Главная » Новости »

Ограниченное присутствие государства в бизнес сфере – одно из главных условий работы рыночной экономики

Сегодня малый и средний бизнес (МСБ) – опора экономического развития любого государства. Именно от него во многом зависит решение проблем занятости населения, наполнение внутреннего рынка отечественными товарами и формирование конкурентной среды. Для того чтобы и в Казахстане МСБ стал реальным «локомотивом» экономики, государству необходимо и дальше оказывать всестороннюю поддержку. Об этом и многом другом в интервью «Капитал.kz» рассказал Рахим Ошакбаев, первый заместитель председателя правления Национальной экономической палаты Казахстана «Союз «Атамекен».

– Как сегодня Вы можете оценить состояние МСБ в Казахстане?
– Судя по цифрам статистики и рейтингам – безусловно, есть позитивные улучшения в самочувствии отечественного МСБ. Например, вклад малого и среднего бизнеса в ВВП страны с 2005 по 2011 гг. увеличился на 7,2% и составляет 17%. В рейтинге Всемирного банка «Doing Business» в прошлом году Казахстан занял 49 место в мире из 185 стран. Это одна из самых высоких позиций среди стран СНГ. Для сравнения: Россия расположилась лишь на 112 строчке рейтинга.

Необходимо признать, что правительство достаточно активно и относительно эффективно работает в направлении развития как МСБ, так и бизнес-климата в целом. К примеру, все большей популярностью у МСБ пользуются инструменты государственной программы «Дорожная карта бизнеса-2020».

– Программы поддержки отечественных предпринимателей внедряются с 1992 года. Однако до сих пор МСБ в республике еще не стал основой динамично развивающегося среднего класса, как в развитых странах. Что, на Ваш взгляд, осложняет ведение бизнеса в Казахстане?

– По условиям международной торговли Казахстан по-прежнему занимает одно из последних мест в мире – 182-е место из 185: требуется оформление 9 документов, что в среднем занимает 81 день. Причем стоимость экспорта 1 контейнера составляет более $4 тыс. Условия за 7 лет не улучшились, а даже ухудшились. Для того чтобы исполнить контракт в принудительном порядке через судебную систему, необходимо 370 дней и 37 процедур. При этом судебные издержки составят 22% от стоимости контракта. А на ликвидацию предприятия потребуется 1,5 года.

Ключевой проблемой продолжает оставаться доступ к финансам в отечественных банках. У многих заемщиков есть проблемы с обслуживанием займов: текущий уровень проблемных кредитов в ссудном портфеле банков второго уровня (БВУ) составляет 71%. Из них 43% – сомнительных и 29% – безнадежных. Часть заемщиков брали деньги на развитие бизнеса, на оборотные средства, но не справились с обязательствами по кредитам. Одна из причин такой ситуации – высокие процентные ставки – в среднем порядка 14%, и это без учета скрытых комиссий.

Если говорить про глобальную конкурентоспособность не только в Едином экономическом пространстве (ЕЭП), но и во Всемирной торговой организации (ВТО), то мы должны сравнивать ставки по кредитам для МСБ с уровнем в 4-5% как в Южной Корее, Евросоюзе и т.д. Ведь при 14% по кредиту многие бизнес-идеи, актуальные для малого и среднего бизнеса, просто не смогут обеспечить возврат денег. А те предприниматели, которые все же решаются финансироваться под такие проценты, с большой вероятностью столкнутся с проблемой обслуживания этих займов.

Вторая трудность заключается в нехватке квалифицированных кадров и качестве человеческого капитала. Очень многие предприниматели жалуются на то, что запросы по зарплате не соответствуют квалификации и добросовестности сотрудников. Желание получать больше – понятно, цены растут, но компетентность и преданность работе оставляют желать лучшего. Отчуждение работника от сферы его труда – это очень интересный, но еще не достаточно изученный феномен для Казахстана. Сложившееся отношение наемных сотрудников к труду на работодателя еще не получило должного освещения на уровне публичных дискуссий. Словом, серьезного анализа нет, а значит, и огромная часть производственных отношений провисает.

Немаловажной проблемой до сих пор остается тема правовых рисков ведения бизнеса. Среди предпринимателей существует распространенное убеждение, что крайне редко можно рассчитывать на справедливое, беспристрастное отношение к нему во властных органах, судах и т.д. Многих людей, задумывающихся о собственном бизнесе, сдерживает мнение: предприниматели неизбежно сталкиваются с необходимостью постоянной уплаты коррупционной ренты, а если бизнес станет процветать, то его попытается кто-нибудь отобрать. И это системная проблема, которую необходимо решать.

Кроме того, есть много других факторов, осложняющих ведение бизнеса. В их числе административные барьеры, налоговое администрирование и прочее.

– Заинтересованы ли, по Вашему мнению, казахстанские банки в финансировании начинающих предпринимателей?
– Для банков финансирование бизнеса – это свой бизнес с резонами получения прибыли и минимизации рисков. А начинающий бизнес, так называемый startup – высокорискованное финансирование и никогда не будет приоритетом для казахстанских банков.

