Главная » Кто мы? » Учителя » 1. Дзюнсей Тэрасава »

От Алтая до Индии и обратно

Рудный Алтай 2011

Давно я не писал вам подробных писем, мои дорогие друзья. Но это и не удивительно – на фоне нашего прошлогоднего грандиозного паломничества Непал – Тибет – Китай меркнет обыденная жизнь, хотя после него было немало небезынтересных событий.

Через недолгое время после возвращения в Алматы, я уехал в Рудный Алтай где в Усть-Каменагорске навестил старого друга Александра, своего старшего брата Сергея в Усть-Таловке и погостил у нашего нового друга Константина в Княжьих Горах (Нур-тау). В квартире у Александра я провёл всего несколько дней. Он живёт не далеко от набережной Иртыша и мне удалось пару раз встретит с практикой рассвет на берегу этой могучей реки. Так же мы провели несколько церемоний вместе на его квартире. За это время сашина ученица Света сшила несколько шул (монашеских плащей) за что ей огромное спасибо.
К брату я приезжал два раза и провёл у него довольно много времени, главным образом потому что, к нему приехала из Москвы моя старшая сестра Надя. Каждое утро я проводил церемонии на слиянии рек Уба и Таловка. Несколько раз практиковал у могилы моих родителей. В этот раз мне удалось провести там церемонию 7 августа в седьмую годовщину ухода моей матери. А перед этим в день рождения преподобного Нитидацу Фудзии и годовщину трагической бомбардировки Хиросимы 6 августа я встретился с небольшой группой искателей истины в Шемонаихе. Мы вместе провели церемонию и плодотворно пообщались. Ещё в Усть-Таловке я встретился с семьёй Сембаевых, они как всегда были мне очень рады. Кроме того я понянчился с двумя внучатыми племянницами, а так же впервые в жизни принять участие в качке мёда.

Однако львиную долю времени я провёл в Княжих Горах в прекрасном доме Кости в окружении его замечательной семьи. По утрам ходил в гору с практикой встречать рассвет и наслаждался незабываемой природой Алтая, по возвращении читал сутру вместе с Костей в его чудесной молельной комнате перед двумя алтарями – один изначально возведён Костей в православном стиле, но с индуистскими элементами, а другой, с мандалой Лотосовой Сутры, я создал по приезду, поместив на него шариру (мощи Будды). Вечером мы вдвоём, а иногда и Костин сын Иван, проводили церемонии. Днём я занимался реестром всех имеющихся лекций Учителя и их переводами. Довольно долгое время я так прожил один, если не считать Костину собаку – умную немецкую овчарку Скели, которая неизменно сопровождала меня на утренних восхождениях, которые я совершал для встречи восхода солнца. Дело в том, что Костя всем семейством уехал в Кыргызстан, где ближайший ученик Сэнсэя Сергей Коростелёв провёл для них тур, начавшийся с нашего Места Пути близ Горной Маевки. Но до этого я вместе со всей Костиной семьёй, а так же Андреем и Катей (они принимали участие в заключительной стадии моей практики в Зимовье) – друзьями Ивана и Любы – детей Кости, сходил в двухдневной поход. Я и Костя практически всю дорогу били в барабаны и произносили Наму-Мё-Хо-Рен-Гэ-Кё! Молодёжь нас в этот раз как то не поддержала, а вот супруга Кости Лена произносила молитву вместе с нами. Поход получился довольно экстремальный – стояла дождливая погода. Не раз мы переходили полноводные горные реки и подолгу шли под дождём. Но всё это укрепило нас духовно. Звуки барабанов и молитвы разгоняли тучи, практика помогала преодолевать преграды, казавшиеся непроходимыми.

В общем, Рудный Алтай становится для меня всё родней с каждым годом. Наверное, мои предки туда направлялись с Запорожья да по какой-то причине не доехали.

Алматы и Бишкек
Ближе к середине августа я с сестрой Надей приехал поездом в Алматы. Она поселилась у своей подруги Аллы в доме, в котором прожила немало лет до своего переезда в Москву. Я же отправился в, строящейся дом моего друга Назыма в Верхнюю Каменку. Здесь я ночевал, в комнате, где с согласия своего друга организовал Место Пути, ходил в горы с практикой встречать рассветы и проводил вечерние церемонии, созерцая Тянь-Шаньские горы через огромное панорамное окно. Днём я проводил время с сестрой в городе, пока она не вернулась в Москву.

25 августа в день, когда в 1930 году преподобный Нитидацу Фудзии начал свою миссию по исполнению пророчеств Лотосовой Сутры о возвращении Учения Будды в Индию и вообще в западную часть Азии, ко мне в Верхнюю Каменку приехали несколько друзей и мы встретили с практикой восходящее солнце пред цепью небесных гор над раскинувшимися под нами городом Алматы и его окрестностями.

26 августа я приехал на наше Место Пути близ Бишкека. Здесь уже находились наши друзья с Украины: Александр, сменивший в июне Валеру с Алтая, а так же Юра и Лена, приехавшие из Харькова в середине июля. Мы вместе взялись за подготовку Места Пути к приезду Сэнсэя. В основном это касалось приведению в порядок сада, который пришёл в лёгкое запустение. Естественно мы проводили утром и вечером церемонии и встречали несравненные рассветы. Как то так получилось, что перед приездом Сэнсэя в начале сентября на Месте Пути я оказался один, все остальные по разным причинам временно отсутствовали. А нужно было провести генеральную уборку в один день, так как Учитель приезжал уже следующим утром. Тут мне здорово помог Алексей из Караганды – он как раз приехал в этот день и мы с ним привели всё в идеальную чистоту.

В этот раз Сэнсэй пробыл на Тянь-Шаньском Месте Пути около двух недель и практически никуда не выезжал. Было несколько интересных встреч, подъехали ещё друзья с Алтая.

Дели – Каньякумари

Уже 26 сентября Учитель, я и наши молодые друзья: Илья с Алтая, а так же Дайир, Азат и Талай из Кыргызстана вылетели из Алматы в Нью-Дели.

Остановились мы во Всемирном Буддистском Центре и уже на следующий день почтили Вишва Шанти Ступу (Священный Курган Мира) и приняли участие в молитвенном собрании в Радж-Гхате у вечного огня на месте кремации Махатмы Ганди.

Это мероприятие было посвящено началу Jan-Satyagrahi (Народного Упорства в Истине) за новую Индию свободную от коррупции, земельного и кастового неравенства, которая пройдёт в два этапа – вначале, в течении года, активисты движения Ekta-Parishad (Совет Единства) проедут через всю Индию, затем с 2-го октября (день рождения Махатмы Ганди) по 30 октября 2012 года они проведут миллионное шествие с Гавольера до Нью-Дели, подобное тому, которое они уже проводили в 2007 году и в котором мы тоже участвовали.

На вечернюю церемонию во Всемирном Буддистском Центре собралось немало индийских учеников Сэнсэя.

28 сентября Сэнсэй со всеми приехавшими с ним из Кыргызстана , Максим из Молдавии и брат Дхарма-Сангхи из Непала с 8 индийскими учениками Сэнсэя выехали на юг Индии. Поезд опоздал на много часов и нам пришлось его дожидаться в гостинице рядом с вокзалом. Но нет худо без добра – это время мы использовали для спокойного отдыха в гостиничных номерах.

1-го октября мы приехали в Каньякумари – на самый юг Индийского субконтинента. Нас встретил наш друг из Экта-Паришад Мритьоджай с маленьким автобусом, который в два захода отвёз нас в центр Вивекананды, где проходила конференция посвящённая началу Джан-Сатьяграгхи. Здесь к нам присоединились трое наших друзей из Украины, приехавших в Дели чуть позже нас.

В тот же день, после обеда, мы посетили конференцию. Учитель вышел вместе со всеми нами на сцену, и мы совершили недолгую молитву с барабанами, а потом Сэнсэй произнёс речь, в которой рассказал о встрече Фудзи-гурудзи с Махатмой Ганди и о том, что практика «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!» стала опорой отца Индийской Нации в его ненасильственной борьбе. Затем мы выслушали множество выступлений на нескольких языках (в Индии 18 официально-признанных языков). По реакции людей в зале было видно, что всё, что говорилось было близко их сердцу. Перед сном в парке под светом ламп мы провели церемонию, после которой Учитель произнёс длинную лекцию на хинди для своих индийских учеников.

