Главная » Интересное »

Дарюс Радкявичюс: «Когда взрослеешь, жить будущим уже не хочется – хочется жить настоящим»

radkevicus100Социальная ответственность – это не построить детсад, а то, как я и мои сотрудники создадим хорошее окружение на работе.

 

Бизнес-консультант и литовский издатель Дарюс Радкявичюс напомнил нам главного героя из книги «Монах, который продал свой «феррари». Только в отличие от него, Дарюс не покинул свое окружение и не отправился на поиски Шамбалы. Вместо этого Дарюс с группой единомышленников каждый год отправляется в Гималаи с разных стран. В остальное время он продолжает жить обычной жизнью, у него есть свой бизнес. Его книга «Бог. Квантовая физика. Структура организации и стиль управления» ставит под сомнение пирамидальную модель бизнеса. «Если собственник бизнеса видит цель не только в постоянном выжимании максимума из сотрудников, тогда у него есть шанс стать свободным от «тюрьмы» своего же бизнеса, но только в том случае, если сотрудники будут творчески работать без его надзора и без него в принципе. Не с ним, а без него!» – говорит Радкявичюс.

– Вы говорите в своей книге: «Начинай целеустремленно действовать!». Мы как будто начинаем свою новую жизнь каждый день. Но особых личных трансформаций так тяжело добиться. Как человеку сегодня начать личную внутреннюю трансформацию?

– В любом случае, это осознанность. Не помню, в каком контексте была сказана эта фраза в моей книге. Парадоксально, но когда у человека есть цель, у него уже нету настоящего, он живет будущим. Целеустремленность может быть хороша, когда ты молодой, но когда взрослеешь, жить будущим уже не хочется, а хочется жить настоящим. И видеть тот мир, который рядом, а не тот, который воображаем в будущем.

Я думаю, что такая установка, как концентрация на настоящем моменте, позволяет тебе наблюдать. А когда наблюдаешь, у тебя есть возможность видеть совсем другие стороны вещей, и тогда можно больше понять, больше осознать в любой деятельности.

Если посмотреть на бизнес, это как будто гонка за деньгами. И хорошо себя в какой-то момент спросить: «А зачем тебе эти деньги? Какой смысл бизнеса?». Много книг написано о цели бизнеса, а о смысле бизнеса практически нигде ничего не сказано. Для меня как владельца бизнеса смысл связан непосредственно с самим собой. А постоянная гонка за деньгами держит человека в тюрьме, которая имеет красивое название «бизнес». Ты работаешь 14 часов в сутки без выходных, все время меняется внешняя обстановка, возникают проблемы, постоянно нужны деньги, и постоянно их нужно все больше и больше! Это ведь круговорот, и пока ты не остановишься, он тебя затягивает, топит, так как чувство сытости все не наступает.

Дом есть, машина есть, семья есть… Чувство сытости деньгами, в принципе, у большинства людей не наступает вообще никогда. Первый вопрос, который задаешь себе, когда начинаешь тормозить: «А сколько мне нужно? Столько, сколько есть – это достаточно?»

Тогда приходит понимание, что деньги не приносят счастья. Только в глянцевых журналах существует счастливая жизнь богатых людей. А вообще жизнь – такая, как у всех остальных. Тогда вопрос: а какой смысл во всем этом, в этой гонке за все более и более дорогими вещами?

Когда я начинал, я хотел делать бизнес, чтобы через деньги получить свободу. А оказалось, что попал в тюрьму. Второе, что я понял: многие люди боятся свободы, потому что подсознательно свобода связана с одиночеством. Подумайте: вначале человеку кажется, что ему нужна свобода делать то, что он хочет. И чтобы он мог делать то, что хочет, никто не должен ему мешать. Ни семья, ни дети, ни любовницы! Это свобода! Но с приближением свободы – часто это бывает тогда, когда человек теряет семью – подсознательно возникает страх: а что будет, если ты останешься один?

Парадоксально, но несмотря на все, свой жизненный путь мы все-таки преодолеваем одни, то есть вопрос свободы больше внутренний, чем внешний.

Это были два ключевых момента, которые позволили мне, с одной стороны, переосмыслить желание свободы, а с другой – понять, сколько мне денег нужно для ее получения. Я хотел понять свое чувство материальной сытости. И я понял, что сколько их есть, столько их и хватает. Если не хватает, то, в любом случае, это не связанно с внешними обстоятельствами, а только внутренними.