«Союз «Атамекен» выделил отдельное направление деятельности – проект «Атамекен Startup». Мы создаем другую форму финансирования начинающих предпринимателей – так называемый Клуб бизнес-ангелов. В прошлом году в рамках «Атамекен Startup» мы провели 6 выездных конкурсов для молодежи в регионах и сразу почувствовали ощутимый интерес.

В отдельных городах на наших мероприятиях присутствовали спонсоры, желающие вложиться в новые проекты. В других – мы выявляли интересные проекты и предоставляли вниманию заинтересованных компаний. В этом году мы планируем продолжить проект «Атамекен Startup», проведя свыше 20 конкурсов, расширив охват до всех городов Казахстана, плюс, отдельно – в ряде моногородов.

Хотелось бы отметить, что с абсолютной точностью задача вовлечения казахстанцев в предпринимательство была поставлена президентом в Стратегии «Казахстан-2050» – «…создать условия, чтобы человек смог попробовать себя в бизнесе, стать полноценным участником проводимых в стране экономических преобразований, а не ждать, что государство решит за него все проблемы. Важно поднять общий уровень деловой культуры и стимулировать предпринимательскую инициативу».

– Как Вы можете охарактеризовать отношения между бизнесом и государством?
– За последний год наблюдается достаточно позитивная динамика развития отношений между бизнесом и государством. В том числе связанная с тем, что в 2012 году многими госорганами, например министерством экономического развития и торговли, а также министерством сельского хозяйства продемонстрирован высокий уровень открытости к конструктивной дискуссии с бизнесом. К предпринимателям и к позиции НЭПК «Союз «Атамекен» стали всерьез прислушиваться не только в государственных структурах, но и в парламенте.

В частности, в июне прошлого года на встрече Нурсултана Назарбаева с предпринимателями практически по всем предложениям НЭПК «Союз «Атамекен» получена поддержка президента, и сегодня они находятся на различных стадиях реализации в госорганах. Кроме того, с осени 2012 года реализуется практика ежемесячных селекторных совещаний генеральной прокуратуры со своими областными территориальными подразделениями, которые проводятся совместно с НЭПК «Союз «Атамекен» и с региональными бизнес-ассоциациями.

Сейчас бизнес в регионах получил постоянную возможность публично информировать надзорные органы об имеющихся нарушениях своих прав. В этом есть и другой позитивный эффект – институциональный. Когда предприниматели и чиновники знают, что в «прямом эфире» перед главным надзорным органом ежемесячно поднимаются проблемные вопросы бизнеса в регионах, то это предостерегает все стороны от злоупотреблений.

– Какие приоритетные направления у НЭПК «Союз «Атамекен» на 2013 год Вы можете обозначить?
– В 2013 году мы ожидаем серьезного реформирования – будет создаваться Национальная палата предпринимателей (НПП). Ее миссией станет представление, защита прав и законных интересов бизнесменов. НПП предполагается делегировать на принципах саморегулирования существенные функции, связанные с обеспечением привлекательного бизнес-климата.

К примеру, участие в урегулировании налоговых споров, участие в управлении как индустриальными, так и свободными экономическими зонами, строительство инфраструктуры таможенных переходов на основе принципов государственно-частного партнерства, организация работы отраслевых комитетов по всестороннему и детальному изучению состояния отраслей экономики и другие.

Закон будет предусматривать обязательное членство в НПП всех субъектов частного предпринимательства, но с уплатой членских взносов только крупным и средним бизнесом. В Казахстане свыше 750 тыс. активных субъектов предпринимательства, в том числе крупных и средних – порядка 10 тыс. компаний. Таким образом, основная часть – предприятия малого бизнеса: индивидуальные предприниматели, крестьянские хозяйства и т.д. будут только пользоваться услугами НПП, но не будут платить деньги.

Концепцией предполагается, что взносы для предприятий среднего бизнеса составят до 300 тыс. тенге в год, для крупных предприятий – до 3 млн тенге, что для их размеров достаточно незначительно. На переходный период, в первый год, финансировать ее предполагается из республиканского бюджета. В дальнейшем, когда органы НПП сформируются, она будет способна перейти на сбор обязательных платежей.

У нас 160 районных центров и 27 моногородов, итого – палата должна будет создать 187 представительств на районном уровне. Их основная функция будет заключаться в оказании сервисной поддержки малому бизнесу в регионах, который и будет основным выгодополучателем этой реформы. Предполагается широкое вовлечение в деятельность палаты существующих отраслевых и региональных ассоциаций. Последние получат квоту на значительное представительство в коллегиальных органах управления областных палат, а отраслевые – на республиканском уровне.

Планируется, что до 50% бюджета Национальной палаты предпринимателей пойдет на финансирование деятельности отраслевых и региональных бизнес-ассоциаций. Таким образом, опасения, что создание НПП повлечет за собой ухудшение позиций бизнес-ассоциаций, сводятся на нет. Поскольку концепция реформы, утвержденная в правительстве, наоборот, предусматривает их усиление.