Незабываемые рассветы Индийскогоа Океан

На следующий день 2-го октября в день рождения Ганди мы встретили рассвет на берегу Индийского океана, где состыковываются Бенгальский Залив и Аравийское Море. На берегу яблоку было не куда упасть – множество людей пришло специально встретить рассвет в этом особенном месте. Мы всё-таки пробились к берегу сели на каменное ограждение, ударили в барабаны и стали произносит «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!». Прямо перед нами бушевали, разбиваясь о камни, волны мощного прибоя, почти на горизонте возвышалась огромная скала, на которой Вивекананда обрёл прозрение, после которого он отправился в Америку с особенной миссией. На той скале стоит храм и рядом возведена громадная статуя знаменитого тамильского поэта. Именно из-за этой статуи брызнули лучи света и появился диск восходящего солнца – сердца наши переполнились восторгом.

До обеда мы присутствовали на конференции, а затем участвовали в марше к ашраму, построенному на месте где хранился прах Махатмы Ганди, перед тем как его развеяли над Индийским Океаном. Мы шли с молитвой в первом ряду колонны, насчитывавшей около тысячи человек. В ашраме прошла совместная молитва и символическое благословление главного лидера Экта-Паришад на миссию проведения Джан-Сатьяграхи. После этого он с активистами на двух микроавтобусах отправился в годичное странствие по сёлам и городам Индии. Мы проводили их звуками нашей молитвы с барабанами. В конце к нам подошел самый уважаемый ныне последователь Ганди и, поклонившись, произнёс несколько раз «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!».

Затем мы переселились в гостиницу с крыши, которой открывался прекрасный вид на океан. До вечера мы успели искупаться. Церемония на крыше отеля прошла под звук прибоя в тиши ночи. На следующие утро мы вновь проводили церемонию на крыше отеля, рядом с нами собралось человек 100 для того чтобы созерцать восход солнца. И это стоило того. Под звуки нашей молитвы мы наслаждались блеском первых лучей солнца, постепенным его появлением из дымки над морским простором, по поверхность которого, ритмично сменяя друг друга, прокатывались длинные могучие гибкие дуги волн. Когда яркий солнечный диск показался полностью, на водах океана появилась гигантская ослепительная солнечная дорожка. Этот рассвет сал одним из самых запоминающихся в моей жизни.

Древности Хампи и молодость Солопура

В этот день мы пообщались с Мритьёджаем и двумя активистками Экса-Паришад. Затем я, Сергей Филоненко и Дхирадж доставили Сергея Жданкина к врачу, чья приёмная к счастью оказалась рядом с отелем в котором мы остановились. У нашего друга развилась кишечная инфекция и ему пришлось лечь под капельницу. Чудесным образом всё обошлось благополучно – медицинская помощь была оказана во время. Во второй половине дня мы в количестве 14 человек (пять индийских учеников Сэнсэя вернулись домой) выехали автотранспортом в сторону Бомбея. Билеты на поезд купить было не возможно.

Одну ночь мы провели в пути, а в следующую ночь приехали в удивительном месте – Хампи. Сэнсэй специально всё подготовил, так что бы мы смогли приехать сюда. Здесь в VII веке находилась столица могущественного царства – город Виджьянагар. Его зодчие создали удивительные шедевры архитектуры – большие каменные здания с красивыми барельефами, изящными портиками и высокими искусными крышами были гармонично вписаны в неповторимый ландшафт гор, которые словно были сложены великанами из гигантских кубиков в причудливые формы. Вечером мы провели церемонию на берегу реки и посидели в местном кафе. Утром мы с молитвой встретили рассвет на возвышенности в окружении пейзажа романтического древнего города. Перед отъездом мы посетили ещё один отдалённый квартал Виджьянаганра. Масштабы и величие этого города нас очень впечатлили.

В следующую ночь мы приехали в Солопур – город где живёт много необуддистов. 6 октября здесь масштабно праздновали день когда Царь Ашока стал буддистом, что знаменовало его преображение из кровавого в истинного правителя, распространявшего мир и справедливость по всей Индии и далеко за её пределами. Необуддисты отмечают этот день, потому что он стал началом их движения. Лидер всех неприкасаемых Индии доктор Амбедакар, написавший конституцию Индии, не за долго до своего ухода из этой жизни в 50-х годах в этот день собрал на стадионе десятки тысяч неприкасаемых и принял вместе с ним буддизм, объясняя свой шаг тем, что таким образом он предлагает решить проблему неприкасаемых, ведь в буддизме все равны. Он считал этот шаг восстановлением исторической несправедливости, так как предки неприкасаемых были буддистами, за что их и сделали неприкасаемыми фанатичные индуистские раджи примерно в X веке после жестокого искоренения буддизма. Со временем примеру доктора Амбедакара стало следовать всё больше неприкасаемых и сейчас это движение необуддистов пожалуй самое массовое в Индии.

С утра 6 октября в храм пришло много детей и молодёжи. Учитель провёл церемонию и проповедь для них. Затем все они подходили по очереди к Сэнсэю, что бы припасть его ногам. Он их благословлял. Это в Индии называется даршан. Вечером от храма началась процессия. Сэнсэя и всех нас усадили на передвижной помост со статуей будды, который приводился в движение трактором. Впереди около сотни юношей и девушек во всём белом шли в зажигательном танце под барабанные дроби. Мы всю дорогу били в барабаны дхармы и произносили «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!». В шествии участвовало более 1000 человек и таких шествий было несколько, все они должны были сойтись у памятника доктору Амбедакару для того чтобы до утра предаваться веселью и танцам. В Солопуре на этот праздник собираются десятки тысяч людей, а по всей стране миллионы. Но мы должны были покинуть шествие до того как оно достигло памятник Амбедакара, так как опаздывали на автобус, который увёз нас в сторону Бомбея. Во время шествия было много забавных моментов и вообще оно больше производило впечатление индуистского фестиваля. Но в любом случае нужно отметить, что нас принимали с глубоким уважением, и мы смогли почувствовать в Солопуре энергетику самой молодой страны мира, которая проявилась в этот день самым активным образом.

Ах, Бандарадара! – Ох, Дели!
Утром 7 октября мы приехали в Бандарадару – местечко в горах, возникших миллионы лет назад в результате вулканического извержения умопомрачительных размеров. Бандарадара стоит на берегу большого водохранилища, построенного ещё англичанами. Это удивительный курорт – здесь замечательные виды, чистый воздух, чистая вода, нет иностранных туристов и круглый год можно наслаждаться купанием. Мы остановились в небольшом храме, построенном старым другом нашего учителя лидером необуддистов Махараштры, ныне ушедшим Руповати с которым Сэнсэй общался, когда практиковал в Бомбее. Не успели мы обосноваться, как нас навестил сын Руповати, приехавший на полчаса из Бомбея, чтобы поприветствовать Учителя.

Каждый день мы проводили церемонии: утром на соседней вершине, с которой открывалась завораживающая панорама водохранилища и необычных силуэтов гор некоторые из которых очень похожи на ступы, а вечером на склоне перед водохранилищем. Закаты и восходы были просто чудесны. Вечером 10 октября мы сходили в соседнюю деревню, где провели церемонию и удостоились радушного приёма. Жители этого села тоже необуддисты и они предлагают Учителю построить ступу на их земле. 11 октября мы приехали в Бомбей, в пригороде которого посетили дом нашего друга Милинды Гайквада, он вместе с сыном и супругой радушно нас принял. Затем мы разместились в гостинице и вечером выехали поездом в Дели.

Остановились мы вновь во всемирном буддистском центре. Вечером 13 октября, в день Ухода великого бодхисаттвы Нитирэна, мы провели церемонию перед Вишва Шанти Ступой между заходящим солнцем и восходящей полной луной. В эту ночь я встретил в аэропорту двух наших друзей Александра и Аяса, Когда мы приехали и легли спать произошел конфликт одного из наших кыргызских молодых друзей с молодым непальцем – поваром Буддистского Центра. Из-за этого Сэнсэй на следующее утро после церемонии сказал, что мы больше не имеем права находиться в Буддистском Центре и что всем нам следует немедленно уехать. И не смотря на мольбы главного ламы остаться, мы съехали.