И это пришло с опытом путешествий и наблюдением за другими культурами, где люди вообще не имеют денег и живут себе счастливо. То есть счастье – точно не материальная категория. Материальное облегчает быт, но не внутренний мир.

И тогда у меня возник вопрос: «А работа – это жизнь или рабство?»

И пришло третье осмысление, что работа – это всего лишь идея промышленной революции. До этого периода понятия работы в принципе не было. Люди просто жили себе. И если покопаться еще глубже, когда католицизм разделился с протестантизмом, протестанты первые заявили, что работа – это для Бога.

Кальвин заявил об угодности зажиточного человека Богу. Истинный кальвинист должен целиком отдаться своей профессиональной деятельности, пренебречь комфортом, презирать наслаждения, копить каждый грош. «Труд освобождает человека!» Это ведь надпись с ворот концлагеря! Неработающий человек – преступник, так твердили в Советском Союзе.

И те протестанты, которые «построили» Америку, построили вместе с тем идеологию, которая распространилась по всему миру. И оттуда этот образ Скруджа Макдака – купаться в деньгах, а самому ничего не иметь. А есть ли смысл так жить? Работай, накапливай, и чем больше ты накопишь, тем больше после смерти тебе будет уважения. Правильный ли это путь? Хочу ли я быть самым богатым? И мой ли это путь? Я понял, что я не хочу жить в муравейнике.

“Горы дают очень хорошее время для переосмысления. Первую неделю они чистят тебе мозги, потом неделю у тебя внутри одна пустота, а потом, когда ты с гор спускаешься, вдруг появляются новые идеи, как смотреть на то, как ты живешь, чем занимаешься, как ведёшь деятельность, на чем ты застрял, зачем ты ушел в горы”

img_4199

 

Я по образованию медик. Первые размышления были связаны с самоанализом, я изучал психотерапию. Потом я повернул на бизнес, и все эти затронутые вопросы у меня внутри и остались.

Кризис с любимой женщиной вернул меня к этим вопросам. Все наши кризисы нужны для того, чтобы остановиться и подумать. С каждого личного кризиса можно получить очень ценные уроки. Я рад, что у меня это произошло и я тогда вернулся к корням, психологии, поиску, медитациям.

– Что вы практикуете? Какая ваша история соприкосновения с духовными практиками?

– Я люблю путешествовать, и я достаточно много путешествовал в своей жизни. Даже работая в бизнесе, я понимал, что есть не только работа. Сначала я позволил себе одну неделю в три месяца, потом две недели в три месяца, потом один месяц в три месяца, потом полгода в год.

Пять лет назад я впервые поучаствовал в практике, которая называлась «Пятый ритм». Это по своей сути техника танцев, созданная Габриэллой Рот и позаимствованная у шаманов. Во время танца ты ни с кем не общаешься, не делишься переживаниями, как при работе с классическими психологами, но погружаешься намного глубже, чем во время сеанса с психологом. Это было для меня открытием: я ни с кем не разговариваю, а получаю такие инсайты, такие внутренние открытия! Если ты идешь по пути, ты всегда встретишь учителей.

Позже я попробовал динамические медитации и совсем по-другому начал видеть свой бизнес, то, чем я занимаюсь, что думаю, что делают другие. И очень важно увидеть, как на мир смотрят другие народы с другими культурами!

Такой очень простой бытовой пример. Нам врачи говорят, что если не кушать мяса, не будет железа в организме, и будет плохо со здоровьем. Но когда ты путешествуешь по Индии, ты видишь 700 миллионов людей, которые никогда не кушали мяса из поколения в поколение. И ни у кого нет проблем с железом! И тогда ты понимаешь, насколько много таких стереотипов или мнений. Мы доверяем слову, которое написано. Но я тоже могу написать! И тогда возникает вопрос – а как это переосмыслить, переспросить, как узнать, правда ли то, во что верит большинство?

Первый раз в горы я пошел в 18 лет. Теперь каждый год я иду в Гималаи, только с разных стран. Горы дают очень хорошее время для переосмысления. Первую неделю они чистят тебе мозги, потом неделю у тебя внутри одна пустота, а потом, когда ты с гор спускаешься, вдруг появляются новые идеи, как смотреть на то, как ты живешь, чем занимаешься, как ведёшь деятельность, на чем ты застрял, зачем ты ушел в горы. И в этом году в октябре мы уже идем туда для духовных практик. Если до этого было все вместе – культурное, горы и чуть-чуть практик, то сейчас больше практик. Хочу поискать живых гуру или удостовериться, что это тоже иллюзия. Со мной идет группа людей, которые каждый день будут заниматься йогой и медитацией.