– Как вторая волна приватизации поможет отечественному МСБ?
– Необходимость «второй волны масштабной приватизации» возникла по причине того, что за последние 10 лет государство значительно расширило свое присутствие в экономике. Это в некоторой степени объективно связано с необходимостью «ручного» управления в рамках борьбы с финансовым кризисом. Избыточное присутствие государства в активах проявляется в первую очередь в квазигосударственных структурах.

Например, совокупные активы Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» составляют примерно 60% от ВВП. Но если посмотреть Стратегию «Казахстан-2030», разработанную в 1996 году, то там краеугольным камнем экономического успеха была определена частная собственность и соответственно выход государства из тех сфер, в которых его присутствие не имеет особых причин.

Есть статья 31 закона «О конкуренции», которая предусматривает лишь три основания участия государства в предпринимательской деятельности: обеспечение национальной безопасности, использование стратегических объектов, и в тех сферах, где есть общественная потребность в товарах, услугах, но отсутствует конкуренция частного сектора. Это так называемое Правило желтых страниц – Yellow Pages Rule.

В общенациональном плане мероприятий пункт о разгосударствлении поручено реализовать «при участии «Атамекена». В этой связи сейчас мы вступаем в обсуждение с госорганами, как лучше провести эту приватизацию. Конечно, в первую очередь рассматриваются механизмы IPO. Кроме того, нужен серьезный анализ квазигосударственных компаний на предмет их функционала и соответствия Yellow Pages Rule, поскольку зачастую их деятельность конкурентная по отношению к частной инициативе.

Вообще, негативные эффекты могут быть значительными. К примеру, государственные закупки услуг зачастую получают дочерние с госорганами структуры, которые затем нанимают частные компании на субподряд. Соответственно, конечные исполнители уже получают меньшую оплату за свою работу. Помимо этого, компании квазигоссектора, имея стабильное и гарантированное финансирование, забирают с рынка лучшие кадры, предлагая зарплату, которую частный бизнес не может себе позволить. Принимая во внимание кадровый голод – для МСБ это очень актуально. Тезис о том, что самые высокие зарплаты в бизнесе – миф. На самом деле лидеры по доходам работников – это компании квазигоссектора.

Задача по сокращению доли государственного сектора поставлена совершенно верно, и ее необходимо эффективно решить. Другого пути к устойчивому процветанию, кроме рыночной экономики с частной собственностью на средства производства и свободной реализацией предпринимательской инициативы гражданами, в настоящий момент нет. А ограниченное присутствие государства в предпринимательской деятельности – одно из фундаментальных условий функционирования рыночной экономики.

– Как работа Таможенного союза (ТС) отразилась на малом и среднем бизнесе в Казахстане?
– Согласно официальным данным, в целом товарооборот стран ТС значительно вырос. Но другой вопрос – его качество и структура, что серьезно беспокоит предпринимателей. В частности, не может радовать сокращение экспорта и рост импорта. В ТС и ЕЭП, созданных в целях обеспечения свободного передвижения товаров, работ и услуг, еще есть много работы для реального соблюдения этих принципов на местах.

Мы постоянно поднимаем вопросы по проблемам доступа казахстанских товаров на рынки России и Беларуси. В частности, по продвижению алкогольной и кондитерской продукции. Много на пути становления ЕЭП различного вида административных препон – явных и скрытых. Сейчас задача, которая стоит перед Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) – обеспечить безусловное соблюдение всеми сторонами принятых на себя обязательств.

– Под силу ли продукции отечественных производителей конкурировать с аналогичными товарами из стран-участниц ТС?
– Пусть не массово, не по всем позициям, но примеры производства качественной продукции есть, особенно на рынке продовольствия. Казахстанские товары по основным позициям, по качеству намного лучше ввозимых. Другое дело, что часто хорошо начинавшееся производство вдруг сворачивается.

Так, из-за нежелания пойти навстречу в финансовой поддержке мы «благополучно» загубили собственное производство сыров. Теперь потребляем привозную сырную продукцию, которая порой сомнительного качества. Между тем, наши сыры еще несколько лет назад получали очень высокие оценки экспертов. Но высокая себестоимость, отвлечение оборотных средств, в целом незащищенность наших производителей не позволили им выжить.

– Что необходимо предпринять для более эффективного развития МСБ в Казахстане?
– У правительства есть абсолютно адекватное понимание направлений по улучшению бизнес-климата. В части системных вопросов необходимо постоянное, эффективное взаимодействие и консультирование с бизнесом, что, мы надеемся, институционально будет реализовано через создаваемую Национальную палату предпринимателей. Чтобы решения принимались не волюнтаристски, а в координации с бизнесом, в соответствии с его интересами.

В качестве ключевых направлений улучшения бизнес-климата – либерализация налогового и таможенного администрирования, по которому мы занимаем одно из последних мест в мире. Также в послании президента справедливо поднят вопрос по либерализации доступа на казахстанский рынок квалифицированной рабочей силы. В первую очередь инженеров, управленцев. И третье – проведение политики так называемого «тэтчеризма», для которой Стратегия «Казахстан-2050» создает все предпосылки. Это приватизация, выход государства из предпринимательской деятельности, самоограничение и либерализация регулирования.

Виктор Климов

Источник: газета “Капитал”

Комментарии закрыты.