Из индийских учеников с нами остался только один человек. Большинство нашей группы вначале направилось в парк в центре Дели, а потом в Сону – городок с горячим источником неподалёку от Дели. Я же по заданию Сэнсэя поменял дату обратного билета для трёх наших кыргызских молодых друзей и разместил их в гостинице. Затем вернулся в Буддистский Центр вместе с Бабу – братом Дхарма-Сангхи и индийцем Камалем, чтобы ночью встретить двух наших друзей из Китая и на следующий день отправить Бабу в Непал.

Китайских друзей я встретил и привёз в Буддистский Центр самостоятельно. А Бубу отвёз на железнодорожную станцию вместе с Камалем. И когда на обратном пути вышли из метро и немного прошли в сторону Буддистского Центра нас обогнали на велорикше Сэнсэй и Наталья с Украины, вернувшиеся из Соны. На следующий день приехала вся остальная наша группа. Мы вновь все вместе разместились в Буддистском Центре.

Вечером Сэнсэй встретился в ресторане с нашими кыргызскими молодыми друзьями. Они просили у него прощения за инцидент в Буддистском Центре и даже главный виновник конфликта искренне раскаялся. Через пару дней им предстояло вместе лететь в Алматы. Сэнсэй был приглашён на рабочую конференцию Всемирного Форума Духовной Культуры в столицу Казахстана Астану. 16 октября Сэнсэй подписал новые барабаны. Один из них он взял себя, отдав мне свой старый барабан, которым пользовался не более 2 лет. Этот факт меня очень воодушевил. Хранить, барабан которым пользовался Учитель – это большая радость для меня.

Место Пробуждения Будды

17 октября мы расстались с Учителем и поехали поездом в Бодх-Гаю, где 2600 назад Будда Шакьямуни обрёл просветление под деревом Бодхи. На следующий день по приезду мы направились с молитвой к месту просветления Будды. Затем разместились в гостинице и стали дожидаться приезда Учителя. Каждый день утром и вечером мы ходили к Дереву Бодхи. Желающие приходили к нему и днём.

Наверное – это самое почитаемое дерево на земле. Оно относится к Фикус Религиозо, которых в Индии растет очень много. Не удивительно, что Будда сел в решающую медитацию именно под это дерево. Фикус Религиозо вырастает обычно очень величественным и смотрится действительно как Дерево-царь, сидеть на его корнях очень удобно, а густая крона идеально защищает от жары и непогоды. По преданию 5 предыдущих будд нашей кальпы то же обрели Просветление в этом месте под таким же деревом.

Для всех учеников Будды это место всегда было самым почитаемым. И на ранних этапах развития буддизма изображение Дерева Бодхи означало самого Будду. Однако, когда примерно в X веке фанатичные индуистские правители стали искоренять буддизм, Бодх-Гая стала приходить в упадок. В XIX веке английские археологи провели раскопки и обнаружили на этом месте монастырский комплекс, построенный на Месте Просветления Будды Шакьямуни. В XX веке после обретения Индией независимости Шриланкийский упасака Дхармапала основал общество Махабодхи и начал возрождение Бодх-Гаю.

Перво-наперво со Шри-Ланки был привезён саженец взятый от Дерева Бодхи, которое выросло от саженца, взятого от оригинального Дерева Бодхи из Бодх-Гаи в III веке до Н.Э. легендарным царём Ашокой – он отправил тогда этот саженец со своими сыном и дочерью, направившимися проповедовать Учение Будды в Шри-Ланку. Саженец-внук уничтоженного индуистскими фанатиками оригинального Дерева Бодхи был посажен обратно в Будх-гае, принялся и сегодня представляет из себя гигантское дерево – его ствол в диаметре достигает 2-х метров, высота кроны около 15 метров и диаметр около 20 метров. Рядом стоит величественный храм, отражающий влияние индуизма на позднюю буддистскую архитектуру. К этому месту с предрассветных сумерек и до позднего вечера течёт неослабевающая река паломников со всего мира. Здесь царит незабываемая атмосфера непоколебимого спокойствия и гармоничного единства во многообразии. Наверное трудно найти на земле другое место где можно было бы одновременно видеть проявление стольких культур, традиций и слышать столько языков, сливающихся в едином порыве устремления последовать примеру величайшего Подвига свершённого здесь Буддой Шакьямуни.

Именно сидя под этим Деревом он смог свершить самое трудное – победить Мару т. е. самого себя и взойти на высшую ступень эволюционного развития всех живых существ, позволяющею разуму раскрыть все космические свойства скрытые в нашем естестве – это то, к теоретическому объяснению чего, подошла сегодня наука и что сводит с ума передовых учёных современности. Здесь Будда Шакьямуни обрёл мудрость позволившую ему всё это познать и реализовать на этой земле для того что бы дать шанс нам – людям, живущим сегодня, пойти по пути к повторению этого грандиозного подвига, что в действительности и является конечной целью нашего существования.

На берегах Ниранжаны

Учитель приехал из Астаны 21 октября днём и на следующий день мы отправились с ним в молитвенное шествие от Дерева Бодхи к месту проповеди Лотосовой Сутры – горе Гридхракуте (Горе Священного Орла).

Нас было 14 человек включая одного индийского ученика Сэнсэя – Камаля и двух индийских бханте-джи (тхераваденских монахов). Среди нас были представители Японии, Индии, Украины, Китая, Казахстана, России (Тува и Горный Алтай) и Молдовы.

Идя по стопам Будды с молитвой, в первый день мы дошли до деревни Суджаты – девушки, сделавшей подношение Шакьямуни молочным рисом, в момент, когда он понял, что бесконечное умерщвление плоти подобно перетягиванию струны, что приводит к тому, что струна просто лопается. Ему нужно было принять пищу, что бы подкрепить совершенно ослабевшее тело, прежде чем сесть под Дерево Бодхи. Именно Суджата из этой деревни удостоилась чести сделать Сиддхартхе подношение пищей в этот столь важный момент и благодаря её подношению он смог победить мару и обрести просветление под Деревом Бодхи.

В этой деревне была обнаружена огромная Ступа построенная царём Ашокой. Когда мы были здесь в 1998 году во время Широкого Марша Мира по Евразии эта Ступа ещё не была раскопана и мы тогда проводили церемонию на вершине холма, который и оказался этой Ступой. В этом селе нас встречал ученик Сэнсэя с друзьями. Нас разместили в доме учителя местной школы. Мы сразу же провели церемонию перед Ступой Ашки.

Вечером провели церемонию на берегу Ниранджаны – реки которая имеет связь с периодом жизни Будды перед его просветлением. После того как Сиддхартха принял решение прекратить умерщвление плоти он прежде всего отправился к Ниранджане что бы омыть свое тело чего он не делал уже много лет с момента как начал практиковать аскезу. Но когда он выходил из реки пошёл ливень и вода стала внезапно очень быстро пребывать. Из-за слабости, ставшей следствием аскезы, Сиддхартха не мог подняться на крутой скользкий берег и начал тонуть в быстром потоке реки. Тут свершилось чудо – ветка дерева, растущего на берегу, наклонилась прямо к лицу Шакьямуни, он ухватился за неё и благодаря ей смог выбраться на берег, избежав таким волшебным образом гибели.

Затем он вернулся к Ниранджане для того чтобы вкусить молочный рис который ему поднесла Суджата. Закончив трапезу Сиддхартха задумался о том как ему поступить с золотой чашей, в которой ему был поднесён молочный рис. Шраману – духовному страннику, не подобает иметь такую дорогую вещь. Суджата, ни смотря на его увещевания, настояла на том, что бы он принял её подношение вместе с этой чашей. Интуитивно Сиддхартха опустил пустую драгоценную чашу на воду реки и подтолкнул её, загадав что если она поплывёт против течения, он в скором времени достигнет Пробуждения – станет Буддой. Именно так и произошло! Чаша вопреки всем физическим законам поплыла в сторону истока Ниранджаны. Сердце Сиддхартхи возликовало – он широко открытыми глазами смотрел на золотую чашу всё дальше уплывающую против течения. Когда она уплыла достаточно далеко воды реки поглотили её и спустя какое то время Сиддхартха услышал громкий звонкий удар – звук столкновения чаши Шакьямуни с золотыми чашами пяти будд прошлого нашей кальпы (временного цикла), лежащими на дне Ниранджаны.