– Глобальный активист и социальный предприниматель Лоренс Брам на лекции проекта «Экономика заслуг» в Москве рассказывал историю о том, как один местный гималайский монах организовал сыроваренный завод в регионах, где жили кочевники. Чтобы сохранить культурную идентичность кочевников, монах покупал у них молоко, чтобы производить сыр, а вырученную прибыль инвестировал в строительство высокотехнологичной школы для детей тех же кочевников. Цель традиционного бизнеса – в получении прибыли. В чем цель нового типа бизнеса, новой экономики?

– Когда мы говорим, что цель бизнеса в получении прибыли – это «мнимая» цифра. Мнимые цифры создали физики для объяснения вселенной. Им не хватало оси времени «назад-вперед», им понадобилась ось «вверх-вниз». Они создали эту ось и назвали ее мнимыми цифрами, потому что они в реальности не встречаются.

Если мы возьмем прибыль, то, что написано на бумаге, в реальности не встречается. То есть если попробуем эту цифру найти в «кассе» наличкой, то она никогда не будет совпадать. С одной стороны, она «опаздывает» во времени, а с другой – руководство все время пытается ее «оптимизировать». Это называется «оптимизировать налоги». Даже те компании, которые по-белому работают, могут выводит прибыль в те страны, где нужно платить меньше налогов. Это точно мнимая цифра. Тогда вопрос – а как к этой мнимой цифре можно привязать цель организации? Такой парадокс: все как будто говорят о прибыли как цели организации, но этой цифре нельзя верить, так как она никогда не совпадает с настоящей цифрой в реальности.

Я думаю, честнее сказать, что цель организации – делать деньги. Надо осознать, что цель не замещает смысла организаций. Этот Лоренс Брам придает смысл своему бизнесу, когда возвращает заработанные деньги в школу.

В детстве я любил читать фантастику. И очень многое, о чем я читал, сегодня свершилось, кроме одного. В этих книгах было написано, что в будущем будут работать роботы, а не люди. Но этого не произошло. Кто думает о том, чтобы создать общество, которое бы не работало?

Все политики говорят о проблемах безработицы, но если строить больше заводов, в которых монотонно работают «биороботы» за маленкие гроши, чем это отличается от тюрем? Освобождает ли это человека от нищеты, помогает ли духовно развиваться обществу? Обычные фабрики, заводы – это тоже тюрьмы. Человек с утра до вечера на работе, зарплату ему подбирают такую, чтобы он едва выживал. И он думает, что не может эту работу терять, потому что тогда он не выживет. Он думает, что так будет всю жизнь. Но при этом ему эта работа не нравится, и в семье у него не очень хорошие отношения, так как он устал и такая жизнь его не радует. Из-за того что не хватает денег, даже на какой-то общепринятый стандарт «средней» жизни невозможно выйти. Реклама задувает, что пример для подражания – это богатый папа, который может купить новейшую плазму.

Теперь вопрос – а можно ли построить социально ответсвенный бизнес? Если собственник бизнеса видит цель не только в постоянном «выжимании максимума из сотрудников», тогда у него есть шанс стать свободным от «тюрьмы» своего же бизнеса, но только в том случае, если сотрудники будут творчески работать без его надзора и без него в принципе. Не с ним, а без него!

img_4184

 

“Как мерять ментальную работу? Работая с японцами, я раскрыл эту тайну. Они называют это кайзен. Кайзен – это ежедневное небольшое усовершенствование. Но чтобы человек мог делать это усовершенствование, он должен не работать. Он должен наблюдать. Тогда вы поймете парадокс, почему в восточной культуре наблюдать – это и есть основная работа. А в нашей культуре основная работа руководства – это бегать!”

Когда есть система, которая сама себя организовывает, тебя освобождают от нужды постоянно быть на работе. Можно говорить про тонкую грань между двумя видами работы: творческая работа и тюремная работа. Когда у людей есть творческая работа, они не чувствуют насилия, у них совсем другой взгляд на работу и на жизнь.

Но творческую организацию очень трудно создать. Одна из проблем – это показатели. Как вы будете мерять эффективность работы? В принципе, все показатели опираются на физические измерения, такие как единицы, килограммы, тонны, деньги. Творчество – это духовное, это то, что внутри. Как мерять ментальную работу? Работая с японцами, я раскрыл эту тайну. Они называют это кайзен. Кайзен – это ежедневное небольшое усовершенствование. Но чтобы человек мог делать это усовершенствование, он должен не работать. Он должен наблюдать. Тогда вы поймете парадокс, почему в восточной культуре наблюдать – это и есть основная работа. А в нашей культуре основная работа руководства – это бегать.

