridge: Cambridge University Press.

Turnbull С. M. 1961. The forest people. Garden City, N. Y.: Doubleday.

Turnbull С. M. 1972. The mountain people. New York: Simon & Shuster.

Turner V. 1969. The ritual process. New York: Aldine. Рус. пер.: Тернер В. Символ и ритуал. — М.: Наука, 1983.

Turner V. 1974. Liminal to liminoid in play, flow, and ritual: An essay in comparative symbology // Rice University Studies. V. 60 (3).

  1. 53-92.

USA Today. 1987. An interview with SusumuTonegawa. Oct. 13, p. 2A.

  1. S. Dept. of Commerce. 1980. Social indicators, III. Washington, D. C.: Bureau of the Census.
  2. S. Dept. of Commerce. 1985. Statistical abstracts of the U. S., 1986. 106th ed. Washington, D. C.: Bureau of the Census.
  3. S. Dept. of Health & Human Services.
  4. Vital statistics of the United States, 1985, Hyattsville, Md.: U. S. Dept. of Health.
  5. S. Dept. of Justice. 1987. Uniform Crime Reports V. 7. P. 25. Washington, D. C.: Dept. of Justice.

Vaillant G. E. 1977. Adaptation to life. Boston: Little, Brown.

Vasari G. 1550/1959. Lives of the most eminent painters, sculptors, and architects. New

York: Random House. Рус. пер.: Вазари Дж. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих /пер. с итал. — М.: Альфа-книга, 2008.

VeenhovenR. 1984. Databook of happiness. Boston: Dordrecht-Reidel.

VeroffJ., DouvanE., KulkaRA. 1981. The inner American. New York: Basic Books.

Veyne P. (ed.) 1987. From pagan Rome to Byzantium. V. 1: A history of private life/P. Aries, G. Duby (gen. eds.) Cambridge, Mass.: Belknap Press.

von Bertalanffy L. 1960. Problems of life. New York: Harper&Row.

von Bertalanffy L. 1968. General system theory: Foundations, development, applications. New York: G. Braziller. Рус. пер.: Берталан- фи Л., фон. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем: Сборник переводов. — М.: Прогресс, 1969. С. 23-82.

von Uexkull J. 1921. Umwelt und Innenwelt der Tiere. 2d ed. Berlin.

von Uexkull J. 1957. Instinctive behaviour. London: Methuen.

von Wolff C. 1724. Vernunftige Gedanken von dem Kräften des menschlichen Verstandes. Halle im Magdeburg: Rengerische Buchhandl. English translation: (1963) R. Blackwell. Preliminary discourse on philosophy in general. Indianapolis: Bobbs-Merrill. Рус. пер.: Вольф X., фон. Разумные мысли о силах человеческого разума и их исправном употреблении в познании правды. — СПб., 1765.

Vygotsky L. S. 1978. Mind in society: The development of higher psychological processes/M. Cole, V. John-Steiner, S. Scribner, E. Souberman (eds.). Cambridge:

Harvard University Press.

Waddington С. H. 1970. The theory of evolution today // A. Koestler, J. R. Smythies (eds.) Beyond reductionism. New York: Macmillan.

Waitzkin F. 1988. Searching for Bobby Fischer. New York: Random House.

Waley A. 1939. Three ways of thought in ancient China. London: G. Allen & Unwin.

Wallis C, Booth C, Ludtke M., Taylor E. 1985. Children having children // Time. Dec. 9. P. 78-90.

Wann T. W. (ed.) 1964. Behaviorism and phenomenology. Chicago: University of Chicago Press.

Warner R., trans. 1965. The Persian expedition. Baltimore: Penguin Books.

Watson В., trans. 1964. Chuang Tzu, basic writings. New York: Columbia University Press.

Рус. пер.: Чжуан-цзы/пер. с кит. В. В. Малявина — М.: Мысль, 1995.

Weber М. 1922. Die protestantische Ethik und der Geist des Kapitalismus //1. С. B. Mohr (ed.). Gesammelte Aufsatze zur Religions- Sociologie. V. 1: Die Wirtschaftsethik der Weltreligionen (P. 237-268). Tubingen. English translation (1946): H. A. Gerth, C. W. Mills (eds.). From Max Weber: Essays in sociology (P. 267-301). New York: Oxford University Press. Рус. пер.: Вебер M. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. — М.: Прогресс, 1990. С. 61-272.

Weber М. 1930/1958. The Protestant ethic and the spirit of capitalism London: Allen &. Unwin.

Weitzman M. S. 1978. Finally the family // Annals of the AAPSS. N435. P. 60-82.

Wells A. 1988. Self-esteem and optimal experience // M. Csikszentmihalyi, I. S. Csikszentmihalyi (eds.). Optimal experience: Psychological studies of flow in consciousness. New York: Cambridge University Press. P. 327341.

Werner H. 1957. Comparative psychology of mental development. Rev. ed. New York: International Universities Press.

Werner K, Kaplan B. 1956. The developmental approach to cognition: Its relevance to the psychological interpretation of

anthropological and ethnolinguistic data // American Anthropologist. V. 58. P. 866-880.

WeydenP. 1984. Day one. New York: Simon&Schuster.

White L. A. 1975. The concept of cultural systems. New York: Columbia University Press.

White R. W. 1959. Motivation reconsidered: The concept of competence // Psychological

Review. V. 66. P. 297-333.

Wicklund R.A. 1979. The influence of selfawareness on human behavior // American Scientist. V. 67. P. 182-193.

Wiener N. 1948/1961. Cybernetics, or control and communication in the animal and the machine. Cambridge: MIT Press. Рус. пер.: Винер H. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. — 2-е изд. — М.: Советское радио, 1968.

Williams R.M., Jr. 1975. Relative deprivation // The idea of social structure: Papers in honor of Robert K. Merton/L. A. Coser (ed.). New York: Harcourt Brace Jovanovich. P. 355-378.

Wilson E. 0. 1975. Sociobiology: The new synthesis. Boston: Belknap Press.

Wilson S. R 1985. Therapeutic processes in a yoga ashram // American Journal of

Psychotherapy. V. 39. P. 253-262.

Wilson S. R. In press. Personal growth in a yoga ashram: A social psychological analysis // The social scientific study of religion. V. 2.

Wittfogel K. 1957. Oriental despotism. New Haven: Yale University Press.

Wolfe T. 1987. The bonfire of the vanities. New York: Farrar, Straus.

Wood E. 1954. Great system of yoga. New York: Philosophical Library.

Wundt W. 1902. Grundzuge der physiologischen Psychologie. V. 3.

Leipzig. Рус. пер.: ВундтВ. Основы физиологической психологии. — СПб., б. г.

Wynne Е.А. 1978. Behind the discipline problem: Youth suicide as a measure of alienation // Phi Delta Kappan. V. 59. P. 307315.

Yankelovich D. 1981. New rules: Searching for self-fulfillment in a world turned upside down. New York: Random House.

ZiglerE.F., Child, I. L. 1973. Socialization and personality development. Reading, Mass.: Addison-Wesley.

Zuckerman M. 1979. Sensation seeking. Hillsdale, N. J.: Erlbaum.

Комментарии закрыты.