Перед сном мы навестили дом ученика Сэнсэя, на крыше которого под звёздным куполом нас угостили молочным чаем, в то врем как учитель разговаривал со своим учеником мы игрались с маленьким сыном ученика. Незаметно летит время. Когда мы были в этой деревне в 1998 году ученик Сэнсэя сам ещё был ребёнком, а теперь он молодой отец семейства.

По стопам Будды
На следующее утро мы в тумане почтили ступу Ашоки и, позавтракав, по зелёным рисовым полям с молитвой направились к горе на которой перед обретением Просветления Сиддхартха предавал себя жесточайшей аскезе. По пути мы в брод пресекли два рукава священной Нираджаны, отдохнули в прелестном манговом саду и пообедали в придорожном селе, жители которого приготовили нам скромную пищу после принятия которой сэнсэй собрал, глазевших на нас детишек – человек 20 и произнёс для них проповедь, научив их тому как произносить «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!». Под звуки молитвенного барабана.

Перед закатом мы поднялись к пещере, в которой Сиддхартха несколько лет умерщвлял свою плоть. Тут мы провели церемонию и проводили закат. Ночевали мы в классах школы расположенной у подножья горы, на которой Шакьямуни предавался аскезе. Эта большая школа построена для индийских детей корейскими буддистами. Здесь же мы ночевали и в 1998 году, но тогда она была ещё небольшой. На следующее утро мы провели церемонию в красиво расписанном храме при школе и снова с молитвой отправились в путь.

С самого начала и до конца нашего странствия мы всю дорогу шли, ударяя в барабаны Дхармы и произнося молитву «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!».

Утром остановились в каком то селе для отдыха в тени большого дерева. Потом через поля срезали дорогу и таким образом вышли на новое место – деревню под горой, на которой Сиддхартха практиковал пред обретением просветления. Тут нас очень радушно приняли местные жители, показав осколки каменных скульптурных ансамблей и большое дерево с несколькими сросшимися стволами близ индуистского храма. Ближе к вечеру мы зашли в довольно большую школу, в которой учителя собрали всех учеников (человек 200) для того чтобы они послушали проповедь Сэнсэя, которую он произнёс очень вдохновлено. Здесь же нам подсказали, где мы можем остановиться на ночлег. Перед закатом мы свернули в село находящееся недалеко от дороги. Тут мы расположились под большим деревом около индуистского храма, на веранде которого мы и заночевали, предварительно приготовив ужин. Местные жители были к нам очень добры.

На следующий день мы до вечера шли по шумной трассе и не было ничего примечательного за исключением момента когда нас догнали на мотоцикле два индийских юноши и с радостными улыбкам и подарили каждом из нас по цветку, только что сорванного розового лотоса. Ночевали мы в селе Будда-гере где над нами взял шефство отец ученика Сэнсэя, который уехал куда-то на заработки. Здесь было довольно грязно, чего нельзя было сказать о всех предыдущих посёлках, в которых мы побывали. Похоже здесь сказывается то что Будда-гере расположен прямо на трассе и здесь у людей уже нарушена связь с природой. Ночевали мы в классе школы – по нашим меркам годным только для хозяйственного помещения, что здесь в порядке вещей – люди живут здесь очень скромно, да и занятия в школе происходят обычно под открытым небом. Вечером под деревом у индуистского храма мы провели церемонию при некотором скоплении народа. Утром мы здесь же встретили рассвет и пошли дальше.

Дивали на святых мистах

В этот день мы вновь вернулись на просёлочную дорогу и заночевали в самом запоминающимся на Будда-марге (Дороге Будды) селе под названием Кулькихар. Тут нас принимали в большом индуистском храме построенном на бугре являющемся ступой Ашоки – в древности здесь был крупный буддистский центр и скульптуры найденные здесь хранятся не только в самых знаменитых музеях Индии но и всего мира. Мы проводили солнце церемонией на крыше храма и затем отправились в находящийся поблизости дом большой брахманской семьи, где нас устроили праздничный ужин в честь Дивали – индийского нового года, отмечаемого в октябрьское новолуние.

Этот праздник берёт своё начало с торжеств посвящённых возвращению Будды Шакьямуни с Трайястримши – небесной сферы 33-х небес, куда он отправлялся для того чтобы проповедовать Дхарму своей матери Маха Майя Деви (Великой Сон Деве – её так звали потому что её красота казалась нереальной), которая покинула это мир от чрезмерного счастья через семь дней после рождения Сиддхартхи. Об этом сейчас в Индии никто не помнит и Дивали в сознании индийцев является праздником схождения небожителей на землю, которых приветствуют множеством огней, фейерверков и разрывов петард. Города в эту ночь становятся похожи на светящиеся призрачные крепости, погруженные в сказочную битву, грохот от которой не даёт уснуть до самого утра. В Кулькихаре ночь Дивали прошла очень мирно – всё ограничилось несколькими взрывами маленьких петард, которые осуществили ребятишки, не смотря на запреты взрослых. Перед сном нас навестили человек 20 местных достойных мужей для того чтобы послушать проповедь Сэнсэя в эту индийскую новогоднюю ночь. Спали мы вновь на веранде храма.

Утром следующего дня местный молодой священник показал нашему Учителю свою маленькую дочь. Когда мы были здесь в 1998 году сам этот священник был немногим больше этой очаровательной малышки, которую Сэнсэй с радостью благословил. Перед выходом мы навестили с молитвой индуистский храм, в котором собрано множество уникальных больших буддистских статуй найденных в этом селе. Наши звуки барабанов собрали большое количество детворы и взрослых, которые с интересом наблюдали за всем происходящим. Вообще этот день был богат на встречи. Хоть с 1998 года внешне тут кое-что изменилось – дорогу заасфальтировали и провели электричество – люди остались, так же радушны и гостеприимны.

С Кулькихара мы пошли на перерез через поля и в следующем селе нас пригласили на чай во время принятия которого, нас окружили все жители деревни от мала до велика и Сэнсэй их с радостью учил произнесению «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!» и произнёс для них проповедь. Все были в величайшем восторге и проводили нас до самого края села. Затем в обед мы зашли в ещё одну деревню, где перекусили фруктами и сушёным рисом – чулой с молоком. Здесь нас вновь окружили все жители села и, пред тем как уходить, Учитель вновь оказал им дар проповеди и научил молитве. Индийцы почувствовали великую радость и в полном составе снова проводили нас до дороги. Здесь мы распрощались с жителями деревни и пошли дальше, а они ещё долго смотрели нам в след.

Ближе к вечеру мы пришли в Тапован. В этом селе есть уникальный священный горячий источник, в котором купался Будда со свое сангхой и благодаря которому, преподобный Нитидацу Фудзии излечился от неизлечимого тяжёлого кожного недуга. Здесь произошли значительные изменения и не в лучшую сторону. В индуистском храме в котом мы остановились не было приветливых брахманов, которые радушно нас встретили в 1998 году. Дерево, под которым жил Фудзи-гурудзи зачем то спилили. Сквозь гору проделали дорогу, которая нарушила естественный ландшафт этого красивого места. Зато сам источник по-прежнему дарует исцеление всем страждущим, купающимся в его очень горячей воде. Так же там сохранился камень на котором, как говорят, отпечаталась стопа Будды.

На закате пройдя невысокий перевал мы подошли к Джитияну где провели церемонии в беседке построенной для найденной тут очень красивой статуи бодхисатвы Держащего лотос, которую прямо во время церемонии помыл молодой бхантеджи, шедший с нами. Здесь тоже были знаки запустения. Большой пруд, который в 1998 году был полон больших розовых лотосов, теперь стоял бесплоден и мелкок. Ночевали мы на веранде школы и до поздней ночи слышали как рядом с танцами, музыкой и песнями отмечали Девали.