– У нас они наблюдают других, а вы предлагаете им наблюдать себя?

– Да, это как в пути: сначала ты наблюдешь мир вокруг, потом ты наблюдаешь себя изнутри через медитации, и это задача более сложная. Правда, наблюдать других – это тоже очень важная работа. Когда я наблюдаю, я думаю о том, как улучшить положение того человека или работу, которую он делает. Любое усовершенствование по-восточному и даже логически – это облегчение работы того, кто ее делает – меньше движения, меньше суматохи, нервов, меньше монотонного. Если возьмем западную культуру – каждый человек изолирован, каждый человек со своим «станком», каждый со своей нормой и зарплатой.

А разве можно что-то созидать при монотонности?

Мечтать возможно. Монотонность – трудновыполнима. Что делать с ней? Чем заниматься? Последние проблемы Литвы звучат парадоксально: у нас 15% безработных, но невозможно найти рабочую силу. Как это? И часто бывает так, что не находят именно тех специалистов, которых по статистике больше всего в бирже труда. Тогда я делаю предположение: те, которые ищут работу – это люди пенсионного возраста, а работодатели хотят молодежь. А новое поколение не хочет быть биороботами, они хотят интересную творческую работу, а при ее отсутствии они просто уезжают из страны. Если у человека есть смелость уехать, он всегда найдет, чем заняться.

Социальная ответственность – это не построить детсад, а то, как я и мои сотрудники создадим хорошее окружение на работе. Тогда у людей больше радости будет. Кому нравится жить в постоянном напряжении, ругани и стрессе? В принципе, никому, но почему тогда это превалирующая модель ведения бизнеса и отношений на работе?

– То есть сначала в качестве основы всего мы должны построить правильные взаимоотношения в организации?

– Это если на сегодня. А если на будущее, нужно кардинально менять образование детей. Его нужно менять в сторону творчества. Наши школы – это тоже наследие иезуитской системы и промышленной революции.

Задача для школы и была в том, чтобы произвести рабов, только более образованных. Теми же промышленными стандартами. Но биороботы в наше время, в основном, уже не нужны! Теперь нужны творческие люди, которые смогут создать совсем другое общество. Через вызовы, которые накопились у человечества, должны произойти большие трансформации в системе мышления.

В эдукационной среде уже больше 100 лет идет разговор о том, как начать интегрированное обучение. Что такое интеграция? Это не эгоцентрическое узкопредметное обучение отдельно взятого человека, а задача показать ему взаимосвязанности мира – например, чем связана математика с природой, музыкой и искусством. Ведь творчество происходит именно на стыке двух как будто несвязанных элементов. Если возьмем химию и математику, на этом стыке мы можем создать что-то новое. Только если объекты слишком отдалены, у нас получается парадокс юмора, но если они близко – получается творческий объект.

– Английский писатель Олдос Хаксли говорит: «Кто страсти любит, тот общество губит»… Есть системы, которые работают над увеличением желания – например, капитализм. Есть духовные практики, которые их якобы сдерживают. Как сказано в вашем блоге, вы остаетесь приверженцем Veetrag – нейтрального внутреннего состояния, состояния вне привязанности. Вы говорите, что при Veetrag наше восприятие ситуаций и людей становится другим. Но человеку ведь всегда нужна система ориентирования, иначе он сойдет с ума…

– Это парадоксальное состояние. Желать нас учат еще с детства. Есть ребенок, он рождается эгоистичным, потом общество и родители пытаются его сделать менее эгоистичным. А если посмотреть на всю рекламу, то там идет призыв к развитию своих эгоистических желаний, происходит промоция постоянно быть первым, быть лучше, чем другие.

Тогда возникает вопрос: ребенку, который вырос, когда следует остановиться? Потому что он купил сегодня квартиру, завтра – новую машину. Сколько он радовался? Максимум месяц! И желание никогда не останавливается, у твоего нового знакомого машина еще лучше твоей. И ты снова хочешь наполнять свои желания. И так, желая без остановки, человек пребывает в постоянном дискомфорте.

Этот процесс невозможно остановить. Но можно задуматься и спросить себя: «А сколько мне нужно?».