Раджагриха – серце Единой Индии

На следующее утро мы вступили в особую зону нашего путешествия. Нам предстояло пройти через джунгли раскинувшиеся на останках Раджагрихи – города Царской обители. Здесь две с половиной тысячи лет назад правил царь Бимбисара, который заметил Сидхартху ещё когда он шёл через этот город на пути к просветлению и попросил его разделить с ним царский престол, когда же Шакьямуни любезно отказался от такой чести, Бимбисара попросил Сиддхартху вернуться после того, как он обретёт Пробуждение и открыть ему Высшую Истину. Что Будда и сделал. Бимбисара встретил его с учениками с величайшим почётом и в дальнейшем активно поддерживал сангху. Однако позднее его уморил голодом в темнице собственный сын Аджаташастру. Он сделал это по наущению Девадаты – двоюродного брата Шакьямуни, являвшегося злейшим ненавистником Будды . По приданию за свои тяжелейшие проступки он ещё при жизни был поглощён землёй. Аджаташастру всё таки раскаялся во всех своих преступлениях и успел попросить прощения у Будды перед его Великой Паринирваной. Аджаташастру построил рядом новую Раджагриху, а потом и вовсе перенёс столицу царства Магадха на берег Ганга, где построил большой город Паталипутру – современная Патна. Отсюда потомки Аджаташастру начали завоевание всей Индии и здесь же был трон Ашоки, заложившего основы единства всей Индии. Таким образом, джунгли, по которым мы шли последний день нашего странствия, можно назвать тайной сердцевиной всей индийской нации. Это удивительное место, окружённое заросшими джунглями горами зелёно-феолетового оттенка.

Учитель с вершины на которой находилась в древности ступа показал нам гору, в которой таится гигантская пещера, по преданию сотворённая Индрой – царём небожителей неба Трайястримши, для того что бы Будда и его сангха смогли укрыться в ней от непогоды во время сезона дождей. Сам Индра вместе с Брахмой и множеством небожителей прилетали в эту пещеру послушать проповеди Будды. Бимбисара построил дорогу, которая заканчивалась ступеньками, подходившими прямо к входу в эту пещеру, и вместе со всем двором приходил внимать чудесному голосу Татхагаты, пока он пребывал там с не одной сотней своих учеников. Эта пещера находится не очень далеко от Джитияна, бывшего в древности крупным буддистским центром, но у нас не было времени для того чтобы навестить это священное место. Очень странно, что эти места совершенно не заселены и что археологи до сих пор ещё не начали здесь крупномасштабных раскопок.

Ближе к вечеру мы стали выходить из этой зачарованной зоны. Нашему взору начали открываться немногие раскопанные древности. Тут мы распрощались с двумя жителями Джитияна сопровождавшими нас всю дорогу, они помнили нас ещё с 1998 года. Правда тогда по этой дороге прошли только трое из нашей нынешней группы: Сэнсэй, Сергей Филоненко и я. На выходе из джунглей нас встретил ученик Сэнсэя по имени Аджай. Он живёт в Раджгире и занимается здесь туристическим бизнесом. В 1998 году он был мальчиком. Аджай приехал на мотоцикле и привёз нам воду с медовыми слоёными пирожными, производимыми только в одном месте Индии – селе расположенном не далеко от Раджгира. Когда мы отдыхали и перекусывали нас навестила стая крупных макак. Их вожак готов был выхватить пирожные чуть ли не из наших рук. Нам пришлось периодически отпугивать этих беспардонных приматов.

На закате мы с практикой поднялись на самую высокую вершину Гритхракуты – горы Священного Орла. Здесь находится древняя ступа Ашоки, подобная разграбленному кургану. Вообще древние ступы неотличимы от курганов. Тут мы провели церемонию, созерцая закат солнца с видом на расположенные на соседней горе храм и ступу ордена Ниппондзан Мёходзи и среднюю вершину Гритхракуты на которой Будда проповедовал Лотосовую Сутру и множество других важных учений. Спускались мы уже в темноте с переполненными счастьем сердцами. В Раджгир, находящийся на месте новой Раджагрихи, мы доехали на двух повозках в каждую из которых был запряжена лошадка похожая на пони. На ночлег остановились в новом доме Аджая и перед сном успели сходить для водных процедур в храм при горячем источнике, в котором купался ещё Будда со своими учениками. Возвращаясь мы любовались огоньками светлячков вспыхивающих то там, то здесь в своём радостном танце под аккомпанемент звенящей музыки цикад.

Гридхракута – место вечного Будды

Рассвет следующего дня 29 октября мы поехали встречать на Гридхракуту на таких же повозках запряженных пони – тонгах. В этот раз мы не стали подыматься на самый верх, а провели церемонию на её середине именно там где Будда сидел и проповедовал Лотосовую Сутру, в которой он сказал: «Я вечно пребываю на горе Священного Орла». На этом месте он поведал о своей вечной жизни и о том, что все, все и даже злодеи станут Буддами, тут он завещал широко распространять Лотосовую Сутру в это время ради спасения всего мира. Нет более святого места на Земле, для тех, кто практикует Лотосовую Сутру. Именно встреча рассвета на месте где Будда проповедовал эту Сутру стало завершением нашего паломничества по стопам Шакьямуни.

Сейчас Раджгир – крупный туристический центр. Эту гору и ступу с храмом построенные Фудзи-гурудзи в 50-х годах прошлого века ежедневно посещают тысячи людей. И что интересно среди посетителей львиную долю составляют индийцы. Когда Фудзи-гурудзи приехал в 1931 году в Индию для осуществлении предсказаний о возвращении Дхармы Будда из Японии в Индию он сразу же отправился в паломничество по святым местам связанным с жизнью Будды. Везде его встречало забвение и запустение. С X века, когда к власти в Индии пришли фанатичные индуисты, из исторической памяти индийцев вытравливалось всё, что было связано с Буддой. Но это было большой ошибкой, потому что таким образом Индия предала своего Пророка и отвергла Вселенский Дух питающий её. Таким образом, начался упадок индийской цивилизации. И только Махатма Ганди смог возродить Индию, так как стал новым Пророком Великого Вселенского духа. Он принял от Фудзи-гурудзи барабан Дхармы и молитву «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!», которую хранил до последнего своего вздоха, как залог осуществления предсказания о возвращении Дхармы Будды в Индию. Ганди поверил в важность этого предсказания и в миссию Фудзи-гурудзи осуществить это пророчество.

После ухода Ганди его последователь – первый премьер-министр Индии Джавахар-лал Неру принял буддистские символы в качестве национальных герба и эмблемы флага Индии, провозгласив государственную программу возрождения буддизма. Фудзи-гуудзи был приглашён в президиум комитета по осуществлению этой программы и ему было поручено возрождение Раджгира, что он с успехом и осуществил. Гридхраута и дорога к ней были очищены от джунглей, в которых обитали тигры. Место, где любил жить Будда и где он проповедовал множество важных учений, было облагорожено и рядом была воздвигнута величественная Ступа мира во всём мире – Священный Курган Мира Будды Шакьямуни. С тех пор здесь побывали сотни миллионов индийцев и поток их, устремлённый к Гридхракуте, не ослабевает до сих пор. Не стало ли это, знаком исполнения миссии преподобного Нитидацу Фудзии, по исполнении пророчества из XVI главы из Лотосовой Сутры о возвращении Отца к своим отравленным детям, после того как они приняли лекарство оставленное им ранее Отцом – которое они не хотели принимать пока Отец не прибег к уловке, заставив их поверить в то, что он умер и что ничто кроме этого лекарства не спасёт их, гибнущих от яда.

Рассвет на горе Священного Орла как всегда был незабываем. Просто нет слов, чтобы описать чувства испытанные нами в момент когда солнце встало над обителью Вечного Будды. Закончив церемонию, мы поднялись к Ступе. Обошли её трижды по часовой стрелке с молитвой и поклонами. Затем мы почтили чаатью с прахом преподобного Нитидацу Фудзии и зашли в храм. Здесь в величественной алтарной мы провели небольшую практику, после чего были приглашены управляющим храма (индийским упасакой) выпить чай в изысканной столовой.

Затем мы спустись на тонгах в Раджгир к другому храму построенному Фудзи-гурудзи. Он называется Новая Венуван Вихара – Новый Храм Бамбуковая Роща. Венуван вихара – это название первого монастыря Будды. Он так назвался, потому что был расположен в Бамбуковой Роще, подаренной буде царём Бимбисарой. Именно рядом с тем местом где была эта роща и находится Новая Венуван Вихара. Мы провели церемонию в этом гигантском храме, его алтарная одна из самых больших в мире. Он действительно достоин того чтобы стать центром бодхисатв Лотосовой Сутры в Индии. Для этой цели его строил Фудзи-гурудзи и мы молимся за то чтобы его желание осуществилось.

От Варанаси до Манали
Затем, пообедав, мы вернулись в дом Аджая откуда на двух джипах мы выехали в Патну и оттуда на следующий день поездом в Варанаси – древний центр индийской Цивилизации. Здесь мы прожили около 3 дней. Каждый день утром и вечером проводили церемонии на крыше гостиницы где проживали, сами готовили пищу, гуляли по этому туристическому центру, одним вечером учитель сводил нас на красивую набережную Ганга, так же мы ездили в пригород на встреч с учеником Сэнсэя и главное – побывали в Сарнатхе – там где в оленем саду Будда произнёс свою первую проповедь для 5 аскетов, покинувших его после того как он отверг путь умерщвления плоти. Аскеты вначале даже не хотели подать виду, что они его знают, но, увидев его облик и услышав его слова, раскаялись в своей ошибке и вновь почтили его как своего Просветлённого Учителя. В Сарнатхе мы посетили несколько храмов и провели церемонию перед древней Ступой, построенной на месте первой проповеди Будды.

Затем мы вернулись в Дели оттуда поехали в Сону. Мы пробыли там несколько дней и поехали в Манали, где остановились в курортном местечке Вашисте, расположенном в живописной Гималайской долине. Здесь мы провели довольно продолжительное время, готовясь к представлению которое мы решили показать на приближающемся Всемирном Буддистском Соборе в Дели, посвящённом 2600-летию Просветления Будды Шакьямуни.

Утром и вечером проводили церемонии, наслаждаясь видами заснеженных гималайских вершин и завораживающей игрой облаков и солнечного света. Ну и конечно не забывали 2 раза в день посещать горячий источник при храме, купание в котором одаривало нас энергией и теплом, так нужным, в это, уже прохладное после заката солнца, время года. Пока мы были в Вашисте к нам присоединилось ещё несколько человек и в том числе ближайший ученик Сэнсэя – Сергей Коростелёв.

Живая Мандала Бодхисаттв

В 20-х числах октября мы вернулись в Дели, где поселились в нескольких гостевых домах, расположенных в Тибетской Колонии – территории отданной под лагерь тибетских беженцев, превратившуюся в тибетский квартал со специфическими правилами проживания. Здесь мы проводили церемонии на крыше одного из гостевых домов, принимали и располагали пребывающих друзей приглашённых для участия в ВБС (Всемирный Буддистский Собор) и преступили к прямым приготовлениям по подготовке нашего представления.

На меня была возложена ответственность за подборку фотографий для слайд-шоу, но главным было подобрать музыку, скомпоновать её и наложить на неё текс который предстояло ещё записать. Сайд-шоу превратилось в очень кропотливую и нудную работу по причине непонятливости индийского видеоинженера, которому была поручена эта работа. А вот со звуком Сэнсэю удалось всё сделать в одну ночь. Если конечно не считать, что текст он писал около недели пока мы были в Вашисте. Звуковое сопровождение было подготовлено так, что лучшего и желать было нельзя. И это всё благодаря наитию и компетентности Учителя – он ведь в юности серьёзно изучал музыку и даже хотел стать пианистом. Так же сказалось то, что чтецы были восприимчивы к его объяснениям и прочувствовали текст.

До начала ВБС оставалось 2 дня. Сэнсэй уже заключил контракт с двумя фирмами – ода отвечала за сцену, а вторая за всё необходимое для представление: подготовка звука и слайд-шоу, тренировка участников представления. Эти два дня как раз и ушли на тренировку участников представления, которая проходила перед Ступой нашего ордена в Индра Праштра Парке, под руководством менеджера фирмы и предоставленного им хореографа. Однако главную роль здесь вновь сыграл Учитель. Главными действующими лицами представления были его индийские ученики, которых ему в начале нужно было всех собрать и в дальнейшем он продумал линию поведения каждого из них на сцене и полностью разъяснил им смысл текста из звукового сопровождения читаемого на английском, который большинство индийцев понимало не настолько хорошо, чтобы прочувствовать суть этого текста, в котором каждая фраза наполнена глубоким смыслом.

25 ноября мы въехали в отель «Лалит», где как гостей ВБС нас бесплатно разместили в шикарных номерах. Всего на эту конференцию съехалось около 800 делегатов со всего мира. От нас было человек 50 в основном из стран СНГ и Китая, а так же Учитель из Японии, по одному делегату из прибалтийских стран, да плюс человек 30 индийцев с братом Дхармасангхи и ещё одним парнем из Непала, которые не были официальными гостями конференции и жили в дешевой гостинице за счёт Сэнсэя. Участники конференции жили в нескольких роскошных отелях, в которых и проходили секционные заседания, а отрывающая и заключительная пленарные сессии проходили в отеле «Ашока». Также было два выездных мероприятия: молитва на месте убийства Махатмы Ганди и посадка саженца от дерева Бодхи под которым Будда обрёл просветление.

Уровень конференции был очень высоким. Впервые такое буддистское собрание проходило в Индии и в нём должны были принять участие даже президент и премьер-министр Индии, но они не приехали из-за давления Китая, требовавшего даже отменить эту конференции, из-за того что в ней участвовал Далай-лама. На ВБС приехали высшие буддистские иерархи со всего мира кроме Китая. Не было делегации и из Бурятии, хотя Хамбо-ламы Калмыкии и Тувы приехали. Много интересного было на этой конференции, но остановлюсь я лишь на одном событии – самом главном для нас.

Вечером 28 октября в парке организации Ашока Мишен (именно её глава лама Лобзан, был главным организатором ВБС) во время званого веера для всех гостей конференции мы осуществили наше представление: «Живая Мандала 10 бодхисаттв Лотосовй Сутры или Космические Предсказания Новой Эры Глобального Пробуждения».

Это было незабываемое зрелище. Оно проходило на настоящей сцене, установленной специально для этого в парке. Звук транслировался через мощнейшие колонки, с обоих сторон от сцены было два больших экрана, освящение было профессиональным и всё это на фоне изображения эскиза Ступы – Священного Кургана Мира, который мы планируем начать строить в этом году в Украине.

В первом действии, в начале, под музыку Баха и текст объясняющий взаимосвязь Учения Будды с Центральной Азией, где зародилась идея идеала бодхисатвы в героическом наследии древних кочевников Евразии и то, что Шакьямуни означает Сакский Святой, вышли участники в костюмах, отражающих культуру и традиции кочевников Центральной Азии, здесь главным образом были представлены наши друзья из Алтая и Кыргыстана (кстати, с этих мест, как и из Казахстана и Чечни, в таких конференциях прежде ещё никто не участвовал). Далее зазвучала живая музыка: Ирина Кензина с Горного Алтая исполнила кай – горловое пение, аккомпанируя себе на топшуре – струнный инструмент подобный домбре и Гульзада Рыскулова из Кыргызстана спела акапело отрывок из Ошсой Молитвы. В это время все участники прошли торжественным дефиле в полумраке с горящими светильниками в руках.

С начало и до конца этого акта по двум экраном шло слайд-шоу с подборкой фотографий, показывающих грандиозную природу Алтая, Тянь-Шаня и Памира, а так же сакские курганы и поразительные изделия звериного стиля.

Во втором акте, прежде чем уйти, участники первой части с поклоном поставили по светильнику перед сидящими на заднем плане 10 бодхисаттвами Лотосовой Сутры. Голос за сценой, под замечательно подобранную музыку. начал рассказывать об этих бодхисатвах и они сменяя друг друга сыграли каждый свою роль в своеобразном романтически –драматичном ключе используя пластику мудр, поз и танца. Все они были одеты в специальные костюмы, повторяющие наряды бодхисаттв. запечатленные в скульптурах и картинах древнего искусства Гадхары, Восточного Туркестана и Дальнего Востока. Вот имена 10 бодхасаттв Лтотосовой Сутры, которые словно вселились в учеников Сэнсэя, игравших их роль на сцене: Манджушри, Царь Врачевания, Внимающий Звукам Мира – Авалокетешвара, Чудесный Звук, Всеобъемлющая Мудрость – Самантабхадра, Майтрея; и 4 бодхисаттвы – вожди бесчисленных бодхисатв Выступивших из-под Земли которым Будда завещал широко распространять Лотосовую Сутру в наше время ради спасения и освобождения мира: Высшие Деяния, Безмерные Деяния, Чистые Деяния, Умиротворяющие Деяния. Всё время второго действия на экранах показывали крупным планом учеников Сэнсэя, играющих этих бодхисаттв.