Как только у тебя наблюдается состояние, когда ты наслаждаешься моментом, силой настоящего, у тебя сразу пропадает стресс, так как организм начинает вырабатывать противоположную химию. Если ты живешь, как отшельник, это состояние приходит намного быстрее.

Лично я встаю утром и час занимаюсь йогой. Это не зависит от того, спешу я куда-то или нет. Я не просыпаюсь в 6 часов утра, когда встает солнце, – я встаю тогда, когда хочу встать. Потом день идет так, как он идет, потому что я понял, что окружающие события от тебя мало зависят, даже наоборот – чем больше ты напряжен и чем больше ты хочешь достичь, тем более ты агрессивен. Чем ты более агрессивен, тем от тебя больше шарахаются. Чем ты более расслаблен, тем ты больше привлекаешь людей, ведь люди мечтают найти оазис от постоянного давления и негатива. Главное – не закрывать глаза на происходящее, и ты всегда увидишь свою возможность для бизнеса, для деятельности, для творчества.

23423423img_4112

 

В бизнесе очень большое место имеет фактор удачи, а ученые о ней вообще ничего не говорят – они не знают, как ее объяснить с позиций науки. Во многих книгах и учебниках анализируют бизнес-кейс и описывают, как этот успешный бизнесмен сделал свое дело. Но это ведь был путь того человека в тех обстоятельствах и с теми людьми. Повторить те же обстоятельства невозможно! Если я буду просто копировать то, что удалось другому, ничего не получится, а ведь это сегодня – основная модель обучения!

– Чтобы завершить этот разговор, давайте перейдем к вечным философским вопросам. Это те вопросы, с которыми человек начинает свой духовный путь. Я буду задавать эти вопросы всем мастерам в рамках спецпроекта о духовный практиках. Итак, вопрос первый – кто мы есть? В смысле, кто есть человек?

– Не знаю. По-моему, все всегда ищут ответ на этот вопрос, есть много предпосылок и, наверно, нет ни одного ответа.

– Откуда мы пришли и куда идем?

– Из ниоткуда в никуда.

– Почему мы живем и почему умираем?

– Конец света происходит в каждом индивидуально, можно его только ускорить или замедлить. Я уверен, что мы умираем, потому что устали жить. Мне нравится шутка, что «другие всегда умирают чаще». Есть люди, которые хотят жить больше других, поэтому они выживают во всех катастрофах. Но если у человека возникают серьезные болезни и он не может их преодолеть, это может значить, что он устал жить. Но кто ему помог устать жить? Сегодня можно найти множество молодых людей, которые уже устали жить.

– Что мы должны сделать в этой жизни?

– Для меня это еще открытый вопрос. Может, просто прожить жизнь и не морочить другим голову. Я больше склонен к идее, что человек должен развивать себя духовно на протяжении своей жизни.

Я хочу сделать проект-презентацию о священных книгах. Неважно, каких. В основе этого проекта – проблема того, как мы обычно понимаем священные писания и как нас учат читать духовные книги. Читать священные писания так, как они написаны, ошибочно. А если их читать как материал для внутреннего инсайта, это была бы совсем другая техника, и неважно какую из священных книг ты читаешь – Библию, Коран, Веды.

Мне было интересно, потому что только в индусской культуре четко объясняют, что то, что написано – это образ, и ты, читая, можешь найти внутренние элементы, которые тебе помогут развиваться, решать актуалии именно того дня, того этапа развития, в котором ты находишся. Потому что духовный опыт невозможно понять, передать и постичь словами. Открытие, которое ты делаешь для себя, – это главная задача священных писаниий.

Мне очень нравятся книги Пелевина. Он пишет по меньше мере на трех уровнях. Первый – это бытовуха, матерные слова – этот уровень понимают все. Второй уровень понимают люди, которые в своей жизни интересовались чем-то большим, чем просто материальный мир. А третий уровень дает ответы на вопросы: «Почему мы здесь, почему мы живем?». И в каждой книге немного другие ответы. И ты понимаешь, что это совсем другой уровень, другой подход, и каждый раз ты открываешь все по-новому. Я думаю, и в жизни так…

В своей статье под названием «Четыре столба бизнеса» я говорю, что «четвертый столб» стоит на том, чтобы большие менеджеры и управленцы встречались время от времени с мудрецами и разговаривали, спрашивали, выясняли. Потому что только так можно идти вперед и развиваться.

Как говорил мастер медитаций Ошо, в мире есть 121 техника, и тебе надо найти ту, которая подходит – одного ответа для всех не существует.

Комментарии закрыты.