В третьем действии голос за сценой, под музыку Альбини, рассказывал о истории распространения Дхармы из Индии в Японию, через Центральную Азию и Китай; а так же о миссии преподобного Нитидацу Фудзи по выполнению предсказания Будды и Маха-бодхисаттвы Нитирэна о возвращении Лотосовой Сутры из Японии в Индию ради спасания всего мира и о том, как благодаря Махатме Ганди это стало реальностью. В это время на экранах шло слайд-шоу с подборкой фотографий прекрасных экспонатов буддистского искусства из Индии, Пакистана, Афганистана, Восточного Туркестана, Китая и Японии, а так же древних Ступ так похожих на Курганы. Затем пошли фотографии Махатмы Ганди и Фудзи-гурудзи, а так же ступ, построенных им в Индии. На сцене в это время должен был показывать Тай-цзи китайский ученик Сэнсэя Байта, но он не смог приехать и поэтому сцена была пустой.

В третьем акте под электронную музыку барабанных звуков в ритме молитвы «Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!» Выходили ученики Сэнсэя из разных стран в костюмах современных бохисаттв, ударяя в барабаны и произнося эту молитву своим голосом. На экранах шли впечатляющие фотографии, отображающие миротворческую деятельность Учителя в Западной Европе, Чечне, Кавказе, Ближнем Востоке, Корейском полуострове, Китае, Тибете, Ираке, Центральной Азии, Пакистане, Индии.

В последнем акте на сцену вышли все участники представления. Голос за сценой, под умиротворяющую музыку современного китайского композитора, зачитывал «Воззвание из Лумбини – время действовать всем как один ради спасения мира», составленное Учителем по итогам нашего майского паломничества в Непал – Тибет – Китай, когда мы в майское полнолуние 2011 года участвовали в празднованиях Весака – деня Явления, Пробуждения и Паринирвны Шакьямуни – в Лумбини на родине Будды и затем присутствовали на церемонии окончания 6-летнего цикла непрерывной медитации без пищи и воды 21-летнего Непальского бодхисатвы Дхармасангхи. В это время на экранах шло слайд-шоу фотографий об этих памятных событиях, знаменовавших начало новой эры глобального пробуждения. В целом преставление прошло хорошо и всем понравилось.

Финальные акорды Индийской Симфонии

По завершении ВБС, организаторы конференции устроили тур в Буддха-Гаю – Раджгир и Варанаси. Мы в него отправились для того чтобы опекать тех наших друзей, кто в этих местах ранее ещё не был. Учитель же остался в Дели. По завершении тура мы к нему присоединились в Тибетской Колонии и пришло время расставаться с многими нашими друзьями возвращавшимися домой.

Сэнсэй устроил прощальный ужин в ресторане гостевого дома, одновременно ставший празднованием дня рождения нашего чеченского друга Рустама. Вечер прошёл очень весело под поздравительные речи и танцы (особенно хорошо танцевала уйгурка Мариам из Китая – род её был правящим в Куче т.е. она потомок великого переводчика Кумарадживы) с песнями и музыкой в исполнении Ирины и Гульзады. 7 декабря, оставшиеся в Дели, выехали автобусом в Гималаи в местечко Равалсар, где находится пещера Падмасанхавы. Здесь мы хотели провести ежегодную 7-дневную практику с сухим голоданием и непрестанной молитвой, но нашли, что это место для этого не подходит. Поэтому, пробыв там один день, мы поехали в штат Пенджаб в город Лудиану, где нас гостеприимно приняли в большом новом храме со всеми необходимыми условиями для нашей самой важной ежегодной практики самосовершенствования, подводящей итог всему проходящему году и закладывающей фундамент на весь будущий год. Этот храм называется Тксила вихара, что само по себе очень символично ведь Таксила была столицей мудрости всей Индоарийской цивилизации и Кушанского Царства. А построен был этот храм благодаря поддержке неприкасаемых, ставших нео-буддистами и уехавших на заработки в Англию, где с многими из них наш учитель познакомился и подружился когда практиковал в Англии. В практике участвовали около 20 человек из Японии, Украины, России, Алтая, Тувы, Китая, Синьзянь-Уйгурии, Казахстана, Индии, Молдовы.

Практика под руководством Учителя прошла замечательно. Затем мы снова на двух микроавтобусах поехали в Дели, посетив по пути три интересных места: деревню где была найдена знаменитая колонна Ашоки из металла неизвестного современной науке, где нас очень радушно встретили, Сангхол, где мы посетили музей и раскопки с остатками фундамента буддистских ступы и храма и наконец Сугх, где нас тоже очень радушно приняли и мы там почтили прекрасно сохранившуюся ступу Ашоки, недавно раскопанную и которую мы навещали, когда она была ещё покрыта землёй в 1998 году. В Дели мы прежде всего поехали к Шанти Ступе где простились с монахиней Кацу-адзюсан, являющейся старейшей последовательницей Нитидацу Фудзи и преданной соратницей нашего Учителя, и с монахом, практикующим вместе с ней. Затем мы вернулись в Тибетскую Колонию и 18 декабря устроили ещё один прекрасный прощальный вечер, совпавший в этот раз с днём рождения самого активного индийского ученика Сэнсэя в Индии Рогхита. На следующий день все разъехались по родным местам и каждый увозил в своём сердце чистоту, восторг и тепло которые подарила нам практика вместе с Учителем в Индии в это очень важное переломное время.

Зимняя в Цетральной Азии и Москве

По приезду я находился в Алматы и поехал встречать Новый Год в Бишкек на наше Тянь-Шаньское Место Пути. Это важное событие мы встретили с друзьями надлежащим образом с ночным костром и 108 ударами в колокол, и конечно встретили рассвет 1 января 2012 года, который был абсолютно чист и ослепителен. Затем я поехал в Усть-Каменогорск и с друзьями провёл 3-дневную практику в Зимовье. Затем провёл цикл уличных практик в Усть-Каменогорске, Астане, Караганде и Алматы. 30 января мы отметили день Памяти Махатмы Ганди: днём почтили его памятник, а вечером провели встречу на которой выступили представители всех основных религий. Этот день так же отметили и в Бишкеке. Там это стало уже традицией как и празднование Дня рождения Махатмы Ганди 2 октября.

1 февраля я вылетел в Москву так как произошло эпохальное для нас событие – Учителю спустя 12 лет открыли въезд в Россию. Он всё это время был не въездной, так как власти России очень ревниво восприняли его справедливую критику военных преступлений российской армии против мирного населения Чечни. Но вот по электронному запросу нашего друга с Алтая Ильи, оправленном на сайт Президента Медведева, запрет на въезд в Россию для нашего Учителя был отменён. И, наконец, Учитель вновь приехал в Москву. Здесь его встречали с безграничной радостью наши друзья. С Украины приехали монахи: Сергей Филоненко и Сергей Жданкин, а с Алтая сам «главный виновник торжества» Илья, а затем ещё Ирина и Аржана. Их вместе с Учителем разместили в гостинице «Алтай», а я остановился у своей сестры Нади. Каждый день я ездил к Учителю. Исключая время, когда он с ребятами съездил в Санкт-Петербург. В Москве прошли встречи Учителя со старыми и новыми друзьями, а так же он выступил в Музее Сахарова, во Вьетнамской Буддистской Общине «Соломенная Хижина», в Институте Конфуция и в Институте Востоковедения, где его радушно принимал сам Рыбаков. В Питере Сэнсэй посетил Дацан, встретился с местными буддистами и выступил перед студентами в Полярной Академии. Так же мы практиковали на массовом шествии и митинге «За Честные Выборы» на Болотной площади.

Я задержался в Москве после отъезда Учителя в Индию, где он приступил к подготовке нового представление Живой Мандалы на праздновании Тибетского Нового Года в Дели перед Священной Ступой, которое прошло с большим успехом. Я же попрактиковал с друзьями в Москве (в то числе вокруг Кремля), посетил музеи Толстого и Рериха, почтил статую Будды перед Шри-Ланкийским посольством, побывал на скифском круге и пообщался с родственниками (кроме Нади в Москве живёт ещё одна моя сестра Тома с мужем и двумя уже большими детьми, а так же двоюродный племянник). Я очень благодарен моей сестре Наде за тёплую заботу. В Москве меня приятно удивило то, что можно очень легко зарегистрироваться, милиция никого не трогает, везде много выходцев из Азии и Кавказа. 12 лет всё было не так.

Весна 2012 – всё к лучшему

В начале марта я поехал в Энгельс – город спутник Саратова. Здесь я остановился у двоюродной сестры Любы и навестил двоюродную сестру Татьяну с её семьёй. С ними я не виделся уже с 1992 года. Они были очень рады моему приезду и показали своё глубокое понимание моего духовного пути, за что я им безмерно благодарен. Пробыл я в Энгельсе около недели и каждый день водил на приём к Сергею Пахомову – мануальному массажисту от бога, Илью с Алтая. За время этого цикла процедур Сергей смог значительно улучшить ситуацию Ильи с сильным сколиозом. Так же мы повидались с нашим другом Женей – мы не виделись с ним с 2001 года.

Затем мы сделали короткую остановку у наших замечательных друзей в Уральске – у коллектива частной школы с философским уклоном. Потом, наконец, добрались до Алматы. Илья сразу поехал в Бишкек, а я немного побыл в Алматы, повидался с друзьями. Затем тоже выехал в Бишкек, где вместе с друзьями на нашем Тянь-Шаньском Месте Пути провёл 3-дневную практик с голоданием.

В первых числах Апреля мы с Ильёй выехали в Усть-Каменогорск и оттуда он сразу в Горный Алтай, а я благодаря помощи друга Кости в Новосибирск на самолёте. Сюда должен был прилететь Сэнсэй, чтобы направиться на Алтай. Но 11 апреля, пограничники его не пропустили, сказав, что запрет на его въезд вновь возобновлён сроком ещё на 5 лет. Мы конечно очень расстроились. Сэнсэй просидел в зоне для транзитных пассажиров до утра и полетел обратно в Китай. Я же с, приехавшими его встречать монахиней Ниной Николаевной и другом Аймергеном, на его машине, поехали в Горный Алтай. Под утро мы были в Шебалено. Целый день 12 апреля встречались с людьми, выражавшими своё негодование по поводу того что Учителя не пустили в Россию. Приехало человек 30 из разных мест Горного Алтая. Вечером мы провели церемонию и решили, что нет смысла горевать, всё что не делается – всё к лучшему. На следующий день я с несколькими друзьями выехал в Барнаул, где мы сели на поезд до Алматы и уже через пару дней были в Бишкеке. Затем на наше Тянь-Шаньское Место Пути подъехала ещё одна группа из Горного Алтая.

20-тых числах апреля, наконец, приехал в Бишкек и Учитель. Он задержался так, как решил поехать на крупную буддистскую конференцию в Гонконге, где смог практиковать во время показа величайших святых реликвий трёх шарир Будды Шакьямуни, несгоревших останков его пальца, зуба и ушниши – шишки на темени, особого знака великого человека. Ушнишу нашли близ Нанкина при раскопках древней ступы, когда все думали, что она была безвозвратно утеряна во времена арабских завоеваний в Афганистане.

В этот не долгий приезд Учитель пробыл почти всё время на Тянь-Шаньском Месте Пути. Для практики с Сэнсэем приехали, кроме большой группы с Алтая во главе с Ниной Николаевной, Алексей из Караганды и Феликс с Ольгой Ивановной из Москвы. К тому же ещё приезжали люди из Бишкека. Так что Учитель был почти постоянно занят. 6 мая мы провели на Тянь Шаньском Месте Пути праздничную церемонию посвящённую Полнолунию Весака – Дню Явления, Пробуждения и Паринирваны Будды Шакьямуни. Церемония прошла прямо в саду перед скромным импровизированным алтарём. Учитель произнёс глубокую проповедь. Собралось около 30 человек гостей и нас было человек 20. Певица Гульзада спела акапело свою прекрасную песню. Выступили Посол Индии, сын Чингиза Айтматова, гости из Англии, Горного Алтая, Чечни и Швейцарии. Потом все расположившись в беседке и на коврах, расстеленных на газоне, беседовали, пили чай и кушали плов. В общем праздник удался.

10 мая Учитель улетел для того чтобы участвовать в Молитве Альбигойцев за гармоничный переход Земли в новую космическую фазу – в Барселоне и в конференции по Кавказу – в Стамбуле. Я же с Алматинскими друзьями, при участии Феликса и Ольги Ивановны, принял участие в первом Фестивале Пробуждения посвящённом полнолунию Весака. 11 мая утром прошёл круглый стол «Центральная Азия и Буддистская Цивилизация» в гостинице «Астана», вечером в той же гостинице состоялся Праздничный Вечер с церемонией, межрелигиозной молитвой и концертными номерами, а на следующий день мы поехали к древним буддистским наскальным изображениям на реке Или, где тоже провели церемонию. В общей сложности в этих мероприятиях приняло участие человек 100. Всё это стало возможным благодаря моим друзьям: Косте, Нине, Маржане, Анжеле, Анне, Дмитрию и руководству гостиницы «Астана». Я от всего сердца благодарю их за поддержку и усилия, приложенные ими для осуществления это важного дела. Так же большое спасибо всем участникам конференции и вечерней праздничной программы.

Я задержался на какое то время в Алматы. Пеебрался с квартиры друга Назыма в его строящийся дом в Верхней Каменке на окраине Алматы. Здесь в комнате оборудованной под алтарную я практиковал и отдыхал, ходил встречать рассветы на гору с которой открывается замечательный вид на Тянь-шань и окрестности Алматы. Встретился с членами творческого объединения «Нео-Номад» и общественного объединения «Мир Великой Степи». Это стало возможным благодаря празднованию Весака в Алматы и я очень рад что познакомился с этими людьми – тэнгрианцами ищущими свои истоки в духовности древних кочевников Евразии. Так же мне довелось побывать на грандиозных сакских курганах Бес Шатыр – их несколько десятков и в диаметре они достигают 100 метров, и в красивом ущелье Тайгак – там есть много буддистских наскальных надписей джунгарского периода.

Лечение Учителя и моё возвращение на Алтай

Затем я вернулся в Бишкек, для того чтобы встретить Учителя. Он вернулся и собирался быстро уезжать в Таджикистан – Афганистан – Индию, но остался в связи с болезнями, вызванными истощением иммунной системы, ставшим следствием напряжённой деятельности без полноценного отдыха в течение нескольких последних лет. Я помогал ему ездить на приёмы для лечения и заботился о нём. Благодаря помощи наших друзей ему удалось полностью восстановить силы и поправится. Он лечился по методике био-резонансных магнитных волн, принимал уникальный настой из трав и кореньев, оборачивания в разогретую травяную массу и принимал ванны из полыни. Кроме лечения Сэнсэй успел поприсутсвовать в качестве посажённого отца на великолепном празднике обручения нашего алтайского друга Валеры с Бурул из Кыргызстана. Так же Учитель провёл несколько встреч с друзьями в Кыргызстане и как всегда внёс важный вклад в гармонизацию жизни на Тянь-Шаньском Месте Пути, где шёл ремонт соседнего домика (мы расширились) и разместилось на продолжительное проживание Илья с Алтая со своей Мамой и двое друзей из Китая. Уехал Сэнсэй 1 июля обновлённым и полным сил, направившись в Японию для участия в конференции по Афганистану и что бы проверить как идут работы по ремонту его родительского дома под Канадзавой, который он хочет превратить в Место Пути. Сейчас кстати Учитель уже в Индии.

Я же после Бишкека недолго побыл в Алматы и приехал в Усть-Каменогорск. Здесь меня радушно принял Костя и его семья. Я пока разместился в его большом и гостеприимном доме в Княжьих Горах – Нур Тау. Съездил в гости к своему старшему брату в Усть-Таловку (100 км. Севернее Уть-Каменогорска), где встретился с семьёй Сембаевых и с друзьями в Шемонаихе. Так же съездил в Риддер в гости к новому другу Игорю там повидался с многими новыми друзьями. Через 2 дня собираюсь с друзьями идти к священной горе Белухе, которую алтайцы называют не иначе как Уч Сумер – Три Сумеру. Вернёмся 7 августа. После этого и выйду на связь.

Всего вам самого доброго. Особенно тем, кто дочитал до конца.

Комментарии пользователей
  • […] уже пережил страсть к водке и стал нормальным, … Дмитрий Чуприна » От Алтая до Индии и обратно К брату я приезжал два раза и провёл у него довольно […]